Москва задала Анкаре один вопрос, но шепотом. Турция пытается ответить громко

   Дата публикации: 28 декабря 2015, 07:50

 

Кремль повышает ставки в противостоянии с Анкарой. Та принимает вызов, и готовится к контрудару. Причем по нескольким направлениям…

 

 

Вслед за крайне жестким выступлением Путина на пресс-конференции со словами о представителях турецких властей, которые захотели «лизнуть” американцев в одно место, Кремль решил продемонстрировать Анкаре свою готовность (или возможность) выложить курдскую карту.

 

В конце декабря в России с визитом побывал лидер турецкой Демократической Партии народов (прокурдской политической силы) Селахаттин Демирташ. Во время своего визита он, в частности, раскритиковал решение Анкары сбить российский самолет. В самой Анкаре визит восприняли крайне болезненно: премьер-министр Ахмет Давутоглу назвал его «позором» и «изменой». И Турция, судя по всему, начала готовить свой ответ на тихий дипломатический «шепот” Москвы в курдском вопросе — а все содержание переговоров с Демирташем естественно не обнародовано.

 

Понятно, что на прямой конфликт с Россией Турция не пойдет, и не только потому, что ей не позволят это сделать союзники по НАТО (которых Анкара порядком подставила инцидентом с самолетом). Турецкие власти и без того находятся в открытом конфликте со слишком большим количеством игроков: Сирией, сирийскими курдами, Ираком, а также с собственным населением. Поэтому речь идет о непрямых действиях. И тут у Эрдогана есть варианты.

 

Так, Турция может попытаться ответить России через Кавказ и Карабахский конфликт. Как известно, Москва в армяно-азербайджанских отношениях занимает хоть и весьма перспективную, но при этом достаточно сложную позицию. Кремль пытается одновременно усидеть на нескольких стульях: играть посредническую роль, гарантировать формально безопасность Армении (в рамках ОДКБ), и неформально — непосредственно Карабаху, а также развивать отношения с Азербайджаном.

 

По слухам, сейчас идут непростые переговоры об интеграции Баку в евразийские структуры. С этими переговорами, кстати, и связывают резкое обострение отношений между Ильхамом Алиевым и коллективным Западом, которое может даже вылиться в принятие санкций против деятелей азербайджанского режима. И поскольку Турция обладает серьезным влиянием на Азербайджан, она может не только сорвать эти переговоры, но и подтолкнуть Баку к еще большему обострению карабахского конфликта.

 

В этой ситуации Москва окажется в сложной и чреватой проигрышем ситуации. Армяне, помимо тонкостей большой дипломатии и баланса сил, станут еще более активно требовать от Кремля жестких ответов на азербайджанские провокации — ответов, которые могут не только поставить крест на перспективах переговоров с Азербайджаном, но и серьезно обострить отношения между Москвой и Баку. Что, естественно, приведет к дополнительному обострению ситуации в Карабахском вопросе и к еще большим проблемам для армян. Если же Кремль предпочтет проигнорировать армянские претензии, то русофобские силы в Ереване получат еще один «аргумент» для продвигаемой ими теории о предательском характере и ненадежности российского союзника.

 

Еще один вариант действий — через Сирию. На эффективное участие Анкары в борьбе против запрещенной в России террористической группировки Исламское государство надежды уже нет — даже несмотря на серьезные имиджевые риски, Эрдоган не хочет идти на прямой конфликт со своим партнером по бизнесу и по сдерживанию курдской угрозы. Он уже заявил, что не войдет в коалицию с Сирией, не сядет «рядом с президентом, чья легитимность вызывает сомнения». От Анкары требуется (причем как Москвой, так и Вашингтоном) хотя бы не осложнять идущий в Сирии переговорный процесс. А возможностей его усложнить у Анкары достаточно.

 

Например, усилив снабжение отрядов боевиков в Северной Сирии и тем самым лишая их необходимости идти на переговоры с Башаром Асадом. Как известно, Россия делает все возможное для скорейшего завершения этих переговоров. Поскольку создание широкой коалиции с участием Асада и «умеренных отрезателей голов» позволит сирийской армии, российским самолетам и западным странам преодолеть значительную часть разногласий и начать реальную борьбу против ИГ (организация запрещена в России). Наконец, в рамках этого же варианта может последовать приказ турецкому спецназу перейти к прямым диверсионным акциям.

 

Скорее всего, этот путь в Анкаре и предпочтут, причем действовать начнут по максимуму. Ни для кого не секрет, что любая форма автономии Сирийского Курдистана, которая неизбежно появится после победы Асада и федерализации страны, неприемлема для Анкары. А поскольку дипломатические меры по предотвращению этой автономии не сработали — Владимир Путин говорил о некоем соглашении, которое было между ним и Эрдоганом, однако сейчас оно, скорее всего, денонсировано — Эрдогану придется использовать иные методы давления на курдов. Создавая тем самым России ряд сложностей, как военного, так и политического характера.

 

А третий вариант — через Крым. Уже давно ходили слухи о том, что турки поддерживают изгнанных с полуострова антироссийских представителей крымско-татарского Меджлиса. Говорилось, например, о серьезном финансировании, которое было выделено Мустафе Джемилеву на его мероприятия и медиараскрутку. А сейчас координатор пиар-акции «блокада Крыма» Ленур Ислямов прямо рассказал о масштабах помощи со стороны турецких властей. В частности, в деле оснащения крымско-татарского батальона: «В пятницу к нам пребывает первая партия турецкой военной формы. Министерство обороны Украины пока еще только чешется, турецкое Минобороны уже нас начинает поддерживать. Мы получаем 250 комплектов формы, ботинок», — говорит Ислямов. По другим данным, в батальоне будут работать турецкие военные.

 

По мнению Анкары, крымско-татарская карта (в отличие от кавказской и даже сирийской) сможет побить курдскую, выложенную на стол Москвой. Однако проблема в том, что возможности Турции по использованию этой карты ограничены. Морскую блокаду полуострова ни собственными силами, ни при поддержке ВМФ Турции радикальным крымско-татарским изгнанникам не организовать.

 

В целом Крым находится под полным контролем России, ФСБ активно зачищает крымско-татарскую общину от радикалов и экстремистов, а Москва активно раскручивает альтернативные Меджлису крымско-татарские организации (которые не выступают за то, чтобы их соплеменники жили без еды и без света). Поэтому вряд ли поддержка Турцией радикалов из Меджлиса будет способствовать укреплению ее возможностей на полуострове. Или же заставит Россию отказаться от розыгрыша курдской карты.

 

 

Геворг Мирзаян

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1