Не друг и не враг. Геворг Мирзаян

Дата публикации: 08 Январь 2016, 16:41

 

Несмотря на внешне антизападный характер новой Стратегии безопасности, Кремль намечает пути сотрудничества

 

Не друг и не враг

 

Ядерные и кибернетические возможности РФ беспокоят американских военных

 

По сути стратегия оформляет нынешнюю парадигму российско-западного конфликта, который перешел в активную фазу после окончательного отказа Кремля играть по предыдущим правилам в отношениях с ЕС и США (этот отказ выразился в присоединении Крыма). «Укрепление России происходит на фоне новых угроз национальной безопасности, имеющих комплексный взаимосвязанный характер. Проведение РФ самостоятельной внешней и внутренней политики вызывает противодействие со стороны США и их союзников, стремящихся сохранить свое доминирование в мировых делах», — говорится в документе. В Вашингтоне действительно воспринимают это новое поведение России как, мягко говоря, недружественное. Председатель Объединенного комитета начальников штабов США генерал Джозеф Данфорд назвал Москву «вызовом» для Соединенных Штатов. «Мы делаем этот вывод, основываясь на их поведении и возможностях, включая ядерные, кибернетические, обыкновенные, основываясь на угрозе нашим союзникам», — заявил генерал.

 

 

В НАТО утверждают, что не угрожают

 

Однако переоценивать это противостояние не стоит. Если посмотреть на формулировку той же стратегии, речь не идет об экзистенциальном конфликте, а скорее о соперничестве, вызванном конъюнктурной причиной — несогласием Запада с новой ролью России. Соответственно, уже в среднесрочной перспективе конфликт может быть разрешен одним из двух вариантов — либо Россия перенапряжется и под грузом санкций согласится вернуться на свое предыдущее место, либо Запад признает ее новую роль. И второй вариант видится куда более вероятным, особенно если Москва продемонстрирует, что в своей новой ипостаси она будет проводить конструктивную политику.

 

Если российско-западные отношения в глобальном плане и изменятся, то отношение России к Альянсу останется настороженным. «Наращивание силового потенциала Организации Североатлантического договора (НАТО) и наделение ее глобальными функциями, реализуемыми в нарушение норм международного права, активизация военной деятельности стран блока, дальнейшее расширение альянса, приближение его военной инфраструктуры к российским границам создают угрозу национальной безопасности», — говорится в тексте Стратегии. В самом НАТО, конечно, с таким определением не согласны. «Мы категорически отвергаем абсолютно необоснованные заявления о том, что НАТО и проводимая ею политика создают угрозу для Москвы», — говорит официальный представитель Альянса Оана Лунгеску.

 

 

Отчего мы можем начать нервничать

 

Отчасти она, конечно, права. Расширение Альянса на Восток не несет прямой военной угрозы России — стране, обладающей ядерным оружием. Можно было бы, конечно, говорить об уменьшении времени подлета боеголовок в случае вхождения в НАТО той же Украины или Грузии, однако в НАТО уже входят государства, расположенные на границах с Россией — Турция и страны Прибалтики. Да и вообще занимать принципиальную позицию из-за времени подлета большого смысла нет — всем очевидно, что в условиях ядерного апокалипсиса незначительное уменьшение времени гибели не имеет значения.

 

Принципиальная позиция обоснована политическими последствиями расширения НАТО — а вот они уже крайне серьезные. Включение в Альянс Украины, Молдавии и Грузии будет означать, во-первых, официальное и безоговорочное подчинение внешней, военной и отчасти внутренней политики этих стран воле Брюсселя и Вашингтона. Совместные проекты с этими странами окажутся под угрозой. Во-вторых, учитывая несогласие Европы и США с новой ролью России в мире, новые члены Альянса создадут серьезную напряженность на российских границах, вынуждая Москву еще больше увеличивать оборонный бюджет. Эта напряженность окажет негативное влияние и на процесс выработки внешнеполитических решений, сделав его более нервным — ни для кого не секрет, что исторически сложившийся «характер» России подразумевает стремление российской элиты создать вдоль границ государства «буферную зону».

 

И, наконец, в-третьих, вхождение Украины, Грузии и Молдавии в НАТО серьезно обострит ситуацию с внутренними конфликтами в этих странах. Что делать, если эти страны при помощи войск Альянса решат восстановить свою «территориальную целостность» через прямые военные действия и уничтожение нелояльного местного населения? В Приднестровье, напомним, находятся российские военные, базы расположены также в Абхазии и Южной Осетии (которые, напомним, были признаны Россией независимыми государствами и с ними заключены военно-политические соглашения), Донбассу даны официальные гарантии безопасности, а Крым вообще стал российской территорией. В этом случае Москве будет куда сложнее решиться на «северный ветер» или тем более «осетинский вариант», так как ее действия могут быть расценены как нападение на члена НАТО.

 

 

Кремль не так прост

 

Именно поэтому Кремль занимает крайне жесткую позицию относительно расширения Альянса, и именно поэтому Альянс (не желающий идти на прямой конфликт с Москвой из-за самодурства тех же украинских властей) понимает и принимает эту позицию, откладывая на «как-нибудь потом» прием в НАТО этих стран. И если Кремль не зайдет за определенные «красные линии» (например, не создаст российско-приднестровскую границу), статус-кво будет сохранен.

 

Более того, в случае сохранения относительной стабильности на периферии России и стран Альянса, потенциальные противники вполне могут сотрудничать по определенным направлениям. В отличие от ряда российских экспертов и политиков, называющих российско-американские отношения чуть ли не игрой с нулевой суммой, Кремль оценивает их более трезво и прагматично. В Стратегии написано, что РФ «заинтересована в выстраивании полноценного партнерства с Соединенными Штатами Америки на основе совпадающих интересов, в том числе в экономической сфере, и с учетом ключевого влияния российско-американских отношений на состояние международной обстановки в целом». Предлагаемые темы для взаимодействия очевидны: вопросы нераспространения, борьбы с терроризмом и урегулирования региональных конфликтов.

 

Геворг Мирзаян

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
Oct. 29, 2015 - Saragosse, SPAIN - 20151029 - SARAGOSSE, SPAIN: Illustration shows a press visit in Saragosse, Spain, during the giant NATO exercice called Trident Juncture 2015, Thursday 29 October 2015. BELGA PHOTO DIRK WAEM (Credit Image: © Dirk Waem/Belga via ZUMA Press)


bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1