Добрило Дедеич: Мы хотим, чтобы Россия всегда оставалась на берегах Черногории

Дата публикации: 04 Январь 2016, 21:09

 

Эксклюзивное интервью Добрило Дедеича, председателя организации «Српска листа» ИА News Front

 

Добрило Дедеич

 

News Front: Вы единственная партия в Черногории, которая выступает за интеграции с Россией. Расскажите детальнее о своей программе.

 

— Српска листа – эта единственная неправительственная организация, которая осталась верной идеологическому принципу, по которому судьба сербского народа в Черногории и на всем сербском национальном пространстве связана исключительно с судьбой России, что является самым близким союзником Сербии, Черногории, Республики Сербской. От свержения Слободана Милошевича и приходу к власти в Сербии «демократической оппозиции» у нас было достаточно поводов убедиться в том, что Запад нам не друг. После прихода коммунистов на власть в СФРЮ запад поддерживал правые организации, что также подтверждает то, что едва ли они заинтересованы в создании демократического общества в Сербии и Черногории или могут помочь заменить тоталитарные режимы патриотическими. Власти в Сербии и в Черногории откровенно проамериканские и представляют собой примеры «частной» власти», управляемой, способной стать частью блока НАТО.

 

И речь не о том членстве в НАТО, которое отвечает интересам НАТО. Черногория сама по себе не является целью, цель – нанести российским национальным и региональным интересам как можно больший урон. Между тем, мы считаем, что тесное политическое, экономическое, таможенное сотрудничество с Россией – это общий внешнеполитический интерес и Черногории, и Сербии. Россия поддерживает организацию референдума в Республике Сербской и заинтересована в сохранении Косова и Метохии в составе Сербии. Также Россия в Черногории – друг сербского народа и всех, кто противится вступлению в НАТО. У сторонников блока нет большинства, если говорить о населении, а если речь идет о парламенте, то я верю, что еще не поздно правильно поднять русофильские настроения. Есть организации, которые как альтернативу НАТО предлагают военный нейтралитет, а при этом выступают за военные и экономические связи с Россией.

 

Это основные положения «Српске листе». Черногория должна быть частью военного, экономического, таможенного союза с Россией. Мы бы хотели, чтобы этим же путем пошла и Сербия. Если говорить о сербском народе, это – то, чего хочет большинство. Между тем, говоря о политике, стоит отметить, что в парламентах Сербии и Черногории нет ни единой политической структуры, которая противится вступлению в ЕС и НАТО и открыто выступает за интеграции с Россией. Таким образом, формируется диспропорция. Если в Черногории за вступление в НАТО, скажем, 35% населения, то в парламенте за этот шаг – 70% депутатов. Потому и нужны выборы: показать, что нынешняя власть – криминальная, а также антисербская и антироссийская. Сербы в Черногории всегда были отстранены черногорскими национальными элитами, а теперь нас еще и хотят насильно втянуть в НАТО. Прежде всего мы должны защитить себя от этой угрозы, что исходит от Демократической партии социалистов (правящая партия в Черногории – Ред.), и если мы преуспеем на этом направлении, мы сможем реализовать и остальные пункты.

 

News Front: В медийном пространстве Черногории обычно присутствуют две альтернативы: безусловное вступление в НАТО и военный нейтралитет. При этом то, что предлагаете вы – союз с Россией – как-то обходится стороной. Хочу вас спросить: почему не военный нейтралитет?

 

— С позиции сербов, единого народа, который живет в Черногории, Сербии и Республике Сербской, почему против НАТО – вполне понятно. И на то есть не только идейные, но и весьма рациональные причины. Но мне не совсем понятно, почему некоторые сербы в Черногории поддерживают идею так называемого военного нейтралитета. Концепт военного нейтралитета неосуществим в экономическом плане. Это первая причина, по которой многие государства не следуют концепту военного нейтралитета. Кроме того, военный нейтралитет должны гарантировать определенные силы. Я слышал, что некоторые политические силы в Черногории выступают за то, чтобы Россия с одной стороны, а НАТО с другой гарантировали военный нейтралитет. Это невозможно по нескольким причинам. Возьмите в качестве примера противостояние Греции и Турции вокруг острова Кипр 1974 года. Обе страны – члены НАТО, и при этом НАТО не был готов гарантировать сохранение суверенитета Греции и по сей день не способен решить этот конфликт двух стран – членов НАТО. Американцы как основная сила НАТО не могут защитить Грецию, и как при этом НАТО может гарантировать Черногории уважение военного нейтралитета?

