Если нас не уважают, тогда пусть хотя бы боятся. Lidovky, Чехия

   Дата публикации: 27 декабря 2015, 21:57

 

Напустил на себя очень важный вид, нахмурил лоб, как будто именно сейчас он усиленно думает о судьбах этого мира, а потом заявил: «В ближайшее время в регион, где вы проводите операцию, прибудет группа французского флота во главе с авианосцем. С французами необходимо установить прямой контакт и работать с ними как с союзниками».

 

 

Это должно было прозвучать как приказ верховного главнокомандующего вооруженными силами, и действительно: впечатление, что сегодня мир на планете зависит от этого военачальника, удалось создать на 100%. Этот человек — старый знакомый, Владимир Путин, главным девизом которого остается «Если нас не уважают, тогда пусть хотя бы боятся».

 

Отплачено — даже с процентами

 

Российский лидер подтвердил старое русское правило в этом году еще раз, когда 24 ноября почти объявил войну Турции, а значит и всему НАТО. Инцидентом со сбитым российским военным самолетом, который на пару секунд несколько раз пересекал границу с Турцией, президент ядерной державы упивался. Он разом отплатил миру за те унижения и оскорбления, которые в последний год наносились ему, прежде всего в связи с российским вторжением на Украину.

 

Как минимум несколько часов мировая общественность боялась начала Третьей мировой войны. Аналитики только и успевали успокаивать граждан словами о том, что на такой или иной конфликт у России нет ни сил, ни денег. Что падение рубля, санкции, изоляция и эмбарго — все это поставит российскую экономику на колени. Что путинское воинственное выступление, в котором он пообещал туркам жестокое возмездие, предназначалось не столько гражданам Турции или стран ЕС или США, сколько населению самой России.

 

Избирателям, которые в 2018 году не смеют и на минуту усомниться, кто спас их от агрессии врагов, от террористов, гомосексуального и еврейского лобби, от НАТО, марсиан и Лохнесского чудовища. И кто теперь бежит в группе лидеров спортивной гонки.

 

Гитлер или Наполеон

 

После вторжения на Украину и еще больше после аннексии Крыма весной 2014 года казалось, что Владимир Путин уже никогда не будет желанным гостем ни в Белом доме, ни в Букингемском или Елисейском дворцах. А незначительная Прага не сможет удовлетворить его амбиций. Казалось, что санкции и международная изоляция подорвут позиции Путина, оттолкнут от него избирателей и убедят в том, что именно он является причиной их проблем, падающего уровня жизни и плохой репутации в мире.

 

Но все получилось наоборот. На волне националистических настроений популярность российского правителя взлетела в течение 2015 года к 90 процентам. В то время как образ Путина в ЕС и США был негативным и только ухудшался — вплоть до того, что некоторые начали сравнивать его с Гитлером, у себя дома этот человек вырос до подобия обожествляемого Наполеона со всеми атрибутами, включая опасения в связи с бесславным концом, которому всегда предшествует тщеславие.

 

Эйфорические настроения, вызванные расширением империи, не могут царить вечно. Речи о великой России, которой все боятся так, что предпочитают Путина никуда не приглашать, потому что своим шармом, интеллектом и жестким отстаиванием российских интересов он всех подавит и затмит, невозможно повторять до бесконечности. Путину нужно было коренное изменение климата. И оно наступило после теракта в Париже.

 

Еще за неделю до трагедии президент Франции Франсуа Олланд говорил о Путине: «Он не является нашим союзником в Сирии». И он им не был. Там Путин преследует исключительно собственные российские интересы, в частности: удержаться у власти и не допустить перехода Ближнего Востока под контроль американцев или других врагов, таких как, например, Исламское государство. Кремль вступил в войну, не закончив ту, что ведет на Украине.

 

Но потом в российском самолете террористы устроили теракт над Синайским полуостровом и убили больше людей, чем террористы в Париже. Франция и Россия оказались в одной лодке. На ноябрьском саммите G2 в Турции Путин уже не сидел в одиночестве в уголке как на международных встречах год назад, если его туда вообще приглашали. Ничто не может заставить враждующие стороны закопать топор войны лучше, чем общий враг.

 

Игра за Асада

 

Еще больше уничтожения Исламского государства Путина занимает сохранение режима Башара Асада, который является практически крестным отцом российских военных баз в Сирии. Сбитый турками российский самолет — лишь часть этой большой битвы двух военных блоков за Сирию. Как в старые времена.

 

Пока что план Запада не сработал. Путин не превратился в покорную, истощенную санкциями и недостатком денег нервозную развалину. Во второй половине года российский президент, напротив, сумел воспользоваться ситуацией в свою пользу, хотя западным политикам казалось, что все идет к укрощению строптивого. Вместо этого, строптивый отправляет в Средиземное море ракетную систему С-400 и дает понять, что будет делать в Сирии и что хочет.

 

К декабрю 2015 года Украина почти забыта. С Путиным опять проводят переговоры государственные лидеры, но говорят они не об уступках на украинском поле боя, а о совместных действиях против Исламского государства. Аналитики утверждают, что положение в мире напоминает то, что происходило во время создания антигитлеровской коалиции. Но нельзя забывать о том, как Сталин наслаждался мировой сатисфакцией, и что после войны ему удалось заполучить.

 

Ясно, что сегодня в игре пока «лишь» Крым и Украина как сфера российского влияния. С трудом можно себе представить, что 26 ноября в Москве во время переговоров о совместных действиях против террористов Франсуа Олланд говорил с Путиным и об Украине. Крым не такая уж высокая плата за ликвидацию опасности, которая угрожает всей Европе. Путин был прощен.

 

 

Петра Прохазкова

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1