Призрак «Восточно-европейского союза». Игорь Гашков

   Дата публикации: 09 января 2016, 19:50

 

Польша и Венгрия создают блок против Брюсселя

 

Планам Еврокомиссии ввести санкции против Польши, одобрившей план ультраконсервативных  реформ, не суждено сбыться. Премьер-министр Венгрии Виктор Орбан заявил 8 января, что  наложит вето на любые ограничительные меры.  Две восточно-европейские страны близки к созданию союза внутри ЕС, направленного против мигрантов. Выгоду из новой политической конфигурации могут извлечь США, сближение с которыми является единственной реалистической альтернативой евроинтеграционистским проектам.

 

Польша и Венгрия

 

Еврокомиссия объявила о рассмотрении вопроса о Польше 13 января. Это решение рассматривается многими как первый шаг на пути наложения штрафов на Варшаву. Впрочем, глава ЕК Жан-Клод Юнкер на прошлой неделе не стал нагнетать страсти и заявил, что Брюссель не собирается «ломать» Польшу.

 

Согласно 7 статье Договора о ЕС, серьезное нарушение демократических принципов членом ЕС может наказываться штрафами и другими мерами воздействия. Одной из них является приостановка права провинившегося государства голосовать в Совете Европы.

 

О том, что польскому правительству удалось заручиться принципиальной поддержкой Венгрии, стало известно 6 января после встречи лидера правящей партии « Право и справедливость» Ярослава Качиньского и Орбана  в Варшаве. Венгерский лидер дал понять, что не возражает против проекта реформ в Польше, предусматривающего резкое сокращение полномочий конституционного суда и усиление контроля за принадлежащими государству СМИ. Преобразования, которые министр иностранных дел Люксембурга сравнил с возвращением ко временам коммунизма, Орбан считает внутренним делом Варшавы. «Брюсселю следует больше уважать поляков», — заявил венгерский лидер.

 

По итогам переговоров стало ясно, что и Польша, и Венгрия поддерживают усиление  контроля за передвижением мигрантов. Орбан предложил возвести на северной границе Греции  стену, чтобы поставить заслон потоку беженцев. Соглашение с Турцией, заключенное европейскими лидерами в ноябре, по мнению Будапешта, не работает.

 

Польские власти со своей стороны, сообщили, что сожалеют о прежних планах принять десятки тысяч  мигрантов. «Мы не сможем предоставить убежище более, чем сотне », — заявила премьер-министр Беата  Шидло.

 

Сближение Польши и Венгрии стало  возможным после победы на парламентских выборах, одержанной в октябре партией «Право и справедливость» Ярослава Качиньского. Политик в 2000-е годы заявлял, что считает Виктора Орбана образцом для подражания. «Настанет день, и Будапешт придет в Варшаву», —  предсказывал Качиньский, теперь готовящийся, по мнению его критиков, воплотить в жизнь этот прогноз.

 

Подобная перспектива не может не тревожить Брюссель, поскольку между  политическими системами двух стран остается существенная разница: в Венгрии фактически  отсутствует оппозиция слева, и Орбан управляет страной как непререкаемый  лидер. В Польше демократические институты гораздо сильнее, а критики правительства влиятельнее. Однако нынешняя реформа, позволяющая откладывать вступление в силу решений конституционного суда, способна изменить это положение дел. В ЕС ее называют нарушением статьи 2 Лиссабонского соглашения, требующей от каждого государства-члена уважения к демократическим ценностям. Реформу Контитуционного суда критикуют в Брюсселе наравне с требованием привести информационную политику государственных СМИ в соответствие с христианскими ценностями. Главный редактор «Газеты Выборча» Адам Михник в ответ на это предложение обвинил правых в попытке использовать «путинскую модель» в Польше. Влиятельная «Газета Выборча» выросла из профсоюза «Солидарность» и выражает взгяды антикоммунистического, но при этом левого направления в польской политике.

 

Депутат Европарламента Элмар Брок считает, что Качиньский даже более неприятный партнер для Брюсселя, чем Орбан, который, несмотря на ультраконсервативную риторику, тем не менее остается сторонником единства ЕС. В отличие от венгерских правых, их польские союзники входят в межпарламентскую группу евроскептиков, где их ближайшими партнерами выступают антиевропейски настроенные тори Дэвида Кэмерона. «Никакой дальнейшей интеграции и никаких новых полномочий Брюсселю. В этом мнении партия “Право и справедливость” и британские консерваторы  едины», комментирует позицию Качиньского польский политолог Малгожата Бониковска.

 

Несмотря на то, что в январе с.г. именно Будапешт оказывает услугу Варшаве, защищая ее от Еврокомиссии,  возможно, что Венгрии союз с Польшей необходим больше, чем наоборот. Политика Качиньского, во многом сводящаяся к переориентации страны с Брюсселя на Вашингтон под предлогом миграционного кризиса, оставляет полякам значительное пространство для маневра. Орбан, не имеющий с Вашингтоном тесных взаимоотношений и слишком авторитарный по стандартам Запада, подобной возможности лишен.  Будапешту остается лишь искать себе союзников (Орбан обращался в частности к России), по причине чего разлад в отношениях Польши и европейских властей он может рассматривать как подарок для себя.

 

Усиление разногласий  между восточно-европейскими странами, с одной стороны, Парижем и Берлином — с другой, и Лондоном — с третьей, вероятно, станет главной политической тенденцией ЕС в 2016 году. Новая компромиссная формула, которая устроила бы всех членов объединения, не просматривается, поскольку возможна только на пути односторонних уступок Франции и Германии недовольным странам. И если в случае с Великобританией это трудно, но возможно, то в отношениях с Восточной Европой кажется едва ли достижимым, поскольку затрагивает базовые для ЕС трактовки демократии, светскости и мультикльтурализма.  Качиньский называет мигрантов переносчиками неизвестных заболеваний, оккупирующими итальянские церкви, чтобы затем «превратить их в нужники». В Брюсселе с подобной риторикой согласиться никак не могут.

 

Игорь Гашков

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1