 

Более того, зачем Черногории быть военно нейтральной, если уже проснулась Российская Империя, которая всегда была наш союзник. И при царе Николае Втором, и ранее. Возьмем хотя бы тот факт, что Россия вступила в Первую мировую войну ради нас, сербов. Возможно, она имела и свои национальные интересы, но факт остается фактом: была и есть глобальная супер-сила, которая никогда в истории не совершила ничего нам во вред. Зачем сербам ратовать за военный нейтралитет, когда есть Россия, готовая поддержать и референдумы в Республике Сербской, и Косово и составе Сербии более, чем сама власть Сербии? Зачем нам оставаться нейтральными, когда Россия предпринимает не только региональные, но и глобальные шаги для возвращения совей мощи?

 

Принцип военного нейтралитета – это откладывание вступление в НАТО на 5,7 лет вперед. Чтобы тогда, поскольку сейчас это невозможно, был проведен референдум о вступлении в НАТО. К слову, только две страны проводили референдум о вступлении в НАТО, и, похоже, что Черногория станет лишь одной из тех, что сделает этот шаг антинародным способом. Между тем, если мы рассматриваем и союз с Россией, почему бы на референдуме не предложить гражданам три варианта: НАТО, Россия и военный нейтралитет? В каком-то смысле те, что на союз с Россией, и что за военный нейтралитет, были бы союзники. Время еще открывает перед нами некоторые возможности. В частности, это открытая дискуссия о том, что нам дает вступление в НАТО, в ОДКБ, и что – военный нейтралитет. Я полагаю, что наш концепт представляет собой то, что желают большинство граждан Черногории, при том не только сербы, но и черногорцы, которые хорошо относятся к Российской Федерации и осознают, что Россия – это глобальная сила, которая веками гарантировала независимость Черногории. Сегодняшняя власть Черногории об этом явно забыла.

 

Но медийные возможности, которые приоткрыл бы выборный процесс, помог бы гражданам вспомнить, что принес бы стране военный, экономический и таможенный союз с Россией, что в истории существовала «другая» Черногория. И я уверен, что на голосовании большинство бы высказалось за союз с Россией и военный нейтралитет, я имею в виду. Большинство по отношению к сторонникам НАТО и США. США уже показали свое недружественное отношение к нам с 2000-х годов, не говоря уже о 1999 (бомбардировки Югославии авиацией НАТО – Ред.) и дроблении нашей национальной территории и отделения от традиционных союзников.

 

News Front: В Черногории сейчас происходят протесты, в частности, были и антиНАТОвские демонстрации. «Српска листа» в них не участвовала. Каково ваше отношение к происходящему?

 

— Руководство организации оставило возможность для наших участников присоединиться к протестам в Подгорице. Дело в том, что мы как руководство партии не имеем доверия к людям, которые организовали протесты по ряду причин. Одна их них – присутствие в составе Демократического фронта «Движения за перемены», участвовавшего в написании Конституции, дискриминирующей сербский народ. Они голосовании за провозглашение черногорского языка государственным в то время, когда на нем говорил 21% населения против 63% носителей сербского. Также в Демократический фронт входит Новая сербская демократия, которая появилась благодаря ликвидации Сербской народной партии, а ее лидер Андрия Мандич в 2007 году заявил в посольстве США тогдашней советнице Александре Бонур, что выступает за Черногорию в НАТО.

 

В Демократическом фронте не приняли наши предложения, например, организовать демонстрации перед посольством США, ведь это единственный реальный адрес, где принимаются решения о политических процессах в Черногории. Это было реальное требование, поскольку как раз в те дни один из лидеров Демократического фронта Небойша Медоевич сообщил, что американцы требовали от ДФ, чтобы Ранко Кривокопич (президент ДПС, спикер парламента Черногории – Ред.) встал во главе Черногорской оппозиции. В этом плане я верю господину Медоевичу на слово. Интересно, что именно тогда Демократический фронт проигнорировал наше предложение о митинге перед посольством США. Тогда же посол США в Черногории госпожа Уехара организовала несколько собраний, где была высказана позиция американского посольства за вступление Черногории в НАТО. Раз посольство США считает возможным открыто организовывать мероприятия, на которых гражданам Черногории указывают на необходимость вступления в НАТО, и мы, мыслящие иначе, видим необходимость заручиться поддержкой других сторон: из Москвы, из Белграда со стороны сил, выступающих против НАТО, чтобы Черногория не стала частью блока НАТО.

