Замалчивание не избавит от призрака расизма. Керстен Книпп

Дата публикации: 09 Январь 2016, 07:39

 

После разоблачений Wikileaks государственным службам всех стран стало ясно, насколько проблематична внутриведомственная переписка. Стоит раз недоглядеть, и она оказывается достоянием гласности. Так, судя по всему, произошло и со служебной запиской одного из полицейских чинов, дежуривших в новогоднюю ночь на привокзальной площади в Кельне. Текст, предназначенный сугубо для служебного пользования, практически в полном объеме оказался опубликованным в Bild — крупнейшей бульварной газете Германии, а следом за ней и другие немецкие СМИ ознакомили с его содержанием миллионную аудиторию.

 

нисилие в Кельне

 

Отличительная черта преступников

 

Из служебной записки стало понятно, что полиция считает главной отличительной чертой преступников — их происхождение, на которое в тексте обращается внимание несколько раз. Речь идет о «нескольких тысячах преимущественно мужчин-мигрантов», о женщинах, которые по их словам, подвергались сексуальным домогательствам со стороны «многочисленных мигрантов мужского пола», о необычайно «большом числе мигрантов, оказавшихся в фокусе внимания земельной полиции, в рамках проводимых ею мероприятий».

 

Зафиксированы в служебной записке и отдельные сцены. Полицейские оказались свидетелями того, как люди рвали на части свои документы с правом на временное пребывание в Германии и при этом говорили стражам порядка, мол, «ничего вы не сделаете, завтра я получу новое». Автор записки цитирует еще одного персонажа той ночи: «Я сириец, вы должны приветливо обращаться со мной, меня фрау Меркель сюда пригласила».

 

Изучение этого документа наводит на размышления о правоохранительной, журналистской и политической проблеме, одновременно являющейся и философской. Что, собственно, составляет суть идентичности человека? Или: по каким критериям судят об его идентичности другие? Для дежуривших той ночью полицейских ответ очевидно ясен: происхождение. В ситуации, когда о преступниках практически нет никаких других сведений, их происхождение для полицейских — как и для более ста пострадавших женщин — служит основной отличительной чертой.

 

С журналистской и политической точек зрения такие скупые описания личности преступников имеют взрывоопасную силу. Что из этого следует? Немецкий кодекс прессы в ответе на такой вопрос — не самая большая помощь. В кодексе говорится, что упоминать происхождение преступника целесообразно только в том случае, если налицо обоснованная связь с совершенным преступлением. В противном случае указание на происхождение человека может легко «привести к разжиганию предрассудков против меньшинств».

 

 

Молчание золото?

 

Жители Германии, по крайней мере образованные, стараются избегать стереотипов. Они привыкли к дифференцированному подходу, причем не только в отношении к мигрантам. Но их раздражает, когда от них скрывают или пытаются приуменьшить важную деталь — как в данном случае, скорее всего, указание на происхождение.

 

Люди возмущены еще и потому, что замалчивание происхождения — это издевка над всеми европейскими интеллектуальными традициями и нормами поведения. Ты откуда? Это абсолютно нормальный вопрос, который издавна задают не только в Европе. Это отнюдь не дискриминация, а выражение участия и заинтересованности, по-человечески очень понятное.

 

 

Происхождение и эмансипация

 

Вопрос о происхождении интересен также с философской точки зрения. Может ли человек вообще мыслить вне зависимости от своего происхождения? Можно ли представить себе человека вне его системы координат во времени и пространстве? Если да, то в какой мере? Насколько способны люди быть независимыми от их происхождения? Считается, что происхождение накладывает такой сильный отпечаток, что все попытки избавиться от него регулярно вызывают восхищение.

 

Начать с чистого листа, эмансипироваться, работать над собой — недаром такие понятия стали центральными ценностями современности. Мягко говоря, сомнительно, что и преступники, орудовавшие в новогоднюю ночь в Кельне, готовы приобщиться к таким ценностям.

 

 

Призрак расизма

 

Все это не изменит дифференцированного отношения большинства немцев к дискуссии о мигрантах и прибывающим в страну беженцам. При этом, однако, они хотят получать исчерпывающую информацию, а не только ту, которую чрезмерно осторожные журналисты считают хорошей для общественного климата. На такие попытки решать за них подавляющее большинство людей реагирует с раздражением.

 

Поэтому дискуссия на такие темы должна вестись открыто и без предрассудков. Те, кто хочет, дескать, «как лучше», своим подходом не избавят от политического призрака расизма. Напротив, высокомерная опека — этот призрак только привлекает.

 

Керстен Книпп

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
keln


bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1