Западноукраинский Донбасс как раб поляков и олигархов. Лев Галицкий

   Дата публикации: 14 января 2016, 09:05

 

Год начался на Украине с акций протеста. 2 января страйк объявили горняки шахты «Степная» ГП «Львовуголь», что находится в Сокальском районе Львовской области неподалёку от Червонограда. Повод для современной Украины банален: невыплата заработной платы. Кроме того, работники требуют индексировать им заработную плату соответственно инфляции и принять меры по обузданию коррупции, царящей в угольной промышленности, как и повсеместно.

 

шахтерский труд

 

Государство задолжало шахтёрам свыше 450 млн. грн., из которых 58,2 млн. грн. приходится на «Львовуголь». Люди не получили свои кровные за ноябрь и декабрь, а на ГП «Волыньуголь», кстати, ещё не выдали и 90% заработка за октябрь.

 

Председатель Независимого профсоюза горняков Украины Михаил Волынец, подвергнув жёсткой критике министра энергетики и угольной промышленности Владимира Демчишина, заявил в своём выступлении, что угольной отраслью страны заправляют «смотрящие» от «Блока Петра Порошенко».

 

5 января горняки проводили митинг на главной площади Червонограда, а 12 января 300 шахтёров перекрыли дорогу Львов – Рава-Русская, ведущую к украинско-польской границе. Здесь очень важно отметить, что протестующие представляли все шахты объединения, хотя, насколько известно, бастовали прежде на одной лишь «Степной». Выбор места проведения акции был обусловлен не только тем, что это важнейшая трасса с оживлённым движением, но и желанием шахтёров привлечь к своим проблемам внимание европейской общественности.

 

Впрочем, акция продлилась недолго – всего пару-тройку часов, после чего дорогу разблокировали. Сейчас власть начнёт, забалтывая недовольство рабочих, демонстрировать заботу о них и «разруливание вопроса». Ещё 5 января главбух ГП «Львовуголь» Тарас Бабий отчитался, что работникам госпредприятия уже поступили средства на выплату заработной платы в размере 24% за ноябрь, вообще же на тот момент обещали выплатить 46% ноябрьского заработка. На протесте пиарятся политики, приведшие страну к катастрофе: шахтёров поддержала Львовская областная рада.

 

Согласно статистике, в ноябре 2015 года средняя заработная плата штатного наёмного работника во Львовской области равнялась 3906 грн., в добыче же угля – 6293 грн. Но при этом если в целом по области с ноября 2014 года номинальная зарплата выросла на 30,3%, а в промышленности на 31,5%, то в угольной индустрии – только на 11,3%. Стало быть, инфляция бьёт по карману горняков сильнее, чем по карману других работников, хотя и доходы у них, конечно, выше.

 

Известно, например, что на шахте № 2 зарплаты от 3 до 8 тыс. грн. Больше всего получают операторы угольных комбайнов. За свои тяжёлые условия труда горняки имеют в год два отпуска по 28 дней (при особо вредных условиях работы – ещё больше) и выход на пенсию при 25-летнем стаже подземных работ. До конца 2014 года работники шахты, живущие в сёлах, получали ещё и талоны на уголь для обогрева домов или же, если у них отопление газовое, компенсацию коммунальных платежей. Однако затем этой льготы шахтёров, по имеющейся информации, лишили.

 

Видимо, на протесты горняков толкает не столько факт невыплаты им того, что честно ими заработано, и даже не сокращение их реальных доходов, но именно растущее понимание, что скоро их могут лишить вообще всего. В условиях развала экономики правительство не может больше поддерживать дотационную угольную промышленность, которая ледве животіла (была едва жива) и прежде, в куда более благоприятные времена. Даже лишившись большей части шахт Донбасса, оно предпочитает везти нужный энергетикам уголь откуда угодно, вплоть до Австралии и ЮАР, но только не принимать меры по возрождению отечественного углепрома, по повышению эффективности производства в нём, по обеспечению достойными заработками людей и поддержанию городов, подобно Червонограду, живущих добычей угля.

 

Работники «Львовугля» надеялись, что в бюджете ему выделят 480 млн. грн. дотаций на погашение разницы себестоимости и цены угля, а также на развитие предприятий. Денег не выделено. Зато заложены средства на реструктуризацию, т.е. на закрытие нерентабельных шахт. И оттого главным лозунгом на транспарантах, которые держали в руках протестующие, был: «Ні – закриттю шахт!»

 

 

Западноукраинский Донбасс

 

До 1951 года Червоноград назывался Кристинополь. Переименованный в Червоноград Кристинополь представлял собой посёлок, где проживало 1750 жителей, занятых в организованном вскоре колхозе. Судьбу его (ныне в городе около 70 тыс. жителей) круто изменило освоение угольного бассейна.

