Спасение разума. Александр Роджерс

Дата публикации: 30 декабря 2015, 17:48

 

Этот рассказ был написан для конкурса «СССР-2061», но там странная премодерация, когда почти все конкурсные работы заворачивают без объяснения причин, поэтому он туда не попал. А вот в канун Нового Года опубликовать его будет вполне актуально…

 

Предисловие автора

 

Спасение разума

 

Алексей широкими шагами шёл по коридорам крупнейшего лунного комплекса Королёв-сити. Он был слегка недоволен, потому что их с Вероникой законный отпуск бесцеремонно прервали, но понимал, что вызвано это было какой-то неотложной необходимостью. Поэтому и торопился.

 

 

 

Наконец, он вошёл в просторный ситуационный центр, уставленный десятками мониторов, непрерывно дающих информацию и картинку из разных мест. Потолок помещения был сделан из противометеоритного стекла, сквозь которое открывался прекрасный вид на Землю.

 

Это зрелище никогда не переставало восхищать Алексея, но сейчас он постарался побыстрее узнать причину, почему его вызвали. В центре зала он увидел члена Совета Ивана Ли, и направился к нему. Ли приветливо пожал ему руку.

 

– Что случилось?

 

– У нас ЧП. В зоне Отчуждения деграды раскрыли нашего психоисторика под прикрытием. Нужна срочная спасательная операция, а вы…

 

– …а я работал эвакуатором и знаю специфику.

 

Ли кивнул.

 

– Вероятно силовое столкновение, поэтому мы выделили вам в поддержку двух десантников. Время дорого, поэтому детали узнаете по дороге. Челнок уже ждёт.

 

***

 

Корабль был готов к полёту, и через двадцать минут уже летел по направлению к Земле. Алексей изучал боевой экзоскелет, который ему предстояло надеть. Это была новая модель, достаточно сильно отличавшаяся от знакомого ему «Богатыря».

 

Десантники, двое молодых парней, уже были одеты в такие же и, меланхолично проверяя оружие, периодически искоса поглядывали на Алексея.

 

– Помочь, Алексей Александрович? – предложил один из них.

 

– Да нет, разберусь. Не такой я уж и старый, приходилось носить экзоскелеты.

 

– «Мародёр» сильно отличается от старых армейских. Более подвижный и маневренный, да и весит поменьше, но броня почти такая же надёжная.

 

Тем временем ожил экран связи, на котором возник советник Ли. Внимание Алексея переключилось на него.

 

– Вам нужно эвакуировать профессора Коротенко, в котором деграды узнали чужака. Портрет, антропометрика, последние известные координаты и прочие детали в прилагающемся файле.

 

– Как его вычислили?

 

– Этого мы пока не знаем.

 

– А что он вообще делал в зоне Отчуждения? Я думал, что после того, как у деградов начали стремительно атрофироваться большие пальцы рук, было принято решение эвакуировать последних здоровых людей и больше туда никого не посылать. Слишком опасно и бессмысленно – изменения уже необратимы, им не помочь.

 

Ли пожал плечами:

 

– Это ж психоисторики, альтруисты-гуманисты. Пытаются нести прогресс тем, кто от него отказался.

 

– Ладно, постараемся спасти профессора. Тем более что я читал некоторые его работы.

 

Советник отключился, и Алексей продолжил разбираться с конструкцией экзоскелета.

 

***

 

Из динамика прозвучал голос пилота «Через пять минут подлетаем на позицию десантирования. Выброс в стратосферу, всем приготовиться».

 

Все трое заняли места в десантных капсулах. Бойцы переглянулись.

 

– Ну, за КДВ!

 

– За войска дяди Васи!

 

Алексей усмехнулся, а через секунду крышка капсулы автоматически закрылась. Загорелся огонёк дополненной реальности, выводящий полезную информацию о полёте на переднюю стенку капсулы. А ещё через несколько секунд он почувствовал, как капсула получила ускорение.

 

Сам по себе экзоскелет не был рассчитан на прохождение через плотные слои атмосферы, поэтому для защиты скафандра и человека в нём использовались одноразовые десантные капсулы.

