Искаженный образ России. American Conservative, США

   Дата публикации: 08 января 2016, 00:30

 

Сейчас, когда отношения между Вашингтоном и Москвой значительно ухудшились, может ли простой разговор с русскими дать надежду на возобновление сотрудничества?

 

Путин и Обама

 

Недавно я вернулся из Москвы, где провел несколько дней и выступил на конференции, организованной российской международной информационной телекомпанией RT International. Россия, которая была одной из тех крупных стран, куда мне не доводилось прежде ездить, преподнесла мне довольно приятный сюрприз. Москва оказалась современным и чистым городом, почти полностью избавившимся от своих мрачных пережитков социалистического прошлого — коротко говоря, «европейский» город во всех смыслах. Когда мы с супругой ехали в город из аэропорта, в какой-то момент мы оказались у набережной Москвы-реки, и перед нами внезапно открылся вид на стены Кремля с золотыми куполами его соборов, тонущими в последних лучах заходящего солнца. Это была совершенно незабываемая картина, подобная той, которая предстает перед глазами, когда вы впервые видите Римский форум, вспоминая описания Гиббона.

 

Следует сказать, что нас, участников конференции, развлекали как VIP-персон и даже устроили для нас роскошный гала-ужин, на котором выступал Хор Российской армии и оперный певец, исполнявший отрывки из «Половецких плясок» Бородина. Там присутствовали Михаил Горбачев и Паата Шеварнадзе, и к всеобщему удивлению слово взял сам президент Владимир Путин. Спонсоры потрудились на славу, чтобы создать благоприятное впечатление у выступавших, которые приехали в Москву из 12 стран, и в этом они, несомненно, достигли успеха благодаря своему исключительному гостеприимству.

 

Понимали ли мы, что нами манипулируют? Разумеется, но мы тщательно следили за тем, чтобы не поддаваться пропаганде. В ходе моей панельной дискуссии, получившей название «Информация, сигналы, политика: рычаги влияния в современном мире», даже выступил основатель Wikileaks Джулиан Ассанж (Julian Assange), говоривший с нами прямо из посольства Эквадора в Лондоне.

 

Я заявил, что безопасность и защита личной жизни могут сосуществовать в большинстве стран, однако это потребует от правительств использовать внеправовые инструменты, которые они разработали за последние 15 лет в ходе своих «войн с терроризмом», и создать четко сформулированные правила вмешательства полиции в частную жизнь граждан. К примеру, необходимо вернуться к старой практике, которая существовала во многих странах и в рамках которой правоохранительные органы сначала должны получать разрешение суда или его эквивалент, чтобы в соответствии с ним предпринимать строго оговоренные меры, предусмотренные в тех или иных обстоятельствах. Я добавил, что судья в этом случае должен получать консультации омбудсмена или неправительственного советника, чья единственная задача — следить за тем, чтобы не нарушались гражданские свободы граждан. Я закончил на довольно пессимистичной ноте, отметив, что,  по моему мнению, ни один американский президент не сможет поступить правильно, и добавив, что президент Барак Обама фактически отказался вносить разумные коррективы в положения о слежке и наблюдении, предложенные в прошлом году.

 

Я должен отметить, что участников конференции никоим образом не принуждали придерживаться какой-либо линии, и большую часть важнейшей и уникальной в своем роде информации я почерпнул из общения с россиянами. Общаться с ними было достаточно легко, потому что, хотя я довольно слабо знаю русский язык, россияне уже давно изучают английский язык в школах с первого класса, и, в отличие от американцев, они весьма хорошо осведомлены о том, что сейчас происходит в мире.