 

Еще одно положение, на котором мы настаивали: поскольку формируется оппозиционное движение, цель которого – создание переходного правительства, должны быть представлены три направления – вступление в ЕС и НАТО, военный нейтралитет и союз с Россией. Поскольку сейчас общество в Черногории поляризовано, мы предлагали на время заморозить интеграционные процессы. Когда появится легитимная власть (а в том, что предыдущие выборы были «украдены», я согласен с Демократическим фронтом, только с поправкой на то, что и члены самого ДФ получили на основе тех выборов мандаты), процессы по вступлению в ЕС и в НАТО должны быть остановлены. Затем, когда придет настоящая власть, выражающая народную волю, будет принято решение о сотрудничестве с НАТО, Россией и всеми глобальными силами, которые желают оказывать влияние на будущее Черногории.

 

Для наших активистов, желающих присоединиться к протестам, мы оставили возможность появляться там. Но в то же время мы им пояснили, что люди, лидеры тех движений, обманщики. Между тем, важно, что сербы, дискриминируемые в Черногории, решили выйти на этот протест. Там рядом развеваются флаги Новороссии, России, Сербии, но также и те флаги, под которыми патриоты «Српске листе» не готовы выходить. Мы с уважением отнеслись к желанию наших людей выразить свою позицию по отношению к режиму Мила Джукановича (премьер-министр Черногории – Ред.) и прежде всего выступить против НАТО, и потому позволили нашим людям там появиться и высказать свое отношение к НАТО. Между тем, мы подчеркиваем вклад посольства США в организацию этих протестов, который сделал оппозицию безответственной и позволил сделать паузу в выступлениях, что помогло режиму консолидироваться и продолжить борьбу против своих граждан – против большинства, сопротивляющегося вступлению в НАТО.

 

News Front: Вы могли бы подробнее рассказать о влиянии посольства США на события в Черногории?

 

— Влияние посольства США в Черногории велико с 1998 года, с раздела Демократической партии социалистов (появление Социалистической народной партии – Ред.). Я не считаю, что этот год стал историческим, а СНП реально исполнила свою миссию. Позднее были еще две даты, значимые в области влияния американского посольства в Черногории. Первая – 2000 год, свержение Слободана Милошевича со власти в Сербии. Хотя и у меня было негативное отношение к Милошевичу, очень скоро стало ясно, что он был патриотом в сравнении с теми, кто пришел после него.  Вторая важная дата – 2006 год, отделение Черногории от Сербии, ей предшествовал 2003 год – уничтожение Югославии и формирование страшной по своим внутренним функциям системы под названием Государственный союз Сербии и Черногории. С этого началось активное участие посольства США во всех политических процессах в Черногории. Прежде всего – уничтожение Государственного союза и Сербской народной партии, которая была единственным институтом сербов в Черногории до 2009 года, а после того – участие в остальных процессах. Не забываем, конечно, и принятие Конституции Черногории, в котором вместе с Демократической партией социалистов и Социально-демократической партией участвовало и «Движение за перемены». Таким образом, в последние годы посольство США – это основной политический институт, который участвует в процессах в Черногории, причем речь и о власти, и об оппозиции.

 

