«Ливанцы поняли главную цель России в Сирии»

Дата публикации: 18 Январь 2016, 18:02

 

Знаете ли вы, что происходит в сопредельном с Сирией Ливане, как относятся простые ливанцы к сирийской операции России, и почему в ливанских деревнях висят портреты Николая II?

 

 Светлана Сафа

 

Впрочем, даже если знаете – живущая в Бейруте Светлана Сафа  (в недавнем прошлом председатель Координационного совета российских соотечественников в Ливане) рассказала в интервью не только об этом.

 

— Светлана, в свое время Ливан называли ближневосточной Швейцарией, потом ситуация изменилась, страна пережила не одну войну (впрочем, думаю, нет нужды напоминать историю Ливана). Каково сейчас отношение к русским в стране?

 

– Несмотря на то, что Вы сказали, что история Ливана известна, я думаю, мало кто знает, что Россия «пришла» в Ливан еще в 1890-м году. Когда Императорское Палестинское Православное общество построило в стране 44 школы, в которых обучались тысячи ливанцев. То есть они получили образование благодаря России. Это первое.

 

Второе, наверное, более известное – это то, что, начиная с 60-х годов 20 века (и это продолжается и по сей день) десятки тысяч ливанцев прошли обучение в России. В результате чего, по приблизительным подсчетам, в Ливане порядка 25 тысяч русскоговорящих.

 

– Это ливанцы?

 

– Это в общем. И ливанцы, и русские, и украинцы, и белорусы, и выходцы из других постсоветских стран. Мы никого не делим. В Российском культурном центре у нас тут также приходят и обучаются все, вне зависимости от национальности.

И эти две «точки» влияния России сыграли свою роль в том, как сейчас относятся к действиям России на Ближнем Востоке. Россия в Ливане – очень значимая страна, и отношение к ней не зависит от политической ситуации.

 

Ты приезжаешь в деревню, где была православная школа (а зачастую и есть, просто она уже скорей всего государственная) и там… Вот просто на примере, у нас 2 года назад был фестиваль «Подмосковные вечера», и ты заходишь в дом, а там портрет Николая II, и все ливанцы в этой деревне помнят, что их деды, прадеды учились в православной школе. Что они получали образование благодаря России. И этот «капитал», оставленный нам нашими предками, конечно, нужно использовать.

 

– Ливан находится рядом с Сирией. Как обстановка в стране?

 

– Сейчас, конечно, нелегко. Впрочем, где сейчас легко? Я в Ливане с 1991 года. Застала конец гражданской войны, войну 1999-года, войну 2006-го года. Я живу в пригороде Бейрута, мы и принимали беженцев, и сами уезжали, когда это было необходимо, чтобы не попасть под бомбежки и пули. Но мы уже как-то привыкли, что ли. Здесь мы хотя бы предположительно знаем, как можем выжить.

 

А если говорить про сам Бейрут, то атмосфера напряженная, но в целом, спокойно – все, что Вы видите по ТВ, это либо север, либо юг Ливана. Те, кто приезжает к нам, все потом говорят: приезжайте в Ливан, тут можно и на море съездить, и на лыжах покататься в горах.

 

– А что говорят простые ливанцы по поводу того, что Россия принимает участие в боевых действиях в Сирии? Вот просто какое-нибудь, может быть, неэкспертное, но характерное мнение?

 

– Что касается неэкспертного мнения. Вы знаете, мы даже смеялись первое время. К любому ливанцу подойди, ну или в кафе прислушайся, проходя мимо, что обсуждают – обсуждают будущее мира. Вам тут же все разложат по полочкам – кто прав, кто не прав, какая страна права, какая- нет. Они читают все газеты, впитывают всю информацию. Это такая особенность ливанского менталитета – знать все о мире, и все за него решать.

 

Насчет того, что говорят… Конечно, это все индивидуально, у всех есть своя политическая позиция, в зависимости от которой и будет высказано мнение.

 

Что касается отношения к ситуации в Сирии, то прежде всего следует учесть, что Сирия воспринимается в Ливане как братская страна, очень тесные связи, и родственные, и экономические. Несмотря на то, что в истории взаимоотношений бывало всякое – исторически сложилось, что Сирия зависит от Ливана и Ливан зависит от Сирии.

 

И когда Россия «вошла» в сирийскую ситуацию, то первой реакцией ливанцев было непонимание целей России, зачем она это сделала.

 

Но потом увидели, что действия России направлены не на разжигание войны, а на установление мира (а надо понимать, что для Ливана, страны, пережившего страшную 17-летнюю гражданскую войну, самое главное слово – это «мир», и это то, что объединяет абсолютно все политические силы в стране). То есть, главная цель России – убрать ИГИЛ*, добиться мира, а дальше уже как решит народ, какое правительство выберет.

 

ИГИЛ для Ливана – это «красная линия». Все, кто борется с ИГИЛ – симпатии ливанцев на их стороне. И это, думаю, и является «точкой соприкосновения» мнения ливанцев, несмотря на их, конечно же, разные политические воззрения.

 

Ливанцы вообще очень прагматичны. А мир для простых людей – это всегда выгодно.

 

Вопросы задавал Аркадий Бейненсон

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
safa


bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1