К похоронам государства. Не поторопились? Святослав Князев

   Дата публикации: 10 января 2016, 00:04

 

На фоне нарастающего в мировом масштабе кризиса с новой силой зазвучали голоса о несостоятельности и бесперспективности существования института государства в его современном виде. Неужели это действительно так? И если да, то что будет вместо него? А если нет, то что все же изменится? И чем это всем нам грозит? Что ждет «горячие точки» вроде Ближнего Востока или Украины?

 

кладбище

 

На эти размышления натолкнули меня сразу два материала, попавшие на глаза в один день.

 

Первый — это пост в Фейсбуке политолога Глеба Кузнецова. Пост, нужно сказать, достаточно категоричный. В нем в безапелляционной форме говорится, по сути дела, о «ненужности» государства в его традиционной форме и наличии неких перспектив у квазигосударственных структур, возникающих на базе корпораций, сект и наркокартелей. Отдельно автор подчеркивает якобы «неэффективность» «традиционных» силовиков, буквально восхищаясь частными военными компаниями:

 

«… любая серьезная частная военная компания, плевать хотящая на мнение мексиканских избирателей и сирийских ухогорлоносов решила бы обе проблемы быстро и эффективно».

 

Второй материал — добротная публицистика авторитетного ученого Гумера Исаева «Крах арабской мечты», в которой помимо ближневосточной проблематики затрагиваются глобальные вопросы и есть такие строки:

 

«Вопрос перехода на новую стадию развития государства связан не только с демонтажем идеологических конструкций и заменой их на новые, но и с изменением функционирования институтов власти. Именно кризис институтов является главным показателем проблем национального государства — оживление политической системы можно провести через кадровые преобразования или реформы прежних институтов. Но даже это лишь полумера, и для следующего этапа развития требуются радикальные изменения. Примеры таких изменений могут продемонстрировать развитые страны Западной Европы, избежавшие катастрофических последствий кризиса, бескровно перейдя на стадию транснациональной государственности, по словам немецкого социолога Ульриха Бека, «освободившись из территориальной западни». Некоторые западные ученые уже давно списывают со счетов национальное государство и говорят о скором переходе к глобальному гражданскому обществу. В глобалистском будущем даже США обречены на исчезновение. Американский публицист Джим Гаррисон называет Штаты переходной империей, судьба которой — быть «акушеркой для демократически управляемой глобальной системы». Пока этот переход затянулся, и о торжестве глобального мира говорить преждевременно. Ульрих Бек говорит о современном транснациональном состоянии развитых западных стран как о переходной фазе к глобальному миру, когда еще сохраняется привязка к национальному государству, но экономические и политические институты уже действуют как транснациональные. Примеры успешного транснационализма связаны с созданием региональных конструкций, таких как Евросоюз. В каком-то смысле это явление можно сравнить с империализмом, но здесь экспансия осуществляется с помощью инструментов экономики и посредством мягкой силы».

 

Столь обширная цитата оставлена мною не случайно. В ней достаточно полно изложено то, что будоражит западную политическую науку.

 

Итак, две позиции, на первый взгляд, вроде бы разные, но если присмотреться повнимательнее, весьма и весьма похожие. Суть-то едина. Исчезновение государства в его сегодняшнем виде. Просто, по одной версии, ему на смену придет «мировое правительство», а согласно другой — причудливый конгломерат квазигосударственных систем, взаимодействующих на глобальном уровне. И там, и там идея суверенитета сводится на нет.

 

Мысли эти совсем не новы. Даже если оставить в стороне «рафинированную» философию и тайные общества, практическим попыткам покончить с государственными суверенитетами и перейти к чему-то глобальному — уже десятки лет. В известном смысле в данном направлении уже давно работают организации, из-за которых «торчат уши» крупных западных финансово-промышленных кланов типа Рокфеллеров — «Совет по международным отношениям», «Бильдербергский клуб», «Трехсторонняя комиссия». Смеху ради попрошу обратить внимание на фамилии «представителей России», принимавших участие в заседаниях того же Бильдербергского клуба: Григорий Явлинский, Лилия Шевцова, Анатолий Чубайс, Сергей Гуриев.

 

Идею «мирового правительства» подробнее всех в наши дни изложил на «теоретическом уровне» американский ученый японского происхождения Фрэнсис Фукуяма (работник знаменитой RAND Corporation, действующей в интересах национальной безопасности США), наиболее известной работой которого является «Конец истории?».

 

Поборники идеи «мирового правительства» — вообще достаточно неоднородны, но все же большинство из них в наши дни придерживается идеи о том, что новое «мегагосударство» должно быть создано на основе «ценностей либеральной демократии» и под предводительством Западного мира. Во имя, конечно, свободы, равенства, братства, гуманизма и т.д. и т.п. Звучит для кого-то, возможно, и красиво. Но что это означает на практике?

