Большой скандал на Ближнем Востоке. Геворг Мирзаян

   Дата публикации: 04 января 2016, 14:48

 

Атака иранских демонстрантов на саудовские дипмиссии — посольство в Тегеране и консульство в Мешхеде стала поводом для разрыва Эр-Риядом дипотношений с Тегераном. О прекращении дипломатических отношений между странами глава внешнеполитического ведомства королевства объявил вечером 3 января. За сутки до этого иранские демонстранты, разъяренные казнью в Саудовской Аравии шейха Нимра ан-Нимра, ворвались на территории диппредставительств, нанеся им ущерб, но никто из саудовских дипломатов не пострадал. Среди напавших на дипмиссии полиция Ирана произвела аресты. В первые дни 2016 года Саудовская Аравия привела в исполнение смертные приговоры 47 заключенным, в числе которых был и шейх Нимр ан-Нимр. Эта казнь стала причиной грандиозного скандала, причем с бряцанием оружия, который продолжает разворачиваться на наших глазах

 

 Акция протеста на Казнь Нимра ан-Нимра

 

Причиной скандала была, конечно, не массовая казнь сама по себе — весь мир уже давно смирился с тем, что в Саудовской Аравии один из самых античеловечных режимов Ближнего Востока, а бомбят почему-то Сирию и Ливию. Так и сейчас — казнь вызвала лишь чувство «глубокой удрученности» у Генсека ООН Пан Ги Муна, а также вялые протесты западных стран. Дело было и не в личности всех казненных — в основном это джихадисты, обвиненные в терактах или в подготовке к терактам на территории КСА. Дело в личности одного из них.

 

Среди казненных 47 человек был шейх Нимр аль-Нимр — ярый критик саудовского режима и, как пишет The New York Times, «символический лидер шиитских демонстраций, прокатившихся за время Арабской весны по нескольким странам Персидского залива». Шейха называют одним из основных вдохновителей саудовских шиитов, сторонником борьбы за их равноправие и гражданские права. «Он был представителем молодого поколения шиитских лидеров КСА, которое в отличие от «стариков» готово пойти на открытое столкновения с монархией. Нимр аль-Нимр мог заложить тренд, который в дальнейшем переломить было бы просто невозможно», — поясняет Эксперт Online важность казненного проповедника иранист Севак Саруханян.

 

Шейх сидел в саудовских застенках с июля 2012 года. Его казнь именно сейчас объяснятся стремлением Саудовской Аравии переломить тренд не только во внутренней политике, но и во внешней. Эр-Рияд хочет смести фигурки с шахматной доски, партию на которой она откровенно и безнадежно проигрывает.

 

По сути холодная война между Ираном и КСА складывается не в пользу Эр-Рияда. В Йемене саудовская армия не может победить хуситов и сторонников Али Абдаллы Салеха — более того, хуситы регулярно переходят йеменско-саудовскую границу и кошмарят саудовские территории. Фактически речь идет об ответной агрессии йеменских ополчений, с которыми богатейшая КСА с ее претензиями на статус лидера Залива ничего сделать не может. Серьезнейший булыжник в огород принцу Мохаммеду бин Салману — министру обороны, вице-наследнику и сыну короля, который не против сам стать наследником.

 

На сирийском фронте все для Эр-Рияда складывается тоже, мягко говоря, ужасно. Уже практически всем ясно, что режим в Дамаске сохраняется, как и проиранский вектор развития Сирии. Ставка КСА на срыв переговорного процесса между Асадом и оппозицией не имеет стратегического значения — успех на этом направлении может лишь притормозить венский процесс, в ходе которого режим будет договариваться с политическим руководством оппозиции. Однако параллельно Дамаск и Москва ведут диалог с лидерами отдельных отрядов сопротивления — и складывается он куда более успешно. В отличие от живущих по иностранным отелям на полном пансионе политических лидеров, военные постоянно рискуют жизнью, и не видят смысла дальше рисковать в случае невозможности достичь победы над Асадом.

 

В Ираке все тоже плохо. Поддержка Саудовской Аравии суннитских террористических организаций в этой стране отвлекла, безусловно, внимание Ирана, однако не смогла привести ни к стратегической победе, ни к ситуации стратегического сдерживания, ни даже к сколачиванию серьезного антииранского фронта с американцами. «Иракская армия взяла Рамади, за армией стоят иранцы и американцы, которым позиция КСА безразлична. В самом Ираке освобожденные от ИГИЛ районы проходят через суннитскую чистку: сунниты вынуждены оставлять их территории и уступать их курдами и шиитам», — говорит политолог Севак Саруханян.

 

Попытки сделать какие-то ходы конем пока успеха не приносят. Например, столь широко разрекламированная «саудовская коалиция по борьбе с ИГ» пока что привела лишь к конфузу — ряд лидеров стран-участниц заявили, что они узнали о своем нахождении в этой коалиции из СМИ. Альянс с Турцией тоже не принесет стратегических преимуществ — по сути это соглашение о сотрудничестве двух одиночеств Ближнего Востока.

 

С этой точки зрения казнь шейха аль-Нимра должна была создать в регионе новые условия. В Эр-Рияде прекрасно понимали, что казнь шейха будет воспринята шиитами как преступление, а тот факт, что его казнили вместе с суннитскими джихадистами и заявили, что КСА не видит разницы между террористами разной религиозной принадлежности, стало еще и оскорблением. Как и ожидалось, сотни шиитов вышли на улицы оккупированного КСА Бахрейна и восточных регионов Саудовской Аравии. На их подавление уже отправлены саудовские войска, однако КСА нужна не победа над собственными гражданами — им нужна реакция Ирана.

 

Не только действия Эр-Рияда тщательно оцениваются странами региона на предмет соответствия высокому лидерскому статусу — Тегеран тоже должен удовлетворять ожиданиям, в данном случае шиитского населения Ближнего Востока. Он не мог оставить без ответа казнь столь значимого духовного лидера, и уже ответил так, как от него и ожидали — пылающим посольством КСА в Тегеране, заявлениями рахбара Али Хаменеи о «божественном возмездии», которое должно настигнуть руководство Саудовской Аравии. В саудовском МИД тут же вызвали посла Ирана, называли заявление иранских лидеров «вопиющим вмешательством во внутренние дела» Королевства — однако они надеются не на слова, а на действия. Победы Ирана над КСА во многом обуславливались минимальным вмешательством Тегерана в конфликты на периферии. В Ираке это делалось для того, чтобы не раздражать американцев, в Сирии — чтобы не превращать гражданскую войну в религиозную суннитско-шиитскую, в Йемене — чтобы не быть обвиненными во вторжении на территорию КСА.

 

Соответственно, активизация действий Исламской Республики на одном из этих направлений как ответ на смерть шиитского проповедника серьезно усилит позиции Королевства на данном театре военных действий. В самом Иране, конечно, прекрасно читают игру саудитов, однако им придется как-то отвечать, хотя бы для того, чтобы не лишать шиитское население стран Залива веры в иранскую  поддержку. И даже если сейчас в Тегеране придумают эффективный и наименее затратный  вариант ответа, нет никаких гарантий, что через какое-то время Саудовская Аравия не попытается найти новый способ «потроллить» Иран. Иного выхода у нее нет — не отказываться же, в конце концов, от средневекового салафизма, репрессивной линии в отношении собственного шиитского населения и ставки на дестабилизацию всего Ближнего Востока?

 

Геворг Мирзаян

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1