Польша усиливает раскол Европейского союза. Кирилл Озимко

Дата публикации: 09 Январь 2016, 09:30

 

2016 год вполне может войти в историю как год раскола Европейского Союза. Уж слишком активно разгорается конфликт между Брюсселем и Варшавой. Многие западные СМИ утверждают, что Польша, приняв эстафету от Украины, станет главной проблемой Европы в этом году.

 

Варшава. Марш независимости

 

Причиной столь неожиданного конфликта внутри Евросоюза стали действия правящей в Польше консервативно-националистической партии «Право и справедливость», которая взяла курс на независимую политику и отстаивание традиционных ценностей вместо «общеевропейских».

 

Сначала руководство наших западных соседей приняло определенные поправки в «Закон о СМИ», которые дают право правительству назначать руководителей общественных телерадиокомпаний. Помимо этого, изменения предусматривают, возможность назначения министром казначейства членов правления и наблюдательных советов Польского общественного телевидения.

 

Казалось бы, что в этом особенного? Избранная польским народом власть независимого государства самостоятельно принимает определенные законы. Однако реакция Брюсселя не заставила себя долго ждать. Самые разные европейские наднациональные органы раскритиковали внесенные изменения.

 

Во-первых, Европейская комиссия попросила правительство Польши более подробно пояснить новые поправки, а также предупредила, что польская власть обязана охранять независимость СМИ. Но некоторые еврокомиссары отметились крайне жесткими высказывания вплоть до угроз. Страну пообещали лишить права голоса в Евросоюзе, если польские власти и дальше будут отвергать «европейские ценности».

 

Во-вторых, Ассоциация европейских журналистов в открытом письме на имя министра культуры Польши Петра Глинского и его заместителя Кшиштофа Чабанского призвала польское правительство отложить реформы «до тех пор, пока все вопросы не будут полностью и публично обсуждены». Ассоциация считает, что закон позволит правящей партии назначать в руководство СМИ людей, разделяющих «приоритеты и желания» партии.

 

В-третьих, Европейский вещательный союз (EBU) также обратился к правительству Польши, выразив опасения, что новый закон нанесет урон польским СМИ и «уменьшит, а не укрепит независимость прессы».

 

13 января польский закон «О СМИ» будет обсуждаться в Европарламенте. Вполне возможно, после обсуждения значительно усилится натиск на Варшаву, целью которого будет отмена внесенных поправок.

 

Кроме скандальных изменений в Законе «О СМИ» президент Анджей Дуда внес-таки поправки и в Закон «О Конституционном трибунале». Их суть заключается в частичном ограничении его полномочий. Теперь трибунал, состоящий из 15 судей, может принимать решение лишь квалифицированным большинством (10 судей), а не абсолютным (8 судей), как ранее. Кроме этого, Конституционный трибунал Польши уже не будет сам решать, кто из судей его должен покинуть, а направлять соответствующий запрос в Сейм (нижняя палата парламента Республики Польша).

 

На первый взгляд, вполне логичные изменения. Принятие решения квалифицированным большинством вместо абсолютного означает большую степень единогласия между судьями, а возможное увольнение судьи только при одобрении палаты парламента позволит власти лучше контролировать состав столь важного органа, как Конституционный трибунал. Однако и тут Евросоюз и пробрюссельская оппозиция выразили недовольство и вывели людей на митинги в крупнейших польских городах.

 

Многие брюссельские политики обеспокоены «подрывом демократических ценностей» в Республике.

 

Так, Жан Ассельборн, министр иностранных дел Люксембурга, который сейчас председательствует в ЕС, призвал Еврокомиссию и Европарламент действовать незамедлительно. Он угрожает Польше санкциями, если польские власти не одумаются.

 

Давление Брюсселя вполне закономерно и не является некой «предвзятостью». Евросоюз открыто использует свои правовые стандарты, чтобы влиять на законодательную деятельность стран-членов. Еврокомиссия имеет полное право начать процедуру лишения страны членства в ЕС, если она нарушает «европейские ценности». Сомнительно, что в Варшаве про это забыли. Однако все равно там продолжают гнуть свою линию.

 

И здесь может быть три варианта разрешения конфликта:

 

1) Польша начинает процедуру выхода из Европейского Союза и далее проводит независимую внутреннюю политику;

 

2) Польша объединяет вокруг себя союзников по евроскептицизму (Венгрия, Великобритания, Чехия, Словакия) и пытается с их помощью изменить Евросоюз, изменить европейские правовые стандарты;

 

3) Польша отменяет принятые поправки и сдается Брюсселю.

 

Наиболее вероятен сейчас второй вариант. Великобритания, Польша, Чехия, Словакия и Венгрия достаточно часто выступают вразрез интересам Брюсселя. К примеру, премьеры восточноевропейской четверки в прошлом году совместно отвергли предложение ввести систему квот в расселении мигрантов, напомнив Брюсселю и Берлину о добровольном характере солидарности в таких ситуациях. Кроме того, властям Польши, Чехии, Словакии и Венгрии достаточно часто достается от Еврокомиссии.

