Проект «ЗЗ». Трудное будущее. Олег Чувакин

   Дата публикации: 30 Декабрь 2015, 10:06

 

В преддверии Нового года западные аналитики пишут о глобальной тревоге, которой охвачены многие страны — от России и Китая до Японии и Бразилии. И даже мощная Германия нервничает. И не надо думать, будто аналитики упустили из виду США. Говоря об этом государстве, обозреватели перечисляют коррупцию, социальное неравенство, демагогию, скатывание в авторитаризм. Другие западные авторы, пытаясь отвлечь напуганные народы, набросились с критикой на Путина: мол, нет в России ни патриотизма, ни правды.

 

 

Как пишет во влиятельной газете «Financial Times» обозреватель Гидеон Рахман (Gideon Rachman), в 2015 году беспокойство и предчувствие чего-то нехорошего распространилось по всем «основным центрам силы» планеты. Эти тревожные ощущения распространяются от Пекина до Вашингтона, от Берлина до Бразилиа, от Москвы до Токио. И правительства, и средства массовой информации, и простые граждане нервничают и «вздыбили загривки».
Яндекс.Директ

 

Новая глобальная тревога необычна, считает автор. За последние тридцать лет и даже более в мире непременно находилась хотя бы одна держава, настроенная оптимистично. В конце 1980-х это была Япония: японцы пользовались плодами многолетнего промышленного бума и «уверенно скупали активы по всему миру». В 1990-х годах США пожинали плоды победы в «холодной войне» а заодно радовались долгому экономическому росту. В начале 2000-х «в приподнятом настроении» пребывал ЕС: там выпустили единую валюту, росло число членов. Позднее растущая политическая и экономическая мощь Китая вселила «уважение» всему миру, напоминает журналист.

 

Однако сегодня «все крупные игроки» похоже, испытывают вместо уверенности одинаковое чувство — страх. Единственным исключением, на которое Рахман «наткнулся» в этом году, оказалась Индия: там и бизнес, и политическая элита, похоже, по-прежнему поддерживают реформистское рвение премьер-министра Нарендры Моди.

 

А вот в Японии вера в радикальные реформы («абэномику») исчезает. Тревога японцев усугубляется усилением напряжённости в отношениях с Китаем.

 

В Китае тоже ничего радостного нет. Мистер Рахман как раз побывал в этом году в Поднебесной, и его впечатления от поездки — самые гнетущие. По его мнению, КНР «чувствует себя гораздо менее стабильной, чем это было каких-то два года тому назад». Эпоха, когда правительство легко получало экономический рост в восемь процентов, канула в Лету. У китайцев велики опасения по поводу внутренней финансовой устойчивости. Летом 2015 года, напоминает аналитик, «сильно трясло Шанхайскую фондовую биржу».

 

И всё же основное китайское беспокойство — не промышленное, не экономическое, а политическое. Правление Си Цзиньпина довольно динамично, но зато и менее предсказуемо, нежели руководство его предшественников. «Страх распространяется среди должностных лиц и коммерсантов: все они боятся попасться на удочку борцов с коррупцией. В ходе антикоррупционной кампании арестовано уже более 100000 человек», — сообщает Рахман.

 

Что до замедления китайской экономики, то оно сказалось на глобальной экономике. Когда в Китае был бум, поднялась и Бразилия. По сути, китайцы её вытащили. А теперь где Бразилия? В этом году бразильская экономика «опустилась под воду, сократившись на 4,5 процента», а президентку Дилму Руссефф поймали кое на чём: разразился коррупционный скандал. И были даже попытки импичмента.

 

Европа пребывает в «мрачном настроении», пишет далее Рахман. 2015 год стал трагичным: в Париже было две серии кровавых терактов.

 

Экономический кризис терзает ЕС уже несколько лет, а в этом году Греция едва не была исключена из еврозоны. Германия, этот бывший «маяк политической и экономической силы», нынче старается «изо всех сил» решить проблему с устройством в стране миллиона (вернее, более чем миллиона) беженцев, в основном спасающихся от конфликта на Ближнем Востоке. Между Германией и странами Восточной Европы «кризис беженцев» вбил клин. Наконец, Великобритания угрожает выйти из ЕС, а французские избиратели обращаются к крайне правым политическим силам.