Достаточно посмотреть записи, которые отправляло посольство США в Вашингтон с 2009 года по сей день, чтобы понять: ряд лидеров оппозиции прежде всего приветствовали тот факт, что в Черногории нет пророссийской и сербской национальной оппозиции. Это видно по документам WikiLeaks 2009 года, конкретно – в переговорах Родерика Мура (первого посла США в Черногории, — Ред.) и Андрия Мандича в посольстве США, в переговорах Небойши Медоевича и представителя посольства США, и, конечно, в переговорах представителя ДПС с чиновниками посольства США в Подгорице. В последние годы появилась еще одна значимая личность, агент ЦРУ в Черногории, в посольстве США и является вторым человеком после посла, госпожи Уехары. Речь о человеке по имени Бикс Алийу,  он этнический албанец, занимается взаимоотношениями власти и оппозиции в Черногории. Он находится в контакте и с властями Черногории, и с представителями парламентской оппозиции. Он ведет коммуникацию на уровне американских специальных служб и с представителями Демократического фронта. На начальном этапе он осуществлял вклад в качестве катализатора в отношении Демократического фронта как части парламентской оппозиции и СДП как компонента между властью и оппозицией, силы, которая завтра могла бы возглавить парламентскую оппозицию. Это структура, которая в недавнем прошлом договаривалась с Демократическим фронтом вокруг некоторых т.н. «непредвиденных моментов» в ходе протестов в Черногории. И люди Бикса Алийу убедили Андрия Мандича 24 октября, когда впервые собралось достаточно людей, готовых сказать «НЕТ!» режиму Мила Джукановича, отложить протесты на неделю.

 

В течение 23 дней перед парламентом Черногории собиралось 100, 200, 700 человек. А тогда собралось 5-6 тысяч человек, хотя должен признать, что там не была пророссийская или просербская атмосфера. Собрались люди с гражданской позицией. Но впервые властям четко дали понять, что люди не согласны с запретом на демонстрации в Черногории, с тем, что власти и полиция борются с политическими инакомыслием, то есть с гражданами, которые думают не так, как они. Здесь я прежде всего имею в виду не Фронт, а людей, которые пришли на протест. И в тот день в Подгорице происходит протест с тысячами участников, где уже полиция физически не в состоянии впредь сохранять безопасность собрания, им, властям и представителям ДПС, вдруг дали неделю отдыха. В стране, где ДПС уже срослась с государством, криминальному режиму просто дали неделю на то, чтобы организоваться. Всего два дня от субботы до понедельника полицейским, службам безопасности, чиновникам министерства внутренних дел дается возможность передохнуть, создать новую стратегию поведения на протестах. В это время заново нарастает фигуральный конфликт Демократического фронта и ДПС. Через неделю на митинге перед Парламентом функционер ДФ сообщает ДПС, МВД и всему режиму, что у них есть 10 минут, чтобы принять решение по требованиям ДемФронта. И в это самое время с обратной стороны здание были засняты на видео люди, выходящие из здания ДПС и правительства, в масках и с бейсбольными битами, которые провоцируют первые столкновения на мосту, а затем и перед парламентом. Очевидно, существует две структуры, которые выиграли от тогдашних столкновений перед парламентом и от праведного народного гнева. Здесь я имею в виду представителей сербской национальной общины, в Черногории, которые недвусмысленно выступают против ЕС и НАТО.

 

С другой стороны, за время всех этих протестов, никто не хочет выделить дату, когда Черногория признала псевдо-государство Косово. Единичные протестующие перед парламентом люди пытались продвигать лозунги, не встраивающиеся в политику США и ЕС в Черногории. Лидеры ДФ сдерживают такие попытки, стараются не противостоять официальной позиции Вашингтона и Брюсселя по Черногории. На основе всего этого я и заявляю, что посольство США, к сожалению, и далее влияет на политические процессы в Черногории. В этом плане могу и выступить с критикой работы российского посольства в Черногории, которое должно ощущать себя здесь между «своими» и понимать, что в Черногории большинство населения на стороне России, и что здесь необходима дипломатическая сила в той же мере, что в Сирии – военная. Сербы в Черногории на стороне России, а Россия заинтересована в том, чтобы не отдавать эту часть геостратегического пространства американцам и официальному Брюсселю. В этом смысле важна позиция президента РФ Владимира Владимировича Путина, который негативно высказался по поводу решения ЕС ввести санкции против Крыма и Севастополя, а я вам напомню, что то же самое сделала и власть Черногории. И при этом парламентская оппозиция, которая вроде как выступает за корректные отношения с Россией, на это просто не отреагировала и не осудила это решение Подгорицы. Так становится понятно, кто и за что выступает во внешней политике, что нам несет НАТО, что – военный нейтралитет, и что – интеграция с Россией.

