Новая военная доктрина Украины. Реализуемость планов. YuraSumy

   Дата публикации: 21 января 2016, 15:53

 

В первой части описания новой военной доктрины Украины было рассказано об учтенном опыте боев кампании 2014 года и планах развертывания воинских частей новой киевской армии, которую предстоит построить максимум к 2020 году (доктрина прописана на пятилетку 2015-20 гг.). Во второй части мы сосредоточимся на детальном анализе ее возможностей и итогах 2015 года. А также рассмотрим возможные варианты применения новой армии для решения американских политических проблем в восточной Европе. С них, пожалуй, и начнем.

 

Новая военная доктрина Украины

 

По стопам Саакашвили. Тактическое построение и возможные варианты развития событий

 

Итак, в 2014 году ВСУ под действием обстоятельств опробовали на практике принцип «модульности» (описан в первой части). Оставшись недовольным результатом и фактически без армии Киев начал возрождать свою военную силу, отойдя от американской военной доктрины и вернувшись к бригадно-корпусной организации с постоянным составом войск.

 

Пока на Донбассе некоторые бригады в составах секторов воюют «не в своих» корпусах. Но это произошло по факту и в следствие перипетий войны. Благо хоть так смогли наладить централизованное управление и стабилизировать фронт.

 

Кстати, забегая немного вперед. Части ВСН и будущие российские армии (фактически корпуса) имеют очень схожее тактическое построение. Кто у кого «передрал» по сути неважно. Важно, что по итогам войны на Донбассе обоими штабами были сделаны одни и те же выводы.

 

Корпус ВСУ при развертывании должен прикрывать участок до 300-400 км. После мобилизации и переброски части корпусов с других участков на фронт ширина полосы может быть сокращена до 150-200 км.

 

Военная доктрина и вытекающее из нее расположение и численность войск всегда преследует некую цель. Так какую же цель может преследовать новая военная доктрина Украины в нынешних условиях?

 

Только войну с Россией. Именно об этом между строк в ней и написано. Украинские «патриоты» лелеют надежду, что создаваемая ими структура может противостоять Вооруженным Силам РФ сколь угодно короткое время, достаточное для вмешательства НАТО…

 

Что Киев может противопоставить в этом случае? Давайте проиграем возможные сценарии.

 

Как мы понимаем, в случае начала активных военных действий против России (мы сейчас опускаем кто и как их начнет) новая киевская армия должна будет удерживать фронт в Приднестровье, на Донбассе и на границе с Российской Федерацией. Для этого у нее будет пять армейских корпусов, из которых минимум два (шесть механизированных бригад, плюс две бригады ВДВ и две артиллерийские бригады) будут сосредоточены против армии ДНР и ЛНР.

 

Минимум, необходимый для успешного сдерживания атаки армии ВСН на протяжении хотя бы пары недель.

 

Минимум один корпус нужен будет для прикрытия юга Украины со стороны Приднестровья и Крыма. Остается два корпуса (один корпус ОК «Восток» и корпус ОК «Север»), которые базируются на северную часть Левобережья Украины и Киевскую с Житомирской области. Два корпуса (восемь бригад) плюс две танковые на 700 км фронта. Или 70 км на бригаду.

 

Сколько в этом случае продержатся войска киевского режима? Думаю, через неделю уже ни у кого никаких вопросов не останется. По расчетам НАТОвских генералов, в случае полномасштабной войны между Украиной и Россией время, необходимое для полной оккупации Украины, составит до двух недель. Армия НАТО вмешаться не успеет ввиду весьма вероятного удара со стороны Бреста на юг и перерезания всех коммуникаций Украины и Европы.

 

Примечательно, что НАТОвские генералы вообще не рассматривают вариант вмешательства, прикрываясь его невозможностью. Очень симптоматично.

 

Далее, как уже мы упоминали выше, полная оккупация Украины в течение двух недель (количество потерь ВСУ будет зависеть от того, как быстро ее разрозненные части пойдут на капитуляцию в виду невозможности вести военные действия против тотального превосходства России).