 

После нескольких минут полёта, когда внешняя оболочка от трения раскалилась и обгорела, капсула планово рассыпалась под действием микровзрывов, и Алексей оказался летящим в ночном небе. Рядом, буквально в нескольких метрах, угадывались силуэты десантников. Один из них помахал Алексею рукой.

 

Включилась рация в шлеме, и весёлый голос десантника запел:

 

– Летят перелётные птицы, в осенней дали голубой, летят они в дальние страны, а я остаюся с тобой…

 

Алексей сначала хотел сказать, чтобы тот вёл себя потише, а потом подумал, что деграды всё равно их не услышат. Он расслабился и отдался ощущению полёта.

 

Земля стремительно приближалась, десантники включили тормозные двигатели своих реактивных ранцев, и Алексей последовал их примеру. Тяга дала ощутимую перегрузку, Алексей громко охнул. За последнее время он уже успел подзабыть это ощущение.

 

Управляя тягой и маневрируя, наш маленький десант через пару минут был уже на поверхности. Посадка была мягкой, десантники сразу постарались слиться с ландшафтом.

 

***

 

Вокруг были развалины большого города. Высотные здания уже давно обвалились, бетон выкрошился, арматура проржавела, превратив их в бесформенные холмы строительного мусора. Лишь местами кирпичные дома частично сохраняли узнаваемые очертания. И всё это густо поросло молодыми деревьями и кустарником. Через пару десятилетий здесь будет настоящий лес, и будет очень сложно догадаться, что раньше это был почти центр промышленного мегаполиса.

 

Было практически полностью темно, сверху ярко светили звёзды, но их света явно не хватало. Лишь в нескольких сотнях метров впереди виднелись маленькие огоньки костров.

 

Впрочем, темно было лишь для невооружённого глаза. А шлемы экзоскелетов создавали подробную картину дополненной реальности, чётко высвечивая контуры зданий, силуэты деревьев и подсвечивая красным тепло одинокого зайца и нескольких мышей.

 

Десант крадучись двинулся в направлении далёких огней. Шлемы были звуконепроницаемы, звук снаружи передавался с внешних микрофонов на внутренние динамики, при необходимости усиливаясь, а голоса десантиков снаружи были не слышны. Поэтому можно было свободно переговариваться, не боясь быть услышанными, а для постороннего наблюдателя, если бы таковой присутствовал, десантники выглядели бы безмолвными тенями.

 

– Мы не знаем, где они прячут пленного. Поэтому нам, возможно, придётся забираться в их норы, – предупредил Алексей.

 

– Надо так надо, – невозмутимо ответил один из десантников.

 

***

 

Вскоре отряд добрался до источников света. Это оказался довольно большой лагерь деградов, но практически пустой. Несколько десятков костров догорали без присмотра, нехитрые пожитки деградов валялись рядом. Десантники осторожно двигались между ними, стараясь держаться в тени.

 

– Вон там, впереди.

 

– Принято.

 

Несколько дымных факелов едва освещали вход в полуразвалившееся здание. Здесь впервые присутствовали деграды – несколько часовых с дубинками и в сделанных из подручных средств доспехах (если эти лохмотья можно было назвать таким громким словом).

 

– Гасим на «три». Твои два слева. Раз, два, три.

 

Игломёты синхронно и бесшумно выстрелили «ледяные» иглы с транквилизатором. Попадая в цель иглы «растаяли», проникая в кровь и обеспечивая поражённым деградам несколько часов здорового крепкого сна.

 

Перед входом Алексей выпустил из специального отделения своего экзоскелета несколько «пчёл» – миниатюрных разведывательных дронов, которые полетели вперёд, рисуя карту подземелья и показывая местоположение находящихся внутри деградов.

 

Отряд двинулся дальше, пройдя сквозь уже не охраняемые ворота и спускаясь куда-то под землю. Вскоре стало понятно, что десантники оказались на остатках заброшенной подземной парковки.

 

И почти вся она была заполнена деградами. Стало понятно, почему лагерь наверху был пуст – все они собрались здесь. Площадка освещалась несколькими большими кострами, а кроме этого многие держали в руках факелы.

 

Посреди площадки, почти упираясь в её потолок, стояла большая статуя с воздетыми вверх руками, в которых было нечто, напоминающее рыбу. Рядом со статуей было возвышение, что-то типа небольшой сцены. Со сцены маленький лысый деград истерично, с подвываниями, обращаясь к статуе орал «Майдан, прыды!». А за его спиной двое деградов держали за руки изрядно побитого пожилого мужчину.