 

К сожалению, идея интеграции с Россией до сих пор не была на поверхности в Черногории, и у нас не было возможности говорить о том, каковы, например, экономические выгоды от получения российского рынка. Зато мы ежедневно слушаем глупости о выгодах от вступления в ЕС, при этом не получая ответ на вопрос, сможем ли мы сохранить традиционный для нас образ жизни. В частности, речь идет о сельских жителях. У меня есть знакомые, которые держат фермы в Черногории. И они знают, что в случае вступления в ЕС от этой деятельности придется отказаться. При поступлении на черногорский рынок французских, испанских товаров домашние производители не выдержат конкуренции. В этом состоит интерес Евросоюза, а нам, конечно, предлагают другую риторику.

 

News Front: Мы уже затронули тему России, а именно о ней и так был мой следующий вопрос… «Српска листа» единственная поддержала восстание на Донбассе. Расскажите, что организация сделала по вопросу поддержке Новороссии.

 

— Мы безапелляционно заявляем, что Крым и Севастополь – это Россия, и, кроме того, мы как политическая структура признаем Новороссию. Людей, которые создали на бывшей территории Украины Новороссию, мы считаем героями. Это люди, защищающиеся от агрессии со стороны официального Киева и их хозяев Соединенных Штатах Америки. Это оккупанты, причем не только на территории Украины и республик бывшего СССР, но и на Балканах. Американцы пытаются установить оккупацию НАТО после Косова и Метохии и в Черногории.

 

Мы организовали множество собраний и акций в поддержку народа Новороссии в Подгорице, включая митинг перед посольством Украины в день украинского национального праздника. Тогда мы сообщили о том, что действия Украины к православным храмам на территории Украины и Новороссии и к русскому населению считаем рудиментом прошлого, прежде всего – Второй мировой войны. И сегодня значительная часть тех, кто воюет против русских в Новороссии, являются членами фашистских организаций. И мы считаем оправданной любую помощь РФ народу Новороссии. Мы же в то же мере, что русские браться поддерживали нас в Косово и Метохии и в республике Сербской, поддерживаем Новороссию  и верим в то, что очень скоро Новороссия и на международном уровне получит все атрибуты государственности. Уверен, и официальная Москва признает, что это – единственный способ разрешения кризиса на территории бывшей Украины, советской республики Украина. А мы с нашей стороны будем и впредь давать полную поддержку нашим братьям в Новороссии и надеяться на то, что они, как Крым и Севастополь, тоже окажутся в объятиях матушки России.

 

Никто из западных сил не ставит вопрос, почему Крым должен быть в составе России. Просто украинцев использовали как лакмусовую бумажку, на основе которой делают выводы об отношениях Вашингтона и Москвы. И верю, что мы еще увидим мощную Российскую Империю. Тогда и вопрос русского народа в Новороссии решится тем, что они будут интегрированы в Российскую Федерацию.

 

News Front: Как вы видите вклад России в будущее Балкан?

 

— Считаю, что Россия должна вернуть интересующие ее сферы на Балканах. Меня лично интересует наличие «руки Москвы» в Сербии и в Черногории. То, что делается для республики Сербской, заслуживает всяких похвал. И есть надежда, что раз Сербия этого не делает, то Россия станет международным фактором, который вернет Косово и Метохию из оккупации НАТО и албанских террористов. Ну и, если Сербия не может ничего сделать, пусть Косово будет в составе Российской Федерации (улыбается).

 

News Front: В одном из предыдущих разговоров вы упоминали создание блока за интеграцию с Россией. Может ли из этого получиться некий союз граждан?

 

— Мы готовы на предстоящий выборах в Черногории, который пройдут, скорее всего, осенью, идти в союзе со всеми непарламентскими организациями, которые разделяют нашу позицию о необходимости интеграции с Россией – с одной стороны и о защите национальных прав сербов в Черногории – с другой. Мы не будем делать ставку на левые или правые организации, НПО и движения. Нас объединяет позиция по отношению к Российской Федерации и к возвращению России на Балканы и освобождению народов. Пусть все это будет под одним флагом – флагом и русской, и сербской свободы в Черногории. Мы также планируем создать парламентскую структуру, которая помимо защиты сербского народа будет защищать российские интересы в Черногории, включая российский капитал. В этом смысле мы рассчитываем на россиян, что они не оставят нас у разбитого корыта, один на один с режимом и плохой оппозицией. Мы их призываем создать «русские возможности» в Черногории: адекватные, способные защищающие российские государственные и сербские национальные интересы в Черногории. Нынешняя власть не может развалиться сама по себе. Нужна ясная проссийская риторика и соответствующая позиция по вступлению в НАТО. Мы, православные сербы Черногории и черногорцы, которые не отреклись от России, просто не можем вести себя как политические проститутки с черногорскими националистами, хорватами и мусульманами, бошняками, албанцами и цыганами, которые вступают за НАТО. Мы должны четко заявить о том, что в Черногории присутствует и наша риторика, и что мы готовы однажды воплотить ее в жизнь.