 

Великобритания стоит немного особняком от всего, что происходит в Европейском Союзе, однако вполне реально, что страна проведет референдум о выходе из этого интеграционного объединения. Для разъяснения позиции молчаливого большинства англичан, которые являются евроскептиками, Кэмерон приводит ряд аргументов, которые сводятся в первую очередь к «островной психологии» британцев:

«Наша география сформировала нашу психологию. У нас островной характер, мы страстно отстаиваем свой суверенитет, эту черту британского характера не изменишь, как нельзя вычерпать воды Английского Канала».

Если вышеперечисленные государства объединят свои усилия в борьбе за сохранение большей самостоятельности, они вполне могут сформировать свой блок и противостоять оси Брюссель-Берлин-Париж. Сначала можно выступать в защиту друг друга на разного рода заседаниях Европарламента, обсуждениях того или иного закона, а после содействовать изменению европейских правовых стандартов и вовсе реформированию союза.

 

Но если полякам все-таки не удастся объединить своих европейских единомышленников и повлиять на Брюссель, вполне возможен и первый вариант развития событий. Прошлый год показал, что польское общество достаточно скептически относится к внутренней политике ЕС. Уверенные победы партии «Право и справедливость» и Анджея Дуды на выборах позволили евроскептикам и националистам фактически единолично взять власть в свои руки.

 

Несмотря на то, что оппозиция проводит проевропейские митинги, власть пользуется огромной поддержкой польского народа. На это повлияли и кризис с беженцами в Европе (новые власти обещали не соглашаться на европейские условия их принятия), и жажда реальной независимости. Последние несколько столетий страна была сначала разделена между несколькими империями, а затем управлялась извне. А нынче Брюссель посягает на вековую мечту поляков о сильном и независимом государстве…

 

Поэтому-то третий вариант сегодня фактически невозможен. Польские власти показали себя достаточно принципиальными и вряд ли пожелают терять свой авторитет и рейтинг среди избирателей.

 

Что это значит для России?

 

Для России все складывается замечательно.

 

В последнее время Европа проводит фактически общую внешнюю политику в угоду интересам США. Брюссель добивается единодушия своих вассалов призывами к защите «европейских ценностей».

 

Вспомним, как весь ЕС накинулся на венгерского премьера Орбана за встречу и взаимные договоренности с Владимиром Путиным. Вспомним Грецию: Ципрас и его «Сириза» достаточно доброжелательно высказывались о нашей стране, чем подвергли себя неимоверной критике, многочисленным упрекам и травле в СМИ.

 

Европейское руководство всячески критикует и вешает ярлыки даже на политические партии, которые ставят перед собой задачу по нормализации отношений с Россией. Французский «Национальный фронт», болгарская «Атака», австрийская «Партия свободы», «За лучшую Венгрию» и т. д. постоянно подвержены травле и препятствованию в борьбе за власть из-за своих позиций. В чем их только не обвиняют: и в фашизме, и в реакционности, и в обслуживании интересов Кремля, и в неприятии «европейских ценностей». Хотя ничего «фашистского» и негуманного в программах этих партий нет. Они исповедуют евроскептицизм, консерватизм и традиционализм. Выходит, эти три идеологии являются главными союзниками России в Европе, но главными врагами США и Брюсселя.

 

И как показывает практика, союзники России уверенно идут к власти в Европе. «Национальный фронт» победил в первом туре региональных выборов в столь важной европейской стране, как Франция.

 

Независимость европейских стран от Брюсселя и Вашингтона, которая замаячила на горизонте, вселяет надежду на нормализацию отношений с Россией.

 

Все вышеперечисленное уверенно указывает на то, что Европа уже никогда не будет такой, как раньше. Евроскептики и националисты получают все больше процентов голосов. В некоторых странах, таких, как Польша и Венгрия, они находятся фактически у власти. С каждым годом все ближе к победе на выборах французский «Национальный фронт» и Марин Ле-Пен.

 

Европа переживает идеологический кризис и «правеет»: все большее количество людей разочаровываются в либерализме, политике открытых границ, подчинении Брюсселю.

 

Этому способствуют многие факторы, но главным все же остается миграционный кризис и беженцы. Нынешняя Европа показала свое бессилие перед вызовами современности, заставив жить людей в постоянном страхе за свою жизнь. Нынешняя Европа показала и внешнеполитическую слабость, обслуживая интересы США даже во вред себе, как в случае с санкциями против России.

 

Европейцы устали от такой политики Брюсселя, и есть предпосылки, что скептические настроения в обществе будут только возрастать. Поэтому все должно пойти по одному из двух вариантов: либо распад Евросоюза, либо его коренное изменение. И то, и другое достаточно благоприятно для России, потому что с независимыми от США государствами и союзами будет гораздо легче найти общий язык и взаимовыгодно сотрудничать.

 

Кирилл Озимко

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
polska


bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1