 

Если судить по экономическим показателям, США вроде бы должны быть исключением из «всего этого мрака». Но так ли это?

 

Безработица здесь составляет около 5 процентов. США доминируют в секторе интернет-экономики. Но настроение общества в стране «кислое», отмечает журналист. Отчего же? Перспектива того, что республиканцы могут действительно выдвинуть Дональда Трампа, этого «хама» и «демагога», в кандидаты на пост президента, говорит о том, что США «не в ладах сами с собою». И то верно: кампания мистера Трампа построена на единственной идее: Америка находится в опасном упадке.

 

Далее автор переходит к Ближнему Востоку. О политической и любой другой безопасности здесь говорить не приходится. Ситуация характеризуется словом «взрыв». Так было раньше, так оно обстоит и сейчас. К тому же «внешние силы оказались не способны восстановить порядок в регионе». Мало того, «заболевание» территории распространилось на Африку и Европу — в последнем случае в виде беженцев и террористов-джихадистов.

 

Ещё один факт, который волнует мир, — общественные всплески недовольства политическими элитами Запада. Граждане возмущены растущим неравенством и яростно критикуют коррупцию в верхах. Последняя проявляется в самых разных странах, отмечает журналист: во Франции, Бразилии, Китае, США. В Америке и Европе «жалобы» народов часто связаны «с проникающими отовсюду сообщениями о национальном упадке».

 

Подобные социальные и экономические опасения, полагает Рахман, имеют побочные политические эффекты, подпитывая в социуме спрос на так называемых сильных лидеров — вроде Си в Китае, Трампа в США или Путина в России. По мнению обозревателя, эти люди обещают (но делают это «лицемерно») решить проблемы с коррумпированными элитами и отстаивать интересы народа.

 

Обозреватель уверен, что мировая политическая система погружается в «глобальный мрак». Эта система «чувствует себя как пациент, который всё ещё пытается оправиться от тяжёлой болезни, начавшейся с финансового кризиса 2008 года».

 

Да, быть может, в дальнейшем не случится потрясений, и тогда начнётся медленное, постепенное восстановление. И скверные политические симптомы исчезнут. И всё же «пациент» слаб и уязвим.

 

Немецкий политолог Андреас Умланд в своей статье для «Die Zeit» поведал о будущем России.

 

Те, кто на Западе говорит о России, часто отмечают, указывает политолог, что Запад склонен проявлять враждебность и даже страх по отношению к России. Кроме того, принято указывать на высокий рейтинг президента Путина, возникший якобы потому, что он «аннексировал Крым» и начал «бомбардировки в Сирии».

 

Сам учёный в высокие рейтинги Путина просто не верит: откуда, мол, им взять «у правителя недемократической страны». По его мнению, в стране всё находится под колпаком спецслужб. И едва ли у русских людей имеется возможность получать информацию из разных источников. Пропагандисты Кремля, считает автор, интерпретируют все события в мире с «агрессивностью и абсурдностью», делая из них шоу, посвящённые «теории заговора против России». Федеральные СМИ занимаются «фальсификацией сюжетов» и предаются «паранойе».

 

И разве в России уважают нынешнее правительство? Политолог очень в этом сомневается. Учёный не рекомендует доверять тому, как руководство России пытается выступить в роли защитника семейных ценностей в мире и религиозности. Государство, семьдесят лет подавлявшее и уничтожавшее собственную культуру и церковь, не имеет права «поучать другие страны», уверен Умланд. Тем паче нельзя «поучать» мир людям вроде Владимира Путина, Сергея Иванова и Игоря Сечина: они ведь в прошлом служили в советском органе, занимавшемся подавлением религии, культуры и науки. КГБ автор называет «средоточием советского аппарата репрессий».