 

News Front: Что вы ожидаете от протестов в Черногории? Скорее всего, они продолжатся в 2016 году. Каковы ваши ожидания?

 

— Мы как политическая партия и движение, готовое к участию в выборах, также будем организовывать протесты. Между тем, мы их будем проводить там, где положено – у посольства США. Тем более, что сейчас для того есть и повод: Черногория получила приглашение на вступление в НАТО прежде всего благодаря посольству США в Подгорице и американской внешней политике, которая таким образом попыталась дать пощечину России после ее интервенции с целью защитить мирное население в Сирии. Итак, мы организуем протесты перед посольством США, и будет ли там 200 или 2000 человек – не самое главное. Важно, что люди, которые выйдут на протесты, будут с флагами России, Сербии, Новороссии, портретами Владимира Путина царя Николая и других исторических личностей, которые были важны в области русско-сербских отношений.

 

Все другие протесты, которые будут нести антиамериканскую коннотацию, также могут получить нашу поддержку, но это будет зависеть от открытости их намерений, от того, будет ли отношение в США как к оккупанту высказываться прямо. Мы не примем разговоры о том, что можно быть в ЕС и в НАТО, если они с нами корректны, а Россия пусть остается в качестве какого-то «традиционного союзника», которому мы благодарны, хотя и толком не можем выразить благодарность. Мы заинтересованы в том, чтобы быть в сфере российских интересов и быть корректны с Россией, которая в последние годы защищает наши интересы. Если выбор такой, лучше быть российской губернией, чем членом НАТО. Я это всем сердцем от имени «Српске листе» адресую и вашим зрителям и всем, кто в Сербии и Черногории будет слушать наш разговор. Но также хочу сказать о том, что время не идет в нашу пользу, и что нам нужно как можно скорее заявить о своей позиции по отношении к России, и России передать наши просьбы. Так мы скорее узнаем, есть ли в Сербии и Черногории адекватная политическая структура, выступающая за союз с Россией и защиту национальных интересов. Любые неопределенные разговоры идут на пользу Брюсселю и Вашингтону.

 

Мы, сербы, обречены всегда видеть единственного союзника в России, которая сейчас – глобальная сила. От России же мы ожидаем любую политическую и иную помощь, хотим, чтобы Россия всегда оставалась на берегах Черногории, и в Подгорице, где сконцентрировано большинство населения Черногории. Чтобы Россия понимала, что мы ей друзья, но нам нужна помощь – активировать политическую волю сербов Черногории и черногорцев, которые не отрекаются от России. В любом случае мы – большинство. Будет большой ошибкой для всех, если нас «вступят» в ЕС и НАТО, и Россия потеряет союзника, который эмоционально – «её», но когда речь идет о правящей верхушке и парламентской оппозиции, эмоции на стороне Запада. Потому нужно, чтобы было хотя бы несколько депутатов, которые будут выступать за интеграции с Россией и ясно говорить о том, что они против ЕС и НАТО. В Черногории 30% населения против ЕС и 60% против НАТО, и ни одного депутата против ЕС и 20% депутатов против НАТО. То есть, необходимо реализовать народную волю и иметь тех народных депутатов, которых желает народ. С учетом присутствия американского капитала и политического влияния в Черногории и призываю наших братьев из Москвы тем же способом быть рядом с теми, кто противится вступлению в ЕС и НАТО и блокировать этот процесс. Чтобы Черногория, наконец, оказалась на своем историческом месте – в союзе с Россией.

 

Беседовал наш корреспондент в Черногории Войислав Мистович

Перевод с сербского — Оксана Сазонова, руководитель сербской редакции News Front

 

 

Видео на языке оригинала

 

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
dobrilo-dedeic1_1


bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1