«Укроппен Рейх». Григорий Игнатов

   Дата публикации: 12 января 2016, 16:20

 

Последний костыль для «украинской политической нации»

 

«За моей спиной концлагерь – стойло для русских свинособак», подписал боец одного из украинских тербатов Александр Немировский свое фото Вконтакте. За спиной, и впрямь, большое пространство, огороженное колючей проволокой. Это – в Талаковке, недалеко от Мариуполя.

 

Ukroppen Reich

 

Там же, на его странице, обнаружилась табличка на немецком языке: «Ukroppen Reich. Комендатура и жандармерия села Талаковка». В некоторых СМИ слово Dorf перевели как «концлагерь», но это неверно – просто «село». Впрочем, дела это в принципе не меняет.

 

Так вот, скажем для начала про концлагерь, а потом перейдем на другую тему. Несмотря на сладкие мечты юного реконструктора (судя по довоенным фотографиям) «попасть в сказку» и выполнять работу своих кумиров – скорее всего, это не концлагерь. Весь сыр-бор пошел из-за двух мало-мальски панорамных фоток: на одной – проход между двумя стенами колючки, барак и земляной вал, а на второй – ворота и опять же, минимум строений.

 

Лично мое мнение: это склад боеприпасов, о чем говорит обваловка подземных хранилищ снарядов. В концлагере эти валы земли ни к чему. К тому же, один-единственный барак для заключенных – это как-то маловато для специально построенного концлагеря. Да и вышек охраны нет. И, наконец, взгляните на карту и найдите Талаковку, она совсем рядом от линии фронта. Глупо было бы строить концлагерь на передовой, это всегда делалось в глубоком тылу. Правда, и склад боеприпасов на переднем крае выглядит как-то неуместно…

 

Но хотелось бы поговорить о чем-то более важном, чем очередной эпигон разбитых гитлеровских вояк. Об украинском фашизме (или национал-социализме, в данном случае, разница еще меньше, чем была в истории).

 

«Какая неожиданная тема!» — сыронизирует читатель. И я понимаю его иронию. Но, пожалуй, попробую его заинтересовать.

 

В начале 2014 года, во время и сразу после Майдана, было много разговоров про зарождающееся фашистское государство в Украине. И это было верно, ведь налицо были недвусмысленные признаки: ксенофобия, вооруженные националистические группировки, силовой захват власти путем переворота. Но верно это было только отчасти, так как в погоне за понятными историческими аналогиями, а также, что греха таить, в риторическом угаре сознательно или нет закрыли глаза на одну крайне важную деталь в формировании любого фашистского режима, которая тогда еще отсутствовала.

 

И черта эта – реваншизм. Муссолини поднялся на волне разочарования итальянцев итогами Первой Мировой, про Гитлера и говорить нечего – без поражения Германии ему бы никогда не видать власти. Только лишь национализма и вооруженных правых организаций еще недостаточно для возникновения «добротного», поддерживаемого массами населения, фашистского сознания. Нужен массовый стыд, массовое унижение, массовый рессентимент, болезненная зацикленность на врагах, своих неудачах, и стремление к мести и реваншу. Все это невозможно без серьезного военного поражения.

 

Так вот, зимой 2014 года реваншизма в числе компонентов зарождающегося украинского фашизма еще не было. Точнее, он был – нацики усиленно пытались раздуть его на базе «Голодомора», мести за УПА, но получалось это довольно узко и жидко. А вот сейчас, в 2016 году, когда уже позади потерянный Крым и перетрусившее там ВСУ, позади семь «котлов», в которых полегло десятки тысяч «вояк», позади отбитый у «киборгов» аэропорт и многое другое – вот теперь у них ЕСТЬ поводы для болезненного реваншизма. Настоящего, до зубовного скрежета, на всю голову, как у немцев конца 20-х годов.

 

Именно этим и объясняются все эти «фантомные боли» бирюковых, которых даже на пляже не отпускает мысль о «тапке для вредных насекомых», которой «еще не готов». Именно этим вдохновляются дебилы из клуба BarHot, «отрезающие голову русскому пилоту». Именно поэтому побитый украинский вояка Александр Немировский пишет свои «угрозы» про концлагерь для русских свинособак, выдавая желаемое за действительное.

 

Реваншизм. Именно его не хватало в составе наркотика. Теперь он там есть. И надолго. И это ужасно грустно, так как мы все отлично знаем на примере «старших братьев по нацизму», куда приводят мечты о реванше. Не просто ко второму Компьенскому перемирию, а к Нюрнбергу и разрушенной и разделенной на части стране.

 

Реваншизм на десятилетия станет «гвоздем» украинской политической повестки дня. И программы большинства партий будут не такими: «Снизить НДС. Поднять социалку. Дать права регионам», а – «1. Ненавидеть «ворогив». 2. Убивать «ворогив». 3. Презирать «ворогив». 4 Всем сердцем ненавидеть «ворогив». 5. Непримиримо презирать «ворогив». 6. От всей души презирать «ворогив»……… 99. Поднять зарплаты депутатам».

 

Григорий Игнатов, «Журналистская правда»

 

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1