 

– Цель обнаружена.

 

– Усыпляющий газ, накроем всю пещеру.

 

– Есть.

 

Все трое бросили в толпу баллончики с транквилизатором. Деграды начали десятками валиться с ног. Один из десантников на всякий случай, чтобы не успели ничего предпринять, снял обоих державших пленника стражей из игломёта. Лысый выкрикнул что-то наподобие «Козни Путлера», потерял сознание и рухнул со сцены головой вниз. Через несколько секунд в пещере уже никто не двигался, кроме троих десантников.

 

– Путлера? – удивлённо переспросил молодой.

 

– Путина. Был у нас такой президент лет сорок назад, как раз стену Отчуждения построил и эвакуацию здоровых начал, – ответил Алексей.

 

– Это я знаю. Просто такого перевирания не слышал никогда.

 

– Это потому что ты не психоисторик. Ты бы ещё и не такого наслушался.

 

Весь этот разговор проходил параллельно с тем как десантники несли бесчувственного профессора к выходу, а Алексей прикрывал их отход.

 

Выйдя на свежий воздух и отойдя немного в сторону, десантники положили профессора на землю. Один из них вызвал эвакуационный транспорт, а второй вколол освобождённому два укола – один с нейтрализатором снотворного, второй с медицинскими нанитами.

 

Нанитам понадобилось меньше минуты на первичную диагностику, и они приступили к работе, стараясь залатать ссадины, царапины и рассечения, полученные профессором от деградов. Алексей по опыту знал, что это слегка болезненно и очень щекотно. Тем временем профессор пришёл в себя и выглядел слегка обескураженным.

 

– Как вы себя чувствуете, Яков Александрович? – спросил его Алексей.

 

Тот близоруко прищурился, вглядываясь в Алексея (у него ведь не было встроенного в шлем усилителя видимости), и ответил:

 

– Видимо, уже лучше. Как минимум, я свободен и меня не бьют.

 

– И зачем вас понесло туда, профессор?

 

– Хотел проверить одну теорию.

 

– И как, проверили?

 

– Не успел.

 

Алексей прищурился.

 

– Как они вас раскусили? Слишком хорошие зубы? Или слишком правильная речь?

 

– Что вы, я подготовился основательно, всё как положено.

 

– Тогда как?

 

– Видите ли, моя слабость, я взял с собой книгу, и вроде прятал её постоянно, но один из них её случайно увидел.

 

– Ну, вы даёте, профессор. Так же нельзя!

 

– Ну, как-то так…

 

***

 

Через несколько минут почти бесшумно прилетел транспортный квадрокоптер. Он был выслан к месту проведения операции немного заранее, поэтому отряду не пришлось ждать, пока он проделает весь путь.

 

Все загрузились в транспорт, он немедленно взлетел, и двое медиков, находившиеся на борту, начали оказывать профессору первую помощь.

 

– Легче простого, – обрадовано констатировал один из десантников.

 

– Да, легко. Раньше было гораздо сложнее.

 

Алексей смотрел за окно транспорта в темноту, которая лишь изредка прерывалась далёкими огоньками одиноких костров. Напряжение десантной операции постепенно покидало его. Он вспоминал, как тяжело приходилось им проводить операции по эвакуации раньше, в минувшие десятилетия. Тогда у них не было ни экзоскелетов, ни такого транспорта, ни прочего снаряжения типа «пчёл». А деграды тогда были ещё не настолько тупы, зачастую вооружены огнестрельным оружием и даже устаревшими системами ПВО. И по мере того, как развивались наши технологии, синхронно деградировали их.

 

Размышления Алексея прервала резкая перемена картинки за окном. Они пересекли стену, ограждающую зону Отчуждения, и это был разительный контраст – только что была почти полная тьма, а теперь внизу простирались ярко освещённые дороги, вывески заправок и гостиниц, в небе скользили десятки воздушных машин, а вдали светились небоскрёбы большого города.

 

– Ну, вот мы и дома, профессор, в Планетарном Союзе.

 

Александр Роджерс

Александр Роджерс

 

 

 

 

 

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
Самые популярные новости соцсетей

bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1