«Хромой» Обама доигрывает спектакль. Ростислав Ищенко

   Дата публикации: 20 января 2016, 17:15

 

Ровно через год, 20 января 2017 года состоится инаугурация 45-го президента Соединенных Штатов Америки. Таким образом, 44-му президенту, Бараку Хусейну Обаме II, остается править ровно год (или 366 дней, поскольку год високосный).

 

«Хромой» Обама доигрывает спектакль

 

Впрочем, в статус «хромой утки», или ничего не решающего президента, работающего исключительно в интересах нового партийного кандидата на приближающих выборах, он перешел несколько раньше. По американской традиции, «хромой уткой» президент становится после произнесения перед конгрессом своей последней ежегодной «О положении в стране».

 

Обама произнес эту речь 12 января. Явно торопился отойти от дел. Например, в 2014 году аналогичная речь была произнесена 28 января (что логично, ведь первую такого рода речь каждый президент произносит после инаугурации, то есть именно в 20-х числах января).

 

Почему же Обама так спешит сменить статус полноценного главы государства на обезличенное положение игрока в чужой избирательной команде?

 

В большинстве американских фильмов-катастроф, снятых задолго до 2009 года (когда Обама впервые занял Белый Дом), президентами в эпоху гибели США является либо чернокожий, либо женщина (иногда даже чернокожая женщина). Не знаю, насколько это связано с традиционной американской политкорректностью (все же речь идет о гибели государства, у истоков которого стояли белые англо-саксы, протестанты). Возможно мы имеем дело со свойственным людям искусства предвидением. Предсказал же Жюль Верн появление подводной лодки. Во всяком случае, на выборах 2009 года за право выдвигаться кандидатом от демократов действительно боролись чернокожий и женщина (Барак Обама и Хиллари Клинтон).

 

 

Роль Клинтон

 

Обама победил, но, учитывая серьезную поддержку Хиллари Клинтон внутри Демократической партии, вынужден был назначить ее госсекретарем. Формально это четвертая (после вице-президента и спикера палаты представителей) должность в американской иерархии. По факту, с учетом того, что президент является в США не только главой государства, но и главой правительства, госсекретарь — больше, чем просто министр иностранных дел. По строгой аналогии это, скорее, первый вице-премьер, координирующий работу правительства во всем, что касается международной деятельности. Ну а внешней политики касается все (включая разведку и применение вооруженных сил).

 

Поскольку же основой внешнеполитической деятельности США является защита интересов американского и базирующегося на США транснационального бизнеса, госсекретарь является ключевой фигурой в системе американской исполнительной власти. Не случайно фамилии Киссинджера и Олбрайт известны, как минимум, не хуже, чем фамилии президентов, с которыми они работали.

 

Таким образом, весь первый срок Барака Обамы внешняя политика США выстраивалась при определяющей роли Хиллари Клинтон, которая вновь выходит на старт президентской гонки, имея хорошие шансы стать официальным кандидатом от демократов на выборах 2016 года.

 

Более того, когда Джон Керри возглавил Госдепартамент во время второго срока Обамы, он во многом оказался заложником и выстроенной Клинтон политики, и ее команды в Госдепе, одним из наиболее известных на постсоветском пространстве представителем которой является Виктория Нуланд.

 

В целом, пытавшийся сосредоточиться на внутриполитических проблемах за счет сокращения международной активности и отдавший ради этого внешнюю политику на откуп Клинтон, Обама к концу своего первого срока обнаружил, что проводимые его госсекретарем мероприятия требуют огромного, постоянно растущего количества ресурсов. Это, в свою очередь, блокирует (в том числе и из-за ресурсной недостаточности) реформы внутри самих США. Причем супруга 42-го президента и госсекретарь при 44-м умудрилась втянуть Вашингтон в такое количество конфликтов и кризисов, что после ее ухода с поста распутать данный клубок так и не удалось.

 

Именно результаты деятельности Хиллари на посту госсекретаря сейчас пожинает Обама, чье президентство большинство американцев считают неудачным для США.

 

 

План на последний год

Однако проблемы Обамы являются уже не столько его личными, сколько проблемами Демократической партии. Провалы во внешней политике (в Сирии, на Украине, во взаимоотношениях с Россией) стали основой предвыборной риторики Дональда Трампа, который за счет этого выдвинулся на первое место среди потенциальных республиканских кандидатов. Это не значит, что Трамп обязательно выиграет республиканские праймериз, но это — серьезный звонок, свидетельствующий о том, что сегодня внешняя политика — самое уязвимое место демократов в целом и Хиллари Клинтон в частности. Именно по нему будут бить не только республиканцы, но и оппоненты Хиллари внутри Демократической партии.