 

Для начала — отказ от суверенитета и следующий за ним отказ от собственной культуры, от собственных ценностей. Банальный пример: в больше части обществ, придерживающихся традиционных ценностей, с неодобрением смотрят на «однополые браки» и пропаганду «однополых отношений». Но, если будет существовать «мировое правительство», основанное на универсализации западных «ценностей», то «однополые браки» и фактическая пропаганда соответствующего образа жизни будут узаконены на нормативном уровне, а противодействие им будет караться согласно «закону». «Уважение к традициям», возможно, и будет формально прописано в документах, но на практике все ценности, не вписывающиеся в «евроатлантическую» систему, будут быстро либо уничтожены, либо загнаны в подполье.

 

Но и это не все. Есть во всем этом очень и очень неприятный экономический аспект.

 

 

Экономика неоколониализма

 

Сегодня, чем дальше продвигается глобализация, тем сильнее по всему миру становится имущественное расслоение. Причем, как между бедными и богатыми странами, так и между бедными и богатыми людьми внутри самих стран — в том числе, внутри США.

 

Ресурсы планеты Земля не резиновые. И на то, чтобы обеспечить всему населению мира такой уровень жизни, как у богатейших жителей США, Европы, Японии и Австралии, их не хватит. Если бы хватало — уже обеспечили бы. Но пока «просвещенные» американские, британские, бельгийские и французские корпорации, работающие в странах третьего мира, не спешат облагодетельствовать население этих стран, выжимая вместо этого из него все соки. В итоге одна из богатейший в ресурсном плане стран планеты — Конго — является пристанищем для одного из самых бедных на Земле народов.

 

Но все же у неоколониальной грабительской системы есть одна большая проблема. А именно суверенитет. Рано или поздно в любой из стран третьего мира может прийти к власти человек, которого не удастся купить и который выставит за дверь всех тех, кто паразитирует на ее народе. Ведь именно за это в свое время западные спецслужбы жестоко убили Патриса Лумумбу.

 

А вот идея глобального государства, контролируемого крупнейшими финансово-промышленными группами современного Запада, радикально решает эту «проблему». Суверенитета нет, национального правительства нет, все решения принимаются «наверху» (неважно, где это будет — в Нью-Йорке, Брюсселе или, скажем, Сиднее). И у бывшего государства, преобразованного в провинцию или штат «нового мира» просто не будет права «взбрыкнуть», так как в этом случае его элита из вершителя суверенной воли превратится в нарушителя закона, против которого будет не война объявляться, а проводиться полицейская операция.

 

То же, о чем с упоением рассуждает Глеб Кузнецов — так сказать, эпоха нетрадиционных государств — выглядит на практике пугающе и омерзительно, так как полностью нивелирует институт прав человека в его лучшем, гуманистическом понимании.

 

Явления типа мексиканских картелей или исламистских террористических организаций — это не системы, а классические антисистемы, фактически паразитирующие на тех или иных обществах. И, к сожалению, часть крупных корпораций от них недалеко ушла! О цели существования государства в теории государства и права много спорят. Но все же в идеале — это некая деятельность в интересах всего народа. Цель же корпорации — это просто получение прибыли для своих владельцев. И все! Точка! Человек, его жизнь, здоровье, права, свободы по определению не имеют для корпорации никакой ценности. В известном смысле это и порождает иллюзию ее эффективности (не нужно особо думать о «социалке»). Но, тем не менее, приведите мне пример большой войны, выигранной корпорацией своими силами, без содействия государства?

 

Сегодня финансово-промышленные группы, наверное, целиком и полностью контролируют государственную систему США вместе с ее силовым аппаратом — армией, флотом, авиацией и ядерным оружием. Но, во-первых, пока существует суверенитет, властям США нужно хотя бы делать вид, что их государство существует в интересах «американского народа». А, во-вторых, в мире существует целая система противовесов, также обладающих армиями, флотами и ядерным оружием — Россия, Китай и т.д. и т.п. А теперь представьте себе, что армии, флота и ядерное оружие переходят в исключительное пользование корпораций и начинают открыто служить исключительно дело умножения их прибыли. Долго ли просуществует в этой ситуации свободное население, обладающее хоть какими-то правами? Будет работать принцип: «Ничего личного, просто бизнес»…

 

В общем, очевидно, что любые идеи, связанные с полной ликвидацией института суверенной государственности и переходом к «мировому правительству» либо «системе корпоративных квазигосударств» в случае их реализации на практике приведут к чудовищным последствиям. Но как быть с теми проблемами, которые накопились уже сегодня?

 

 

Тлеющие границы

 

У нас на глазах полыхают в огне войны Сирия, Ирак, Судан, Ливия. Не прекращается кровопролитная гражданская война на, простите, бывшей Украине. Стремительно скатываются к войне Иран с суннитскими монархиями Персидского залива, Ирак — с Турцией… Все холоднее и холоднее становятся отношения Запада и России. О чем это все говорит и к чему это все ведет?