 

При этом уже через несколько месяцев из капитулировавших частей и частей ВСН будет создана новая армия Украины численностью 5-6 корпусов для подавления очагов партизанского сопротивления и контроля над страной.

 

Как мы понимаем, такой вариант развития событий — полномасштабная война Украины и России и ввязывания в нее стран НАТО — абсолютно нереалистичен, несмотря на всю популярность сейчас на Украине. И причина тут совсем иная: Россия нападать не будет. Потому как политическим руководством России на Украине идет борьба не за Украину, а за Европу.

 

Украина при любом варианте развития событий попадает в зону влияния России.

 

И любое открытое вмешательство России в дела Украины без санкции последней (а исключить такого варианта тоже нельзя), приведет к окончательному и долгому разрыву единой Евразии примерно по «линии Керзона».

 

А значит, для Вашингтона надо создать ситуацию, которая вынудила бы Россию совершить самоубийственное с политической точки зрения «вторжение». Именно для этого… Нет, даже не так. Только для этого и создается новая украинская армия. Армия одного удара. И этот удар должен быть произведен по Донбассу. Но не сегодня и не завтра.

 

Собственно, для этого Вашингтону и Украине нужна передышка в три-пять лет.

 

Даже «вторжение» первого звена российских ВКС в воздушное пространство Украины или ввод российского экспедиционного корпуса на Донбасс (в составе минимум двух корпусов) будут обозначать, что новая армия Украины свою единственную боевую задачу выполнила и может быть предоставлена своей участи (далее, как я уже описывал, будет быстрая и полная «оккупация» Украины и приход к власти в Киеве пророссийского правительства). В данной ситуации уже надолго.

 

И только так Киев на сегодня может вынудить Москву вмешаться в «свои внутренние дела».

 

Вариант Приднестровья возможен, но он имеет ряд недостатков. Территория Приднестровья — это не часть Украины, а потому армия Украины не будет здесь играть основной роли. Более того, даже существующей армии было бы вполне достаточно для решения задач блокады. А армия Молдовы не может играть основной роли в виду ее слабости. Тем более в виду нынешней ситуации в Молдавии. В Приднестровье возможны экономические попытки блокады с целью задушить это пророссийское государственное образование и не более того.

 

Итак, вся сила пяти новых армейских корпусов, двух танковых бригад, пяти мобильных бригад по команде из Вашингтона будет брошена против Донбасса с целью снести его в едином порыве и тем самым вынудить Москву открыто вмешаться.

 

Всего в полевой армии вторжения предполагается иметь до 110-120 тысяч человек (не считая полицейских и прочих военизированных частей). Таким образом, по численности будет обеспечено минимум трехкратное преимущество против армии ВСН (нынешней численности), что должно гарантировать успех. А где взять на это солдат? Ведь мобилизации, объявляемые киевским режимом, с каждым разом дают все меньше и меньше солдат.

 

 

Почему АТО до сих пор не окончена

 

Смотря на то, как режим «призывает» на службу новобранцев, можно улыбнуться при мысли о создании большой новой армии. Им это не удастся, скажете вы. Но я бы не спешил с выводами. Дело в том, что американцы в таких операциях уже собаку съели. Более того, уже видны несколько приемов, благодаря которым Киев через несколько лет вполне может собрать необходимое число солдат и при этом обеспечить достаточно высокий уровень их военного мастерства.

 

На конец 2015 года в составе ВСУ достаточно большое число военнослужащих составляли не мобилизованные, доля которых с лета 2014 года неуклонно снижается, а «временные» контрактники. Когда пришло время отпускать по домам первые волны мобилизованных, был запущен новый способ комплектования армии: «контракт до конца АТО». Причем в данную категорию контрактников (в отличие от стандартных контрактов на три и более лет) брали людей, которым ранее путь в армию был строго воспрещен: бывшие силовики, уволенные по служебному несоответствию, люди с погашенными судимостями, закрывают глаза также на состояние здоровья (в том числе и психического) и многое другое.