 

В патриотизм правительства России немец тоже не верит. Лейтмотив Кремля — не патриотизм, а прагматизм, который граничит с цинизмом и беспринципностью, полагает политолог. Ради укрепления своего режима Кремль использует и националистические идеи, и интернациональные принципы. В ход идут как религиозные, так и просветительские посылы. Россия изображается то как приверженец европейских стандартов жизни, то вдруг как евразийская цивилизация. Европа же немедленно окрашивается в отталкивающие цвета. Автор уверен, что эти картинки зависят «от текущей конъюнктуры и предпочтений публики».

 

Политолог знает рецепт счастья для России. По его мнению, русским не нужен Евразийский экономический союз, поскольку он «коррупционный». Им нужен торговый и инвестиционный партнёр в виде ЕС. Европа даст России возможность модернизации.

 

Русским не следует сближаться с китайцами. Поднебесная использует в своих корыстных целях напряжённость в отношениях России и Запада. Китай элементарно скупает по дешёвке российские энергоресурсы.

 

Умланд, относящий себя к тем, кто «сочувствует» народу России, считает, что счастливому будущему этой страны мешает политическая изоляция.

 

* * *
Итак, в преддверии Нового года западные аналитики и эксперты решили порадовать россиян очередными прогнозами, советами и даже «сочувствием». Обозреватель «Financial Times» Гидеон Рахман убеждён, что Владимир Путин, так же, как и товарищ Си в Китае и мистер Трамп в США, на самом деле не сильные лидеры. Они лишь «лицемерно» обещают решить проблемы с коррумпированными элитами и отстаивать интересы народа.

 

По мнению Рахмана, не только Россия, но и весь мир к началу 2016 года погружается во «мрак». Тем не менее, обозреватель надеется, что в ближайшем будущем не случится сильных потрясений, и тогда начнётся постепенное восстановление.

 

Немецкий политолог Андреас Умланд в статье для влиятельной газеты «Die Zeit» посоветовал России стремиться если не к интеграции, то к сближению с ЕС: ведь Европа способна дать России и возможность модернизации, и инвестиции, и возможность широкой торговли. От сотрудничества с китайцами России только вред: они используют в своих целях напряжённость в отношениях России и Запада, скупая по дешёвке ресурсы.

 

Однако, добавим от себя, Запад первым встал на тропу войны, поддержав «евромайдан» в Киеве и одобрив свержение Януковича, пусть даже и коррумпированного. Государственный переворот от этого не стал чем-то иным, и его поддержка извне легитимной сменой власти не назовёшь. Запад (точнее, США) породил и новую «холодную войну», введя санкции против Москвы и объявив о приоритете «политики сдерживания». Действия западных союзников, поддержавших с 2010-2011 гг. так называемую арабскую весну на севере Африки и на Ближнем Востоке, а затем разбомбивших Ливию и помогавших «оппозиционерам» в Сирии, явились одной из причин хаоса в указанных регионах. Сказалась и война, которую США вели в Ираке (ныне страна расколота). В результате родился очередной монстр — «Исламское государство», отколовший территории у Ирака и Сирии. В Европу пришли теракты; могут прийти они и в США. В Вашингтоне, где в восьмидесятых годах прошлого века приняли решение о поддержке «Аль-Каиды» ради борьбы с Советами в Афганистане, знают, как это бывает.

 

А теперь Запад — в который раз! — поучает Россию и даже грозит ей пальчиком: мол, не учи нас жить, сама научись.

 

Но именно Россия воюет с террористами «ИГ» на Ближнем Востоке. Именно Россия стремится к миру на востоке Украины — в отличие от марионеточного президента Порошенко, поставленного на царство США и «антитеррористической операцией» запачкавшего руки в крови. Именно Россия занимается дорогостоящим благоустройством Крыма, присоединённого к стране вовсе не путём «аннексии», а по итогам референдума.

 

Влияние России в мире в этом году заметно усилилось. В. В. Путин в ноябре был признан самым влиятельным человеком на планете (по версии журнала «Форбс»). Второй раз подряд. А что мистер Обама? Ему тоже нашли подходящий журнал: он снялся для обложки «OUT magazine» — издания для педиков.

 

С наступающим 2016-м годом, друзья! От лица редакции желаю всем читателям мирного неба над головой, здоровья, любви, семейного благополучия и удачи! Встретим Новый год с улыбкой!

 
Олег Чувакин

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
image
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1