 

Говорит это о том, что границы в ХХ веке нарезались порою искусственно и совершенно без учета цивилизационного фактора. Зачастую — в Южной Азии, на Ближнем Востоке, в Африке — это делалось колонизаторами вполне умышленно — с тем, чтобы поддерживать в регионах тлеющие конфликты, не дающие молодым государствам консолидироваться и усилиться, что в свою очередь создавало дополнительные возможности по выстраиванию неоколониальной системы.

 

Более «честные» западные ученые говорят ведь не о «глобальном мире», а о «столкновении цивилизаций», культурно-исторических типов. Представителям различных ценностных систем неуютно уживаться в рамках единого политического пространства! Ведь единое политическое пространство подразумевает универсальные правовые нормы, что для людей с отличающимися друг от друга ценностями, как правило, неприемлемо (выше мы уже приводили пример с «однополыми отношениями»).

 

Оговорюсь сразу: конфессиональный фактор при выделении «культурно-исторических типов» весьма важен, но он далеко не единственный. В рамках евразийской цивилизации православные славяне прекрасно уживаются с тюрками-суннитами и бурятами-буддистами. В рамках евроатлантической цивилизации католики по большей части уже прекрасно ладят с протестантами (исключения вроде Северной Ирландии скорее только подтверждают правило).

 

Но сунниты не могут поладить с шиитами в Сирии и Ираке. А носители «западного» культурного типа не способны мирно жить с носителями «восточного» на Украине.

 

С 1919 по 1954 годы коммунистами проводился масштабный эксперимент по созданию единой украинской политической общности из различных частей русского народа — великороссов на территории современного Юго-востока Украины и Крыма с одной стороны и малороссов с галичанами — с другой. Если первые были неотъемлемой частью «Русского мира», то вторые на несколько столетий были насильственно интегрирован в мир Западный. Полноценными представителями Западного мира они так и не стали, но оригинальный культурный код — утратили. Большевики планировали путем политической интеграции в рамках УССР «растворить» жителей Западной Украины и восстановить им культурный код. Но как бы ни так! Скоро исполняется сто лет началу этого «эксперимента», а ничего хорошего, к сожалению, из него так и не вышло. Самоидентификация и ценности жителей Донецка и Львова, как отличались, так и отличаются. И стоило рухнуть жесткой политической системе, сдерживающей их вместе, как трещина между ними стала стремительно расширяться.

 

Что-то похожее произошло и на Ближнем Востоке. Как только пал режим Саддама Хусейна, искусственно сдерживающий представителей разных культур «в одной упряжке», как система затрещала. Возможно, не уничтожь Запад Ирак Хусейна и передай Хусейн власть избранным им же преемникам, через пятьдесят, сто, двести лет внутренние противоречия были бы преодолены естественным образом. Но сделано то, что сделано. Американцы хотели перекроить карту Ближнего Востока, и в известной мере им это удалось сделать. Правда, на сегодняшний день процесс, судя по всему, стал частично неконтролируемым. Но у Запада такое случается часто. И теперь всему миру нужно приспосабливаться к жизни в новой реальности, в которой государства в искусственных границах, действительно, не способны дать ответ на все вызовы, возникающие перед ними сразу.

 

 

Слияние границ

 

Так к чему же следует стремиться в ситуации, когда с одной стороны «мировое правительство» — это очевидное зло, а с другой — часть из существующих государств — действительно неэффективны?

 

Ответ прост. Стоит стремиться приспособить границы политические к границам цивилизационным. Создавать государства либо союзы государств в рамках единых культурно-исторических пространств, определяющих «естественные границы». Подобные формирования будут куда более устойчивыми, чем то, что мы имеем сегодня.

 

С политическими формированиями в рамках других культурно-исторических типов можно торговать, «дружить против кого-то», формировать ситуационные коалиции, но даже не пытаться создавать некие постоянные союзы или сделать их «своими». Финны, поляки, прибалты за весьма длительный срок сосуществования в рамках единого государства так и не стали «своими» для русских. И поэтому, несмотря на многочисленные фантазии, немцы для нас «своими» тоже не станут. А попытка разменять интересы русских на Юго-Востоке Украины на «союз» с Европой, как предлагают некоторые, — это все равно, что отрезать себе руку ради того, чтобы примерить модный пиджачок.

 

Обозримое будущее — за столкновением цивилизаций. И поэтому в самом выигрышном положении будут те, кто наиболее точно сумеют очертить политические границы по «ценностному» принципу, и те, кто сумеют найти себе не союзные государства и политиков, а целые союзные цивилизации. Глобальные встряски «большим массивам» легче переносить вместе.

 

Святослав Князев

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1