 

При этом на фоне резкого обнищания населения, военнослужащим ВСУ постоянно поднимают заработную плату и вводят новые льготы. За два года нового режима солдаты в армии стали одной из самых высокооплачиваемых профессий. Причем это касается только тех, кто служит в зоне АТО.

 

Данный вид контракта предлагается всем демобилизуемым из состава ВСУ. Многие подписывают. Все это и стало причиной резкого роста данной категории «контрактников». И как мы понимаем, данная практика делает окончание АТО практически невозможным. Именно режим АТО позволяет набирать новое, уже подготовленное мясо для будущей бойни. Более того, сами военнослужащие уже против формального окончания АТО, позволяющего им получать двойные оклады и премиальные.

 

Система работает и втягивает в себя все новые и новые контингенты. За 2015 года было заключено около 30 тысяч подобных контрактов. Уже к 2017 году выполнение планов мобилизации может стать некритичным. Заключение такого же числа контрактов позволит к концу года практически обеспечить полевую армию личным составом.

 

В то же самое время обучение армии не прекращается ни на минуту. Все украинские полигоны работают в три смены. Батальон за батальоном они проходят подготовку и переподготовку.

 

По итогам общения с солдатами ВСУ могу сказать, что стреляют они сейчас на полигонах очень много. Практически постоянно полевые части находятся либо в зоне АТО, либо на полигонах.

 

Таким образом, если не случится ничего неожиданного, то личный состав ВСУ к выполнению своей единственно боевой задачи будет готов. Именно тогда, когда и говорят генералы ВСУ: через три года.

 

 

Техническое обеспечение «армии вторжения»

 

Правда, кроме численности личного состава нужно обеспечить перевес и в технике. А вот тут у Киева пока проблемы. Правда, все они пока выглядят решаемыми. Причем для одного единственного удара и техники, и боеприпасов скорее всего хватит. А потом… Как мы понимаем, никого не интересует, что с ВСУ будет потом.

 

Для начала посчитаем штатную численность бригад: танки, артиллерийские системы, бронетехника, РСЗО.

 

Для понимания ситуации: в составе ВСУ создано четыре мотопехотных бригады. Это произошло не от хорошей жизни, а потому что штатная бронетехника для них в обозримом будущем отсутствует. Тем не менее, данный род войск будет обеспечен бронеавтомобилями. А потому, когда будем считать необходимое число бронемашин, будем считать и потребности мотопехотных бригад.

 

 

Танки

 

Согласно штатной численности бригад, каждая танковая бригада имеет в своем составе три танковых батальона по 31 танку. Механизированная бригада — один танковый батальон (сейчас они все имеют три роты). То есть опять по 31 танку. Легкие бригады имеют по танковой роте (вооружены Т-80). Итого 16 танковых батальонов и шесть танковых рот: всего 556 танков. В дальнейшем, по возможности, не исключено развертывание танковых рот в «легких» бригадах в батальоны и создание танковых частей в составе мотопехотных бригад, но пока об этом информации нет.

 

Что мы имеем на данный момент? На конец лета расчеты показывали, что в наличии у армии имелось до 450 танков (из них треть — небоеготовые). Перемирие, которое сегодня более-менее соблюдается, и отвод тяжелой техники от линии фронта сделали возможным возобновление роста численности танкового парка ВСУ.

 

В целом до конца 2015 года большинство танков, требующих капитального ремонта, были восстановлены, а к лету 2016 года танкоремонтные заводы в целом закончат восстанавливать имеющийся танковый парк ВСУ и смогут приступить к его пополнению со складов. Все «новые» танки теперь проходят курс модернизации до уровня Т-64Б1М или БМ1М.

 

Также восстанавливаются танки Т-72 (Львовский БТЗ) и Т-80 (Харьковский БТЗ). В 2015 году украинская промышленность смогла восстановить более 300 танков, из которых 100-120 машин армия получила «со складов».

 

Вероятно, что такой темп украинской промышленности удастся выдержать и в 2016 году (хотя, скорее всего, он будет немного меньше). Смысла делать точный прогноз на 2017 год нет, но теоретически при отсутствии активных боевых действий к концу 2017 года промышленность Украины однозначно сможет доукомплектовать ВСУ до штатной численности 556 танков и сможет поддерживать их в боевой готовности.