 

Результаты праймериз могут определиться уже по итогам «супервторника» (день предварительных выборов в большинстве штатов), который в этом году назначен на 1 марта. В конце лета партийные съезды демократов и республиканцев формализуют официальных кандидатов. 8 ноября состоятся выборы президента США. Таким образом, президентская гонка уже началась, и ее интенсивность будет только нарастать до самого дня выборов.

 

Хиллари Клинтон предстоит решить две задачи. Во-первых, в течение ближайших двух-трех месяцев убедить своих коллег-демократов, что именно она способна выиграть выборы у республиканского кандидата. Во-вторых, лишить республиканцев их главных критических аргументов на втором этапе президентской гонки.

 

Как было сказано выше, главным объектом критики служит именно внешняя политика. Клинтон, как бывший госсекретарь, с ней связана намертво, и переложить ответственность на кого-то не получится. Единственный шанс — в оставшиеся недели и месяцы предъявить общественности позитивные результаты. Следовательно, последний год своего президентства Барак Обама должен посвятить демонстрации внешнеполитических успехов.

 

Именно этим он и занялся. Причем занялся не сегодня и не вчера, а уже с лета-осени 2015 года. Именно в этот период произошло смягчение позиции США по Ирану. США согласились на неоднократно ранее отвергавшиеся ими российские предложения по контрою иранской ядерной программы в обмен на снятие санкций ООН. В результате санкции были сняты, и Вашингтон тут же ввел новые. Все удовлетворены.

 

Россия и другие государства, желающие развивать торгово-экономические отношения с Ираном, больше не связаны международными санкциями (вашингтонское решение, в отличие от ООНовского, обязательно только для Вашингтона). Иран получил доступ к своим авуарам в иностранных банках на сумму свыше 50 млрд. долларов и потенциальную возможность вернуться на рынок углеводородов. Для внутреннего употребления (заинтересованного американского бизнеса) санкции сохранены.

 

 

Сирия и Украина

 

Следующим этапом было согласие США на отказ от предварительных условий сирийского урегулирования, главное из которых — отставка Башара Асада, — было неприемлемым как для Дамаска, так и для Москвы. Переговорный процесс запущен, но продвигается черепашьим темпом.

 

Вашингтон получил свободу маневра. С одной стороны, в любой момент можно достичь компромиссной договоренности с Россией и оформить некий «общенациональный консенсус» в Сирии, заодно приструнив изрядно своих обнаглевших турецких и саудовских союзников. С другой, поскольку гражданскую войну и подпитываемую извне интервенцию «Исламского государства» (ИГ, запрещена в России) невозможно остановить по команде «Стой! Раз-два!», — новая администрация имеет полную возможность, если условия сложатся благоприятно для Вашингтона, отыграть уступки назад.

 

Наконец, США официально поддержали позицию России, Франции и Германии по Минску-2, и потребовали от Порошенко немедленно заняться внесением изменений в Конституцию, предполагающих федерализацию Украины. С учетом времени, требующегося на процедурное оформление данных изменений, время можно тянуть вплоть до осени, одновременно торгуясь с Москвой об условиях компромисса.

 

Если до этого времени киевский режим устоит, можно попытаться дальнейший процесс реализации Минска опять заморозить. Если он рухнет, ответственность будет лежать на европейских партнерах, выступивших инициаторами нормандского и соавторами России в минском формате.

 

На внутреннем же фронте интенсивные переговоры с Россией по Украине и Сирии можно подавать как победу американской позиции — принуждение Москвы к прямому диалогу. Соответствующие материалы уже стали появляться не только в западной, но и в отечественной прессе.

 

В целом, последний год Обамы будет характеризоваться стремлением американской дипломатии к формальной конструктивности в переговорах, при минимуме реально принимаемых на себя обязательств. Именно поэтому, важно использовать критическую для правящих демократов внутриполитическую ситуацию в США для выбивания максимального количества уступок и жесткой формальной фиксации каждой договоренности, вплоть до оформления особо важных тем резолюциями Совета Безопасности ООН, как это было сделано с минскими соглашениями.

 

Раз уж Вашингтон вынужден заглотить переговорный крючок, надо свести к минимуму его возможность с этого крючка сорваться. А желание такое, не успеют определиться результаты выборов у новой администрации (хоть у демократической, хоть у республиканской) возникнет сразу.

 

Ростислав Ищенко

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1