 

В жизни мне доводилось общаться с множеством россиян за рубежом, поэтому я приготовился снова повторить, что они во многом очень похожи на то, какими американцы считают американцев: они трудолюбивы, дружелюбны и немного болтливы. Разговоры с россиянами быстро сводятся к беседам об их детях, школах, о том, где они живут и какую жизнь они для себя хотели бы. Они очень скоро начинают показывать фотографии своих детей и домашних питомцев. Они очень религиозны, и Русская Православная церковь играет ведущую роль в их государстве. На улицах повсюду развешаны рождественские украшения и гирлянды, церкви, разрушенные в эпоху Сталина, успешно восстанавливаются, а на Красной площади даже работает довольно оживленная рождественская ярмарка.

 

Однако временами сквозь все это проглядывала темная сторона. И обычные россияне, и те, кто называет себя журналистами и учителями неизменно затрагивали одну и ту же тему: почему США так сильно ненавидят Россию и почему американские СМИ не могут сказать о России ничего хорошего? У меня не получилось дать на эти вопросы вразумительный ответ. Я попытался сказать, что Россия при президенте Владимире Путине стала более авторитарной, что СМИ лишились большей части своей свободы и что системная коррупция эпохи Ельцина уступила место новой, менее заметной версии кумовства. В качестве примеров неоспоримой пропаганды государства я привел Крым и Украину, добавив, что аргументы России во многих смыслах были вполне законными. Я отметил, что, по моему мнению, этот кризис был спровоцирован в первую очередь Вашингтоном, который захотел сменить режим в Киеве. Что касается телекомпании RT International, в беседах с ее представителями и журналистами я сказал, что ее репортажи часто бывают не слишком достоверными в вопросах, касающихся России, из-за стремления придерживаться официальной линии правительства страны. Они не стали со мной спорить.

 

Однако ни один участник дискуссии так и не сумел ответить на этот вопрос, и, как мне кажется, у меня тоже нет вразумительного ответа. У президента Владимира Путина есть множество критиков внутри России, однако он пользуется огромной популярностью и считается истинным националистом старой закалки, что, с точки зрения большинства россиян, означает, что он на самом деле действует в интересах России. Это сделало его довольно привлекательной фигурой на международной арене. Результаты недавно проведенного в Соединенном Королевстве опроса показали, что четверо из пяти британцев проголосовали бы скорее за Путина, чем за их собственного премьер-министра Дэвида Кэмерона (David Cameron), если бы у них был такой выбор. Интересно, какие результаты дал бы подобный опрос в США теперь, когда американцы все больше разочаровываются в администрации Обамы, которая придерживается скорее идей глобализма, чем национализма. Более того, во внешней политике она игнорирует множество истинных национальных интересов США, вместо этого делая ставку на символические жесты в совокупности со странным желанием постоянно агитировать за создание новых демократий.

 

Что касается негатива в адрес России, то, как вы все понимаете, в СМИ и правительстве, а также в огромном множестве аналитических институтов достаточно много экспертов преклонного возраста, которые всегда будут считать Россию врагом. Кроме того, есть другие, более коварные эксперты и чиновники, которым необходим образ врага, чтобы сохранять за собой высокооплачиваемые должности в правительстве и других ведомствах, которые во многом зависят от благополучия военно-промышленно-конгрессионного комплекса. Кроме того, всегда и везде найдутся такие воинствующие патриоты, как сенаторы Джон Маккейн (John McCain) и Линдси Грэм (Lindsey Graham).

 

Но все это не объясняет, почему так мало людей в американских СМИ и Вашингтоне понимают, что хорошие отношения с Россией необходимы  — и не только потому что Москва способна уничтожить США, если ее загонят в угол и у нее будут на то веские основания. Россия оказалась весьма полезным партнером в Сирии, где она руководила переговорами и, в конечном итоге, добилась уничтожения химического оружия сирийского режима в начале 2014 года. Сейчас она является одной из тех движущих сил, которые стоят за переговорами, направленными на окончательное урегулирование этого конфликта. Она всегда была надежным союзником в борьбе с терроризмом, признавая свою уязвимость перед ИГИЛ и другими исламистскими группировками. То, что российские лидеры делают внутри своих границ, по сути, вообще никак не затрагивает интересы Америки, однако по какой-то причине повозку постоянно ставят перед лошадью, что является уже привычной практикой в американских СМИ.