 

И скорее всего, сможет дать даже больше.

 

Слабым местом танкостроительной отрасли является производство танковых орудий. Пока его восстановить не удалось.

 

В 1990-х их производил Сумской трубный завод. Пока там тишина. Технология производства утеряна и восстанавливать ее некому.

 

Все орудия, которые сейчас ставятся на украинские танки, берутся с военных складов. Сколько стволов было на момент развала СССР не известно, но не менее 6 000 штук. Сколько их было продано за 20 лет посчитать сложно. Сколько использовано ВСУ- тоже. До 1000 стволов было использовано за два последних года. Вероятно, что восстановить штатную численность стволов хватит, а дальше … хоть потоп. Киевский режим не озаботился восстановлением производства танковых орудий, а значит, мы имеем еще один маркер того, что новая армия киевского режима создается для одного большого сражения.

 

 

ББМ

 

Количество механизированных и мотопехотных батальонов ВСУ после окончания реорганизации должно составлять по одному батальону на танковую и артиллерийскую бригады и по три батальона на механизированную и легкую бригады. Всего до 70 батальонов. На каждый требуется до 40 ББМ. Всего 2 800 штук.

 

Кроме механизированных батальонов, каждая бригада по штату имеет до 20 единиц. Итого на армию до 3 000 единиц. На конец лета ВСУ имели на вооружении не более 800 единиц БТР, БМП и прочих машин. Ввод в строй новой техники крайне мал (причины самые разнообразные).

 

Фактически за 2015 год полностью «новыми» были поставлены только 31 БТР-4. Все остальное, а это около 200-220 единиц, — восстановленные из запасов БМП, БТР и некоторое число БА (бронеавтомобилей). Из этого числа только 50 единиц — это БМП-1.

 

Почему не БМП-2? А они уже все закончились. Есть масса корпусов БМП-1 (еще до 600-700 единиц), которые решено переделать под новую модификацию:

 

БМП

 

 

Модернизация БМП-1УМ

 

Для справки: Все новые боевые модули для БТР-3, БТР-4, БМП-1УМ оснащены украинской, крайне неудачной 30-мм пушкой ЗТМ1 или ЗТМ2. Темп выпуска — около 30-40 единиц в месяц. Это единственный тип выпускаемой на Украине пушки. Гаубичные, а тем более танковые пушки не выпускаются.

 

Пушка взята в кожух, потому что сталь, из которой она делается, не совсем качественная, и чтобы достичь хотя бы какой-то точности стрельбы пушка получила этот уродливый корсет. Я думаю, теперь понятно, почему Украина так до сих пор и не восстановила производство более мощных орудий. Утеряна технология. Если из такой стали выпустить гаубицу или танковое орудие, их точность «побьет все антирекорды». И это приговор отрасли.

Пушка взята в кожух, потому что сталь, из которой она делается, не совсем качественная, и чтобы достичь хотя бы какой-то точности стрельбы пушка получила этот уродливый корсет. Я думаю, теперь понятно, почему Украина так до сих пор и не восстановила производство более мощных орудий. Утеряна технология. Если из такой стали выпустить гаубицу или танковое орудие, их точность «побьет все антирекорды». И это приговор отрасли.

 

Часть орудий идет на замену (кроме ремкомплектов) уже установленных орудий, а часть на выпуск новой техники, которой делается пока очень мало. В 2015 году: 31 БТР-4, около 50 БТР-3 (для НГУ, в ВСУ их на вооружении так и не приняли). БТР-4 скрепя сердце армия приняла на вооружение, но после устранения сотен недостатков.

 

Количество выпущенных БТР (60,70,80) довольно низкое — всего несколько десятков. Причина банальна: БТР-80 фактически все использованы, БТР-70 «делает» только «Николаевский бронетанковый завод», который в 2015 году смог выдать не более 20 машин. В общем, принято решение на базе БТР-70 делать только спецмашины и в состав мотопехотных батальонов их не включать.

