Зарезанный «русак» и Порошенко на обложке. Роман Носиков

   Дата публикации: 12 января 2016, 14:47

 

На Украине казнили русского пилота. Выволокли его на сцену, а затем под гимны «Исламского государства» украинец в вышиванке перерезал русскому пилоту в тельняшке горло. Все так и было на самом деле. Это такая же истинная правда, как и то, что портрет Петра Порошенко был опубликован на обложке журнала The Economist среди прочих крутых мировых лидеров. А Владимира Путина вообще не опубликовали. Ла-ла-ла. Киборги, потерь нет.

 

С чем мы имеем дело?

 

Зарезанный «русак» и Порошенко на обложке

 

Первобытный строй

 

Мы имеем дело не просто с враньем, воспаленным воображением или пропагандой. В данном случае мы имеем дело с классической магической манифестацией. С еще той, первобытной ворожбой, когда древний человек, обернутый в шкуры, рисовал на стене в пещере себя, убивающего мамонта или медведя, а потом шел на зверя, уже как бы убив его магически, наполовину.

 

Магическое мышление дикаря заставляет его влиять на мир при помощи символических действий — танцев, наскальных рисунков и так далее. Если дикарь хочет стать богом — он рисует себя на стене пещеры в виде бога. Или лепит свое изображение из глины. Или помещает его среди других богов на обложку The Economist.

 

Если дикарь хочет победить врага, убить его, изгнать со своей земли — он танцует ритуальные танцы, в которых заявляет о своей будущей победе, о том, что враг уничтожен и будет казнен. Так дикарь создает у себя и соплеменников видимый образ цели, к которой следует стремиться.

 

Собственно, образ цели — это единственная тут полезная вещь, которая и создает подобный вид ритуалов. С подчеркнуто маскулинным поведением и речью, демонстрирующей силу и превосходство над врагом.

 

Слово «русак», также обозначающее зайца, — презрительное обозначение русского — должно показать решающее превосходство самца в вышиванке над самцом в тельняшке. При этом ведущий обозначает, что это наказание за нарушение границы «чужой территории» — это относит нас к миру крупных хищников, которые в природе действительно держат те территории, с которых питаются.

 

Мелкий грызун и хищник. «Русак» и украинец. Это даже не первобытный строй. Это джунгли.

 

 

Ненависть труса

 

Важно понимать, что хищник — это не тот, кто хочет убивать и жаждет крови. Жаждет крови — не хищник, а животное, больное бешенством. Хищник любит зайцев. Просто он любит их по-своему. Мишка не ненавидит лосося у речки. Не мечтает его убить, впиться в голову, насладиться предсмертным страхом и властью. Мишке этого не нужно. Мишка просто хочет есть и ловить лосося.

 

Ненавидит не хищник. Ненавидит жертва.

 

Жертва желает переродиться в еще более крутого хищника. В кого хотят переродиться те украинцы, которые полагают себя жертвой?

 

Ответ — в магическом ритуале в украинском клубе. Они хотели бы стать «Исламским государством». Это запрещённая в России террористическая организация (арабское название — ДАИШ).

 

Чем сильнее страх и чувство собственной ничтожности, тем о более страшных воплощениях мечтает трус. Судя по украинской мечте из ночного клуба, унижение там почти полное, а страх — всеобъемлющий.

 

Трус — всегда преступник. Преступник — всегда жертва. Вне зависимости от собственной силы и власти. Положение жертвы — не только источник необходимой ненависти для совершения преступления, не только оправдание этих преступлений, но и источник особого удовольствия: невозможно наслаждаться местью, не освежая в памяти момент унижения.

 

То, как поступают на Украине с русскими, даже с теми, кто пришел на Украину воевать на стороне местных нацистов, прекрасно демонстрирует страх того, кто хочет быть сильным, перед тем, кто действительно является сильным.

 

Арестовывают и бросают в тюрьмы не только тех русских, кто воевал на стороне ополчения Донбасса, но и тех, кто пришел на помощь «белым арийским братьям». Это не просто признак внутреннего конфликта группировок. Это единственный шанс для труса получить удовольствие от власти над тем, кого он считает более сильным.

 

 

Имитация женщины

 

Хотелось бы отметить еще одно.

 

Убийство врага — дело, достойное мужчины. Достойное хищника. Такое же достойное, как и любовь к женщине, совокупление с ней и как итог — продолжение рода.

 

И иногда предварительные ритуалы, мобилизующие и указывающие цель, — полезны для дела. Есть недавние примеры. Помните этот ролик?

 

 

А ведь не было тогда еще ничего и никого. Ни Моторолы. Ни Гиви. Ни Александра Захарченко. Но они появились.

 

Дело в том, что манифестация налагает на того, кто ее провел, обязательства к действию. Нарисовал убитого медведя? Иди и убивай. Дикарь понимает, что магические ритуалы необходимо заканчивать и оплачивать действием.

 

Но этот украинец — даже не дикарь, а только его художественно-изобразительная, креативная половинка. Те же из украинцев, что переходят от слов к делу, либо оказываются в Раде, либо куда-то пропадают.

 

Куда? Никто не знает. Потерь-то нет.

 

А те, что остались, сидят в ночных клубах. Если так и дальше пойдет, то скоро они и женщин будут любить так же, как убивают врагов, — переодевая друг друга и используя как имитацию женщины.

 

Очень удобно. Сейчас только один из друзей был украинский хлопец, а вот он уже кацапский пилот, а как понадобилось — чорнобрыва зазноба. А потом поменяетесь. А кто-то будет снимать на мобильник и выкладывать в Сеть.

 

А мы посмотрим.

 

Роман Носиков

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1