«Революцiя гiдностi» пожирает своих детей. Александр Носович

Дата публикации: 29 декабря 2015, 15:11

 

Спустя два года после Майдана на Украине торжествует реакция, которой и не предшествовало каких-либо революционных перемен. Единственные серьёзные изменения на Украине за минувшие годы – это утрата Крыма, война на Донбассе, разрыв отношений с Россией и включение в состав восточноевропейского «санитарного кордона». За вычетом этих территориальных и геополитических перемен «революция достоинства» предстаёт банальным государственным переворотом, и новая/старая украинская власть уже вовсю расправляется с наиболее буйными участниками второго Майдана.

 

«Революцiя гiдностi» пожирает своих детей

 

Чем больше времени проходит с грандиозных по численности и зрелищности митингов и уличных боев в центре Киева, тем более становится очевидным, что «революция достоинства» была скорее контрреволюцией. По её итогам Украина вернулась к политическому режиму конкурентной олигархии, политический процесс в которой состоит в бесконечном перераспределении ресурсов между несколькими политико-олигархическими группами. Анекдотическая по исполнению попытка команды Виктора Януковича покончить с украинской анархией под маркой демократии и установить в стране сильную президентскую власть окончилась изгнанием из страны четвёртого президента Украины.

 

Подлинные перемены Евромайдан вызвал только во внешней политике Украины, которая и стала первоначальным поводом для выхода на площадь. До него Украина даже при прозападных президентах Кравчуке и Ющенко не делала однозначного геополитического выбора: стремилась к европейской интеграции, но входила в СНГ и не рвала связей с Россией; развивала отношения с США, но сохраняла внеблоковый статус, понимая, что присоединение к одной из систем коллективной безопасности угрожает в первую очередь внутриполитической стабильности Украины.

 

Соглашение об ассоциации и зоне свободной торговли с ЕС в той редакции, которую навязали Киеву, поставило на этой многовекторности, вариативности и неопределённости крест. И именно за этот однозначный и бескомпромиссный выбор в пользу Запада Евромайдан получил такую всеобъемлющую информационную и дипломатическую поддержку: западные СМИ вызвали к нему мировой интерес, а западные правительства не позволили Януковичу его разогнать. Все последующие события: отсоединение Крыма, протесты на Юго-Востоке, на Донбассе дошедшие до вооружённого восстания, сожжение людей в одесском Доме профсоюзов, гражданская война, историческое мифотворчество с очередной героизацией Бандеры и Шухевича и новыми праздниками, факельные шествия ультраправых, запрет авиасообщения с Россией, взаимные бойкоты и эмбарго – всё это было следствием сделанного тогда на Евромайдане геополитического выбора.

 

В этом смысле второй Майдан действительно оказался революционен.

 

Но в том, что касается стремления рядовых участников Майдана сделать саму Украину европейской страной, «революция достоинства» закончилась пшиком.

 

По целому ряду параметров Украина после второго Майдана стала не европейской, а антиевропейской страной. Украинская власть разрешила противоречия с «сепаратистски» настроенным регионом тем, что послала на Донбасс танки. Её радикальные сторонники занялись травлей и даже убийствами своих идеологических оппонентов. Теперь в «европейской» «демократической» Украине власти решают за население, какие книги ему можно читать и какие фильмы смотреть.

 

Но главное не в этом. За минувшие два года на Украине не произошло ни малейшего прогресса в сфере государственного управления, которая, что общепризнанно и внутри страны, и за рубежом, является главной причиной её внутренних неурядиц. Не было проведено никаких структурных реформ. Не было реализовано никакой антикоррупционной программы. Не было даже конкретных прецедентов настоящей борьбы с коррупцией.

 

Вместо всего этого была имитация, зачастую носившая характер фарса (пример – переименование милиции в полицию с пошивом украинским стражам порядка американской формы). Реальных же перемен не было и быть не могло. Какие могут быть перемены, если «революцию достоинства» организовали на деньги олигархов, по её итогам к власти пришёл олигарх и все участники большой политической игры за вычетом низвергнутых «донецких» остались при своих местах?

 

Так что второй Майдан – это не революция, а контрреволюция.

 

Поэтому неудивительно, что сейчас на Украине торжествует «термидор», хотя там не было ни «жирондистов», ни «якобинцев» – собственно, после бегства Януковича и прихода Порошенко там вообще ничего не было.

 

Первый признак политической реакции – расправа над «буйными», которые сделали самое грязное дело при организации переворота и в новых мирных условиях больше не нужны. Физическая ликвидация «буйных» – главная причина, по которой в разгар войны на Донбассе набранные из ультраправых боевиков добровольческие батальоны бросали в Изваринский и Дебальцевский «котлы». Многораундовая борьба президента Порошенко с днепропетровским олигархом Коломойским стала именно принуждением к порядку чересчур распоясавшегося олигарха, возомнившего, что это он один сверг Януковича и «спас Украину» путём финансирования неонацистских спецбатальонов. Продолжающееся уже не один месяц преследование менеджера частной армии Коломойского – лидера его боевых дружин Геннадия Корбана, которого вчера в очередной раз взяли под арест, – является частью всё той же тенденции – пожирания «революцiей гiдностi» своих детей.

 

Кого, в таком случае, «революцiя гiдностi» сожрёт в следующий раз? Можно сделать предположение.

 

Простых участников второго Майдана, если они выйдут на третий из-за того, что в стране ничего не меняется, а если меняется, то только к худшему.

 

За их жизнь в таком случае нельзя будет дать и ломаного гроша. «Термидор» не прощает покушений на установившийся постреволюционный порядок, и Порошенко, в отличие от Януковича, мешкать с приказом открывать огонь не станет.

 

Александр Носович

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
Самые популярные новости соцсетей

bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1