 

Палочкой выручалочкой для ВСУ стали старые добрые МТЛБ. Легкие бронированные тягачи, способные перевозить до целого отделения солдат. С учетом наличия на складах более 1000 корпусов было принято решение развернуть на базе «Харьковского тракторного завода» их «производство».

 

Дело в том, что именно этот завод был их основным производителем во время СССР, и линия по производству техники сохранялась вплоть до начала 2014 года, когда она была закрыта, а последние 200 специалистов распущены. Проблемы с оснащением ВСУ, возникшие к осени 2014 года, поставили вопрос о возобновлении производства.

 

Уже зимой 2015 года завод вовсю «клепал»/восстанавливал тягачи в двух вариантах: легкая БМП и БТР. В варианте БМП на корпус ставили 2*23 мм пушку, а в варианте БТР сделали машину для перевозки 11 человек и установили башенку с пулеметом. Машины предназначены в первую очередь для оснащения высокомобильных бригад.

 

Однако, чтобы удовлетворить все потребности корпусов все равно не хватит. Именно поэтому в состав высокомобильных сил начали массово включать бронеавтомобили, которые украинский ВПК начал производить в «массовых» количествах.

 

Бронеавтомобиль — последний шанс. Как мы видим, потребности ВСУ в бронетехнике за счет остающихся на складах старых БМП и БТР удовлетворить полностью невозможно. А еще бронетехника нужна частям СБУ, погранвойск, НГУ, полиции.

 

Да, да полиции. Первые бронегруппы в количестве трех штук в составе новой полиции сформированы в Днепропетровске. Далее бронетехникой оснастят полицию и других областных центров.

 

1000 бронированных машин можно сделать из МЛТБ, 1000 машин будут составлять остающиеся на вооружении и введенные в будущем БМП и БТР разработки времен СССР. Надо найти еще 1000 бронемашин. Других вариантов, кроме бронеавтомобилей, просто нет.

 

Сегодня Украина закупила несколько десятков старых английских БА «Саксон». Они крайне неудачны и, скорее всего, со временем будут переданы частям полиции и НГУ. Старые американские бронеавтомобили, которые так долго ждали в 2015 году, оказались старым неутилизированным «железом», эксплуатация которых слишком дорога для ВСУ. А потому широкого распространения они не получат. Это скорее временное решение, пока не будет налажено серийное производство отечественного бронеавтомобиля.

 

Бронеавтомобили «Дозор-Б» Львовского БТЗ наконец-то (к 5 декабря 2015 года) выпустили опытной партией в пять единиц. Уже к концу декабря пошли разговоры, что бронеавтомобиль принят на вооружение и будет поставляться в войска. Почему такая спешка? Дело в том, что бронеавтомобили, собранные на базе импортной платформы: Казак-2, «Спартан», «Кугуар», «Барс» — обходятся армии от 300 до 500 тысяч долларов. При этом на закупку машин нужна именно валюта, которой и так нет. К тому же стоимость машины резко растет одновременно с падением курса гривны, что для армии неприемлемо.

 

ВСУ нужен отечественный и недорогой бронеавтомобиль. При этом темп выпуска должен составить не менее 200 единиц в год. Пока имеем планы на первую половину 2016 года в 10 машин «Дозор-Б». Также в 2015 году создана БМ «Тритон» (на заводе Порошенко). Пограничники заказали 62 машины, первая из которых поставлена в январе 2016 года.

 

В целом стоит ожидать, что в 2016 году производство бронеавтомобилей-таки будет налажено. Но пока в объемах, явно недостаточных.

 

Вывод: По ББМ Украина явно отстает от графика перевооружения. Темп выпуска новой техники крайне слаб. Более того, возникли как технологические, так и организационные проблемы с выпуском новой техники. Проблемы «ХТЗ» могут вообще сорвать программу перевооружения на годы.

