Александр Вучич: Сербия готова ответить на угрозы соседей

   Дата публикации: 28 декабря 2015, 14:58

 

О планах по сотрудничеству с Россией в 2016 году, визитах российских официальных лиц в Белград, проблемах с поиском новых источников получения газа и отношении к интеграции Черногории в НАТО рассказал председатель сербского правительства Александр Вучич.

 

Александр Вучич

 

— Сербия открыла первые главы в переговорном процессе по вступлению в Евросоюз, в том числе главу 35 (о нормализации отношений с самопровозглашенной республикой Косово). Как вы видите это соглашение о нормализации с Косово и передана ли суть этого соглашения в заявлении посла США в Белграде Майкла Кирби? (На минувшей неделе посол Кирби сообщил, что для его страны нормализация отношений Белграда и Приштины означает «членство Косово в ООН» — ред.)

 

— Я пытался подыскать слова, которыми бы я мог ответить и не причинить ущерб Сербии, сербским государственным и национальным интересам. Единственное, что могу сказать на это, что мы, конечно, уважаем США, их силу, размер, уважаем посла США в Белграде. Я считаю, что он порядочный человек и друг Сербии. Но у нас другая политика — политика Республики Сербии, которая по этому вопросу отличается от политики США. Это не впервые. У нас был аналогичный случай в ЮНЕСКО и по некоторым другим вопросам. Мы проводим свою политику, которая не меняется изо дня в день. Считаем ее ответственной, серьезной, и так мы будем вести себя и в будущем.

 

— Последует ли за этим новое давление на Сербию?

 

— Если речь идет об ответственных и достойных людях, то на них нелегко оказывать давление. Когда мы ездили в Брюссель по разным вопросам, то для нас это никогда не было легко. Если вам кто-то скажет, что это просто, легко, что мы туда ездим смотреть достопримечательности или что-то другое…

 

Нет. Для нас это всегда нелегко, но мы держались серьезно, ответственно и, как мне кажется, всегда в соответствии с силами и возможностями, которые есть у Сербии. И мы смогли защитить наши политические и экономические, общие национальные интересы. И я бы не сказал, что в будущем нам будет проще и легче.

 

— Что вы планируете сделать, чтобы улучшить экономическое сотрудничество с Россией и как можно лучше использовать соглашение о свободной торговле между Сербией и РФ?

 

— В этой связи у нас очень много планов. В начале января мы ожидаем визит вице-премьера российского правительства Дмитрия Рогозина. Будет обсуждаться все. Вопросы сотрудничества открыты во всех областях — от промышленности, сельского хозяйства до культуры, военного сотрудничества и ремонта вертолетов российского производства. До недавних пор это делали и страны НАТО Чехия, Польша и так далее. Сербия очень заинтересована в том, чтобы достичь такого соглашения, имеющего экономический характер.

 

Мы ожидаем в 2016 году резкого усиления нашего товарооборота по сравнению с 2015 годом. В 2015 году было много проблем и у нас, и у России — с курсом валют, с прочими проблемами, которые мы унаследовали из 2014 года, который был хорошим. Но 2016 год должен стать намного лучше, чем 2014-й, который был хорошим в нашем сотрудничестве. Думаю, что мы сейчас открываем многие возможности для сотрудничества. Я вижу много шансов и возлагаю большие надежды на это. Это не вопрос только поставок на российский рынок наших автомобилей, одобрит ли нам их поставку Казахстан, потому что это должен одобрить Евразийский союз. Это вопрос более широкого и серьезного сотрудничества. Это вопрос наших строителей в России и российских строительных компаний здесь, потому что у нас все больше проектов.

 

Что касается сельского хозяйства, то у нас нет достаточного количества продукции, но с некоторыми продуктами мы смогли занять малую часть российского рынка. Полагаю, перед нами сейчас, после такой ситуации в отношениях РФ с Турцией, открываются такие просторы, которое мы должны использовать. И нам нужно экспортировать в РФ не только сырье, чистые яблоки или помидоры, но и готовую продукцию. И здесь нам нужны российские компании. Здесь возможно участие российских инвестиционных фондов, чтобы построить такие мини-фабрики, которые бы могли отправлять продукцию на экспорт в Россию.

 

Также мы разговаривали с Рогозиным о подписании некоторых долгосрочных соглашений и для министерства обороны. Потому что когда у вас есть договор на пять или десять лет, вы всегда можете получить все возможные банковские гарантии.

 

Мы хорошо сотрудничали с бывшим главой РЖД Владимиром Якуниным и имеем отличное сотрудничество с его преемником Олегом Белозеровым. Люди должны это знать — ни разу РЖД в строительстве, восстановлении и обслуживании наших дорог не запоздали ни на один день. То есть они работают как швейцарские часы. Не знаю, как они работают в России, но я знаю, что так они работают в Сербии. И мы очень довольны. Думаю, что в следующем году мы подпишем соглашение о долгосрочном обслуживании сербских железных дорог.

 

Мы ожидаем визита сюда российского премьера в апреле. Это станет большим стимулом, имеет большое значение для дальнейшего развития сотрудничества и отношений между РФ и Сербией.

 

— Находится ли под угрозой безопасность Сербии в связи с будущим возможным вступлением в НАТО соседней Черногории?