 

Другие участники конференции, как и я, были недовольны количество негативной информации о России. Они поделились своими соображениями по поводу того, почему американцы не понимают ее. Один европеец пошутил, что аббревиатура США может расшифровываться как Соединенные Штаты Амнезии в том смысле, что события в мире подчиняются искусственно навязанному 24-часому новостному циклу, прежде чем окончательно кануть в Лету. Профессор Питер Кузник (Peter Kuznick) из Американского университета, отметил, что студенты в США имеют низкие баллы в естественных дисциплинах и математике, однако область, в которой у них самые низкие показатели — это история. Среди своих лучших студентов он провел опрос по теме Второй мировой войны, в ходе которого он спросил их о том, сколько американцев погибло в этом конфликте. Они ответили, что в ходе той войны погибли 90 тысяч американцев — и ошиблись на 300 тысяч. Сколько погибло советских граждан? Студенты ответили, что примерно 100 тысяч, тогда как на самом деле их погибло около 30 миллионов. Не зная этой цифры, студенты попросту не способны понять, что движет Россией. Кузник отметил, что в терактах 11 сентябре погибли 3 тысячи американцев. Чтобы оценить масштабы потерь Советского Союза во Второй мировой войне, попытайтесь представить себе, что теракты 11 сентября происходят каждый день в течение 24 лет.

 

Однако надежда еще есть. Когда я вернулся в Вашингтон, я прочел короткую статью Джеффри Соммерса (Jeffrey Sommers) из университета Висконсина, опубликованную в New York Times:

 

Сирийский кризис представляет собой возможность провести настоящую «перезагрузку» отношений между США и Россией. Политики и эксперты обеих стран плохо понимают друг друга… Устойчивый прогресс может существовать только в стабильном мире, а не в условиях разжигания волнений в государствах от Египта, Ирака, Ливии и до Сирии в надежде на то, что вслед за этими беспорядками наступит демократия… Идейный вдохновитель американской политики эпохи холодной войны Джордж Кеннан (George Kennan) предупредил на закате своей жизни, в 1998 году, что политика расширения НАТО на восток Билла Клинтона может привести к войне… Несомненно, Путин никогда не стремился захватывать Украину или даже Донбасс. Действия Путина сигнализировали о том, что статус-кво вокруг непрекращающегося расширения НАТО должен измениться. Донбасс стал его рычагом воздействия. Путин — убежденный националист, но он не раздувает бездумно российский реваншизм — наоборот, он пытается аккуратно дозировать это пламя. Путин хочет партнерских отношений с Западом, но при этом не хочет оказаться в положении просителя. США и Россия не смогут в ближайшее время найти компромисс. Тем не менее, они могут преследовать общие цели в сирийском кризисе и в борьбе против ИГИЛ, что со временем сможет привести к устранению их разногласий.

 

Москва

 

Не нужно любить Матушку-Россию или Владимира Путина, чтобы понять, что налаживание сотрудничества с Москвой на основании общих целей — в интересах Вашингтона. Украина, которая так же коррумпирована, как и Россия — если не больше — не относится к числу ключевых интересов США, тогда как сотрудничество с Россией входит в их число. Кризис спровоцировала именно смена режима на Украине, которая была подготовлена США, а вовсе не Путиным. Путин несколько раз просил о начале диалога, о том, чтобы Вашингтон проявил уважение к Москве — согласитесь, вполне разумная просьба. В этом году он открыто заявил, что его страна хочет сотрудничать с США. Это такое предложение, которое те, кого по-настоящему волнует судьба США и американского народа, попросту не могут проигнорировать.

 

Филип Джеральди — бывший сотрудник ЦРУ, American Conservative, США

 

Перевод — ИноСми

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1