 

 

Артиллерия

 

По «штату», по моим расчетам, новая украинская армия должна иметь на вооружении: по 18 дивизионов 2С1 «Гвоздика» , 2С3 «Акация» (по 324 системы), 21 дивизион РСЗО «Град» (252 единицы, если в составе 4 орудийных батарей, и 378, если машин в батарее будет по шесть), до 10 дивизионов РСЗО «Ураган» и «Смерч» (восемь плюс два – всего 180 систем), 27 дивизионов ПТО (486 орудий), 13 дивизионов орудий Д-30 и Д-20 (234 штук), 12 дивизионов тяжелой буксируемой артиллерии (216 стволов) и до 3 дивизионов тяжелых САУ (54 орудия).

 

После окончания активных военных действий вышло сообщение, что батареи реактивной артиллерии механизированных бригад впредь будут иметь не шесть, а только четыре машины. Потери именно этих машин и ограниченный запас подобной техники на складах вынудил руководство ВСУ перейти к практике сокращения штатной численности огневых батарей.

 

Также в конце 2014 года в следствие нехватки на складах штатных армейских противотанковых пушек МТ-12 «Рапира» было принято решение вернуть в строй старые системы Д-44 и Д-48. Следующим слабым звеном является нехватка самоходных систем 2С1 «Гвоздика» и 2С3 «Акация». Новые мотопехотные бригады оснащаются полностью буксируемыми артиллерийскими группами, куда не входят самоходные системы.

 

Более того, количество наличных систем не позволяет восстановить потери боев 2014-15 гг., что приводит к некомплекту САУ. Между тем тяжелых буксируемых гаубиц для формируемых новых артиллерийских бригад пока достаточно. Также пока достаточно тяжелых РСЗО «Смерч» и «Ураган».

 

Исходя из наличных запасов артиллерийских систем до войны, и с учетом потерь комплектация армии практически полностью опустошит запасы противотанковых орудий. Всех видов: от Д-44 до МТ-12.

 

Также очень мало останется в резерве более мощных пушек «Мста-Б» и «Гиацинт-Б». Возможно, именно поэтому пока так и не сформирована еще одна артиллерийская бригада, чтобы полностью укомплектовать штаты ОК «Север» (26-я бригада САУ после включения в ее состав двух батарей САУ 2С7 «Пион» теперь больше выполняет роль артиллерии ГКО, чем корпусной артиллерийской группы). Уже опустошены запасы систем «Град», а формирование новых дивизионов «Ураган» покончит и с их запасами.

 

Большая часть тяжелой артиллерии ВСУ — буксируемая. Для современной маневренной войны она не приспособлена, а вот нанести один мощный удар по донецкому фронту она вполне способна.

 

 

Общие выводы

 

Киевский режим, резко увеличив численность своей армии, позаботился о комплектовании ее личным составом. В то же время техническая и технологическая отсталость военного машиностроения Украины не позволяет не только обеспечить армию новым вооружением, но и не может обеспечить ее достаточным количеством техники, восстановленной со складов.

 

Все это в комплексе приводит к выводу, что новую украинскую армию невозможно подготовить к продолжительной войне. А так как НАТОвское руководство не намерено оснащать ее своим вооружением, можно прийти к выводу, что армию готовят для одного мощного, но последнего удара по Донбассу с целью сокрушить его малочисленные вооруженные силы и вынудить Россию к открытому военному вмешательству. Если удар будет недостаточно сильным и не достигнет желаемого результата, то для Киева это станет окончательным военным поражением. На складах бывшей УССР больше не останется техники для новой военной авантюры.

 

Создание новой большой армии таит для Киева еще одну большую проблему. Новая военная доктрина, в которой прописаны военные расходы не ниже 5% ВВП, переводит и так очень слабую экономику страны на военные рельсы, что делает войну фактически неизбежной.

 

Если Киев не решится начать войну, то неизбежным будет его экономический крах, так как ни одна экономика мира не может много лет подряд жить в условиях мобилизации и сохранять возможности поддержания остальной экономики.

 

Итак, на любые военные приготовления нужны соответствующие ресурсы. Сколько будет стоить Украине перевооружение армии и сможет ли она это потянуть рассмотрим в следующей части.

 

YuraSumy

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1