Год, прожитый в условиях необъявленной войны. Дмитрий Куликов

Дата публикации: 29 Декабрь 2015, 17:02

 

На последней неделе года принято подводить итоги. Традиция у нас такая. Почти как смотреть «Иронию судьбы». Последуем традиции и постараемся не только вспомнить ключевые события, но главное — еще раз понять их смысл и значение.

 

Год, прожитый в условиях необъявленной войны

 

«Минск-2″

 

Безусловно, минские соглашения в самом начале текущего года — это крупный политический успех России. Нам удалось прекратить интенсивные и абсолютно бесчеловечные массированные артобстрелы жилых кварталов непризнанных республик со стороны Украины. Мы лишили украинское руководство основного и единственного рычага настоящего давления на население, а значит, и на власти республик. Война настоящая, горячая война была переведена в состояние перемирия, пусть и не полного, или, скорее, в состояние войны «холодной» или местами «теплой».

 

Понятно, что Киев не в состоянии исполнить «Минск-2″. Он и не хочет и не может. Мы много раз уже обсуждали, почему. Значит, по моему мнению, нужно продолжать его принуждать к исполнению всеми доступными средствами. Это главный процесс.

 

Кроме того, «Минск-2″ позволил перевести ситуацию в режим «мирного соревнования» республик и Киева. И что мы видим? В республиках много трудностей и проблем, в том числе и специально создаваемых Киевом, однако мы, скорее, наблюдаем положительный тренд как в сфере развития и укрепления республиканской протогосударственности, так и в сфере социально-экономической. Тренд в целом положительный.

 

А со стороны Украины мы видим тренд чисто отрицательный. Продолжается деградация как государства, так и социально-экономических условий. В условиях сохранения мира или хотя бы «полу-мира» Донбасс и Россия однозначно выигрывают. Считаю, что нам нужно укреплять республики и поддерживать их, не дать Украине возобновить горячую войну. Все остальное власти Украины сделают за нас.

 

Отдельно хотел бы возразить нашей «караул-патриотической общественности» по поводу муссируемого тезиса, что в феврале не мир надо было заключать, а брать штурмом Мариуполь, другие города Донецкой области, находящиеся под властью Киева и дальше, дальше, дальше… до Киева и до Львова.

 

Не могу оценивать возможности республиканских армий с военной точки зрения, просто не являюсь специалистом, и не имею никакой информации, поэтому не буду выступать в роли «диванного» генерала. Но, допустим, что даже с военной точки зрения это было возможно. Тогда возникает вопрос: как мог бы выглядеть штурм республиканцами освобождаемых городов? Республиканские армии, например, уничтожают Мариуполь или Красноармейск массированными артобстрелами, и значит, массово убивают мирных жителей этих городов? Взять на себя тысячи невинных жертв? А чем мы тогда отличаемся от нацистов в Киеве? И таких вопросов к «плану решительного наступления республик» существует множество.

 

Прошел почти год с момента заключения «Минска-2″, и я по-прежнему убежден, что эта политическая победа является ключом к победе окончательной. Ну а Киев будет всячески саботировать исполнение соглашений и пытаться их сорвать, в том числе — и военным путем, именно потому, что там хорошо понимают их подлинный смысл и значение.

 

 

Сирия

 

Российская операция в Сирии — многоплановый и многофокусный проект.

 

С одной стороны, это действительно подлинная настоящая (а не фиктивно-демонстративная, как у США) борьба с терроризмом на дальних подступах. Разрушив террористическую организацию, уничтожив основные силы террористов, лишив их источников дохода, Россия кратно снижает вероятность организованных террористических атак на наше государство.

 

С другой стороны, мы показали невозможность силового устранения законного правительства Сирии. А значит, сильно затруднили превращение этой страны в очередную лишенную государственности зону хаоса, в которой заинтересованные государства могут обзаводиться территориями, нефтяными ресурсами и т.д. и т.п.

 

С третьей стороны, Сирия и Ближний Восток — это элементы и плацдарм большой геополитической игры. Россия заявила, что не признает проект миропорядка, управляемого американской гегемонией. У нас есть стратегическая альтернатива. Многополярный мир — не иллюзия. Мы готовы за него бороться, и самое главное — отстаивать свое достойное и заслуженное место в этом многополярном мире.

 

Мы, кажется, наконец, поняли, что в так называемом мировом разделении труда и мировом порядке есть только две категории мест: место, которое тебе укажут, и место, которое ты сам можешь завоевать и отстоять. И что между ними есть принципиальнейшая разница. В этом осознании — одновременно и принципиальная разница во внешней политике 90-х и внешней политике сегодняшнего дня.

 

 

В условиях необъявленной войны

 

Мы в 80-е годы очень хотели окончания «холодной войны» и мира с «общечеловеческими ценностями». Это лежало в идеологической основе так называемой перестройки и «нового мышления».

 

В начале 90-х мы считали, что «холодная война» закончена. Закончена миром, в виду невозможности победы в ней одной из сторон. Миром без аннексий и контрибуций.

 

Однако очень быстро нам «объяснили», что мы — проигравшая сторона, а «победитель» может делать с нами все, что пожелает. Последовали в отношении нас и аннексии и контрибуции. Поскольку мы не сдались и не подчинились, и не признали себя побежденными, то война с нами продолжается. Это необъявленная война, пришедшая взамен «холодной», и она сложнее и жестче, чем ее предшественница.

 

Это был тяжелый год. Год многих трагедий. Все погибшие в этот год на фронтах этой необъявленной войны — наши герои. И ополченцы и мирные жители Донбасса, и мирные пассажиры нашего самолета, взорванного террористами в небе Египта, и наш летчик и морпех в Сирии. Все они — наши герои и жертвы ведущейся против нашей Родины необъявленной войны. Будем их помнить всегда и будем достойны их памяти.

 

Так же, как мы оказались достойны памяти воинов «Бессмертного Полка» в год 70-летия нашей великой Победы в Великой Отечественной Войне. Как пел Владимир Высоцкий, «наши мертвые нас не оставят в беде, наши павшие — как часовые». Я думаю, что мы в полной мере почувствовали это как народ, как обновленная политическая нация именно 9-го мая 2015 года в марше «Бессмертного Полка».

 

Мне кажется, в этом году мы в достаточной мере освободились от многих иллюзий и ложных целей. Мы жестко сформулировали и отстаиваем наш политический суверенитет. Мы не дали «порвать экономику России в клочья» и не допустили дестабилизации страны, на что так рассчитывали в этом году наши противники.

 

Но мы остро нуждаемся в реализации нашего экономического суверенитета, в программах и проектах нашего экономического роста и социального развития. Мы хорошо понимаем, что один из самых главных фронтов — политика и экономика внутри страны.

 

У нас есть все шансы выиграть в этой необъявленной войне, главное — не совершать ошибок. Пока нам это в основном удается, а это уже не так и мало.

 

С наступающим 2016-м годом!

 

Дмитрий Куликов

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
Kreml_696893


bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1