 

Львовско-Волынский каменноугольный бассейн открыл в 1912 году русский геолог Тетяев. Подготовка шахтных полей началась (на советской территории) в 1948 году, добыча угля – в 1954-м. Бассейн, конечно, не идёт ни в какое сравнение с Донбассом – во времена СССР его запасы оценивались менее чем в 1 млрд. тонн и составляли всего 1% запасов УССР. Качество угля опять же хуже, чем на Донбассе, – меньше теплотворная способность и выше зольность. Глубина залегания его от 300 до 1200 м, толщина пластов невелика (как и на Донбассе). Гидрогеологические условиях сложные. Тем не менее в советское время максимум добычи составил 14 млн. тонн; уголь не только использовался на Бурштынской и Добротворской ГРЭС, но и вывозился за пределы региона и Украины – в Белоруссию и Прибалтику.

 

В Волынской области работали 8 шахт ПО «Волыньуголь», во Львовской, в Червонограде и его окрестностях (Сосновка, Белз, пгт Гирнык и др.) – 14 шахт ПО «Львовуголь». Чтобы решить проблему ухудшавшегося качества топлива, в 1979 году была построена Червоноградская центральная обогатительная фабрика (ЦОФ) – крупнейшая в Европе (проектная мощность – 9,6 млн. тонн угля в год).

 

Здесь нельзя не вспомнить о том, что Львовско-Волынский угольный бассейн осваивался трудовыми усилиями всей тогдашней большой страны. Только на шахты Червонограда были направлены 9 тыс. рабочих Донбасса, Кузбасса и Караганды. Известно, что на строительстве шахты № 1 «Великомостовская» трудились, например, армяне Геворг Саакян и Хосров Мкртчан, азербайджанец Курбан Михтеев, осетин Амиран Казиев, татарин Алексей Хуспутдинов, белорус Василий Красько.

 

С тех пор в Червонограде проживает значительная русскоязычная община. По данным переписи 2001 года, русских в этом городе было 6,4% – заметно больше их удельного веса в целом по области (3,6%) и в таких центрах, как Стрый и Трускавец (по 5%), Дрогобыч (3,9%). Только во Львове удельный вес русских выше – 8,7%.

 

Даже в списке депутатов Червоноградской городской рады можно встретить немало русских фамилий – чего во Львове давно уже нет.

 

После распада СССР добыча угля сделалась «убыточной», на упомянутые выше западноукраинские ГРЭС – главные потребители угля Львовско-Волынского бассейна – стали завозить топливо из Польши. В результате уже в 1999 году добыча упала до 4 млн. тонн, а переработка на Червоноградской ЦОФ – до 2,6 млн. тонн. В структуре потребления Добротворской и Бурштынской ГРЭС в те времена на местный уголь приходилась уже только половина от общей поступающей массы.

 

Далее добыча ещё сокращалась. В январе – ноябре 2015 года во Львовской области было добыто 1,048 млн. тонн, еще меньше, чем за тот же период 2014-го.

 

 

Пар недовольства томится под крышкой котла…

 

Итак, угольная промышленность Украины убыточная и дотационная. Власть видит выход в приватизации отрасли. Насколько известно, к углепрому Львовщины проявляет интерес ДТЭК Рината Ахметова, но только к двум шахтам – упомянутой «Степной» (№ 10) и «Лесной» (№ 6), поскольку там добывают наиболее ценный и дорогой малозольный уголь. Работники же хотели бы комплексной приватизации всего «Львовугля», поскольку боятся, что приватизация одних только самых лучших шахт приведёт к закрытию всех остальных, и это лишит работы тысячи людей.

 

К слову сказать, шахтёры подейкують, что владельцем Червоноградской ЦОФ является Юрий Солод – депутат Верховной рады от «Оппозиционного блока» и муж Натальи Королевской, однако сам он это отрицает. Всё началось с того, что фабрика ещё в конце 2000 года была выделена из состава объединения и сдана в аренду на 15 лет ЗАО «Львов Систем Энерго» (созданному венгерской компанией System Consulting и червоноградским ООО «Бизнес-консалтинговый центр»).

 

Из такого рода пересудов уже видно, что перед рабочим движением Украины стоит угроза: стать пешкой в разборках олигархов. Теперь ведь всякий раз, когда кто-либо выходит на протесты, власть обвиняет их в том, что это заказная акция, организованная и проплаченная какой-то из олигархических группировок. И видимо, во многих случаях так оно и есть. Мы постоянно видим, как работников, не избавившихся ещё от иллюзий, втягивают в рейдерские сражения на тех или иных предприятиях, навязывая им интересы олигархов как якобы их интересы.

 

Помимо всего прочего, это дискредитирует саму идею трудового протеста.

 

Вообще, приходится констатировать, что рабочее и профсоюзное движение Украины после второго майдана совершенно задавлено и, можно сказать, поставлено на колени. На жалкие акции с променадом по пешеходным переходам на автотрассах, постукиваниями касками по асфальту и сжиганием чучел власть не обращает особого внимания.

 

Простые работяги окончательно превращаются в бесправных рабов олигархии. И если в предшествующие периоды – и при Ющенко, и при «тоталитарном режиме Януковича» – профсоюзы ещё как-то отстаивали права своих членов, во всяком случае не допускали принятия нового Трудового кодекса, ущемляющего интересы наёмных работников, то теперь его принятие – свершившийся факт. И шахтёрам, и остальным рабочим придётся ещё долго учиться отстаивать свои права и интересы.

 

Лев Галицкий

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1