 

— Мы не вмешиваемся в желания других стран. У Сербии есть собственное желание — быть военно-нейтральной. Нельзя сказать «нейтральная страна», потому что в таком случае мы должны были бы закреплять это официально иным образом. Таково наше желание. У нас есть парламентская декларация, в соответствии с которой мы действуем. Мы не вмешиваемся в то, что хотят делать другие страны. В этой связи мы не чувствуем угрозы.

 

Мы почувствовали проблемы, и об этом мы разговаривали с нашими партнерами и в Москве, когда некоторые страны из нашего региона захотели заказывать баллистические ракеты. И в тот момент мы сказали: «Знаете, у нас есть, чем ответить на бронетехнику, по этому поводу мы не беспокоимся». Но я не знаю, зачем кому-то в нашем регионе брать баллистические ракеты. И я полагаю, что в будущем они либо откажутся от этого, либо мы должны будем найти ответ на эти действия.

 

Так что каждый имеет право выбирать свою судьбу, имеет право на принятие своих решений. Черногория приняла свое решение. Мы имеем отличные отношения с Российской Федерацией и очень хорошие отношения с Черногорией. Они выбрали свой путь, Сербия выбирает свой путь.

 

— Может быть, вы предложите этим партнерам, между которыми в последнее время складываются напряженные отношения, провести трехстороннюю встречу с вашим участием в Белграде?

 

— Я маленький человек.

 

— Но вас уважает и одна и другая сторона.

 

— Когда произношу «маленький», я не подразумеваю, а надеюсь, так не думаете и вы, человеческое измерение. Но Сербия является малой страной, чтобы могла указывать России, что ей делать… Если Россия попросит нас о чем-то, то мы всегда готовы оказать ей максимально возможную помощь, как и Черногории, и вести переговоры по любой теме. И я искренне считаю, что люди в Черногории ждут того же. Думаю, что им этого также не хватает. Ну а Россия, конечно, имеет право на защиту своих национальных интересов, во что мы никоим образом не вмешиваемся.

 

— В последнее время вновь стала обсуждаться тема возврата к проекту строительства газопровода «Южный поток»…

 

— Нам нужен газ. Мы работаем с российской стороной. Мы договаривались сейчас и продолжим делать это и с НИСом (сербская «дочка» «Газпром нефти» — ред.), и с «Газпромом» об увеличении наших подземных газовых хранилищ сначала до одного, а затем до двух миллиарда кубометров. Тем самым было бы покрыто годовое потребление Сербии, но этого недостаточно. Мы никогда не знаем, какие отношения будут между Россией и Украиной, и их отношения никогда не будут зависеть от Сербии. Сербия слишком мала, чтобы могла участвовать в этом каким-либо образом.

 

Мы должны иметь газ. Я слышал бесчисленные истории, бесконечно разговаривал со всеми, чтобы нам показали различные предложения, и мы используем лучшее из них. И, в конце концов, у нас нет нового газа ни из какого места. Мы имеем только тот же самый российский газ, который забираем в Берегово и осуществляем его транспортировку до нашей страны.

 

Я надеюсь и верю, что отношения между РФ и ЕС будут лучше, плохие отношения никогда не вечны. Ну а мы будем тратить только больше газа с дальнейшей индустриализацией и экономическим прогрессом Сербии. Достигнем потребления до 2,5 миллиарда кубометров, до трех миллиардов кубометров. Нам газ нужен. Я вижу, что ничего не выходит с историей доставки LNG (сжиженного природного газа — ред.) из Крка (Крк — остров в Хорватии, где планируется строительство LNG-хаба для снабжения стран Центральной и Юго-Восточной Европы — ред.). Говорят, что будет LNG отсюда, оттуда, что здесь и здесь поставят мобильную платформу… Проблемы нет, мы сделаем газопроводы-интерконнекторы, начинаем строительство такого с Болгарией. Но спрашиваю вас, объясните мне, откуда будет газ, если Болгарии его взять негде?

 

Я был у Ильхама Алиева (президента Азербайджана — ред.), он мне честно объяснил, что у него нет достаточного количества газа. По его словам, у них есть месторождение «Шахдениз-2», но его для нас недостаточно: оттуда пойдет 9,5 миллиардов кубометров газа, но из них 9,2 миллиарда уже продано. А что нам делать с 300 миллионами кубометров? Видите, я знаю все цифры, потому что беспокоюсь об этом, и знаю, что у нас могут быть проблемы. Поэтому договор между Евросоюзом и Россией для нас значил бы очень многое.

 

— Выдвинет ли Сербия своего кандидата по пост генсека ООН в следующем году? Может ли им быть бывший председатель Генассамблеи Вук Еремич, про которого говорят, что у него есть хорошие шансы?

 

— Я бы мог сейчас анализировать то, у кого есть хорошие шансы, а у кого нет. Но Сербия не приняла решения. Я читал в разных газетах, что мы кого-то поддержим. Упоминалось и имя человека, которого я в жизни не видел. Как мы можем поддержать его? Сербия еще не приняла решения, а когда примет решение, то сделает это в интересах нашей страны, а не кого-то другого.

 

— Но ведь в интересах Сербии иметь на столь высоком посту своего представителя?

 

— В наших интересах иметь такого человека, который будет защищать интересы Сербии.

 

— Следующий вопрос, может быть, станет самым легким для вас. Где вы собираетесь встречать Новый год?

 

— Буду здесь. Собираюсь впервые посетить роддом. К счастью, в этом году у нас родилось намного больше детей, чем раньше. И я надеюсь, что в следующем году ситуация будет еще лучше.

 

РИА Новости

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1