Джефф Монсон: США — одна из причин возникновения терроризма

Дата публикации: 23 декабря 2015, 20:35

 

Выдающийся боец ММА о российском гражданстве, Рое Джонсе, Кличко и Федоре Емельяненко

 

Джефф Монсон

 

— Как вам типичный российский декабрь?

 

— Мне нравится такая погода. Похожая у нас в Сиэтле. Часто там бываю, навещая старших детей.

 

— Создается впечатление, что вы вообще не сидите на месте. Где проводите больше всего времени?

 

— Сейчас я постоянно в разъездах между Майами, там живет моя младшая дочь, Сиэтлом, где в данный момент находятся мои старшие дочь и сын, и Россией. У меня в России много дел: тренируюсь — готовлюсь к предстоящему бою, провожу мастер-классы для молодых спортсменов, пытаюсь получить российский паспорт.

 

— Что с гражданством? Когда можно будет вас поздравить?

 

— Все бюрократические формальности выполнены, осталось дождаться самих документов. Можете поздравлять, я не возражаю.

 

— Поздравляем! Американские спортсмены, получающие российские паспорта, — просто тренд года. Признайтесь, зачем вам это?

 

— Мои мотивы отличаются от мотивов Роя Джонса. Насколько мне известно, он собирается вести здесь бизнес, открыть сеть тренажерных залов. Я же за пять лет настолько прикипел к России, что чувствую себя здесь комфортнее, чем в Штатах. Я — русский в душе, а паспорт, скорее так, для удобства. Собираюсь тут жить. Все дело в людях. Я много где побывал за последнее время: от озера Байкал и просторов Сибири до Санкт-Петербурга с Москвой. Широта души, доброта и открытость русских не перестают меня восхищать. У меня много новых друзей.

 

— Большинство рядовых американцев наверняка не разделяют вашего увлечения Россией.

 

— Всему виной политика и СМИ. При слове «русский» в глазах американца встает стереотипный персонаж: суровый, молчаливый мужик, желательно в ушанке. Но если оглянуться, легко убедиться — это мнение в корне неверно. Надеюсь, со временем такое положение вещей удастся изменить, и в отношениях наших стран наступит оттепель.

 

— Как проходит изучение языка? Прогресс виден?

 

Ох, это одно из моих слабых мест (смеется). Сейчас я овладел только базой: «привет», «пока», «спасибо». Что-то использую в кафе регулярно: «чай», «молоко», «пожалуйста». Ну и «давай-давай» на тренировках. Больше пока похвастать нечем, но отступать я не привык, так что выучу со временем.

 

— Видели ли вы последний бой Роя Джонса? Считаете, что его исход был заранее предрешен?

 

— Не видел, но прекрасно знаю Роя. Он ни при каких обстоятельствах не стал бы сдавать бой. Может, недооценил соперника. Может, впал в эйфорию от того, что стал россиянином.

 

— Сами когда-нибудь недооценивали оппонента?

 

— Скажу так: бывало ожидал, что бой будет менее напряженным, чем оказывалось на самом деле. Я провел много поединков, но на каждый новый выхожу с опаской. Это не страх боли или травмы. Я ужасно боюсь проиграть.

 

— Ваш бой с камерунцем Дональдом Нджатахом пройдет в Химках. Чего ждете от этого противостояния?

 

— Думаю, придется несладко. Против меня выйдет молодой, голодный до побед спортсмен. Потребуется много терпения. Он известен ударной техникой, поэтому я попробую перевести схватку в партер, поборемся.

 

— Вам уже 44 года. Как поддерживаете себя в форме? Когда планируете завершить карьеру?

 

— Люди с годами, к сожалению, не молодеют. Веду здоровый образ жизни, много тренируюсь. Еще больше времени посвящаю восстановлению. Планирую драться до тех пор, пока будут силы. Это у меня в крови. Выступать в роли мальчика для битья не собираюсь. Как только пойму, что мои физические возможности не соответствуют моим амбициям, сразу повешу перчатки на гвоздь.

 

— Всем известно, как сильно вы увлекаетесь политикой. Часто признаетесь в своих анархистских взглядах. Как и когда пришли к этому?

 

— Вы правы. Я — анархист, но был им не всегда. Я родился и вырос в типичной американской семье, где все привыкли безоговорочно поддерживать свою страну и правительство. В университете мне довелось присутствовать на лекции одного профессора из Индии. Он рассказал нам о мировых социальных проблемах, о бездонной пропасти в финансировании военной промышленности и прочих общественных сфер. Меня это взволновало. Я долго говорил с ученым после его выступления. Эта встреча навсегда изменила мою жизнь. Я вплотную взялся за проблему, перечитал кучу литературы.

 

Много где побывал: на Филиппинах, в Никарагуа, Бразилии. Телевизионные сюжеты не врут: там полно детей, которым нечего надеть или нечего есть, целые семьи выживают, подобно животным. А международные корпорации и мировые лидеры продолжают наблюдать за всем происходящим и наживаться на простом народе. И я понял — не смогу разделять устоявшиеся взгляды. Люди способны сами управлять своей жизнью. Им не нужны пастухи. Главная задача — донести эту мысль до каждого.

 

— Есть ли пути решения столь глубокой проблемы?

 

— В первую очередь нужно дать всем людям хорошее образование. Это позволит им иначе взглянуть на свою жизнь. Я прекрасно понимаю: если просто взять и разом сместить все правительства и раздать все деньги мира его населению, то ни к чему хорошему это не приведет. Через пару лет те же лица вернут свои позиции и примутся с удвоенной энергией набивать карманы. Посмотрите на официантов в любом российском кафе: они пашут день ото дня, над ними стоит человек — хозяин, который, может, и пальцем о палец за целый день не ударит, а денег получит в десять раз больше. Разве это справедливость? Люди должны понять, что с современным уровнем развития технологий нам не нужно устраивать гонку: у кого круче телефон, дороже машина, больше квартира. Мы можем обеспечить население планеты всем необходимым для жизни и развития, помочь людям познавать себя и окружающий мир. Может, в вас или вашем соседе умирает Пикассо. Проблема в том, что за бесконечной занятостью вы и не поймете этого. Вот вам другой пример: у меня на родине количество домов, простаивающих пустыми, больше, чем количество бездомных. Людям жить негде, но раз они не могут заплатить — пусть умрут от холода на улицах, такова логика властей. Как можно это поддерживать? Я верю, что все вместе мы можем исправить такое положение дел.

 

— Между тем корни современного терроризма уходят именно в анархизм. Разве нет?

 

— Мы — одна из причин возникновения терроризма. Под «нами» я подразумеваю США. Нам не нравится Саддам Хусейн? Бомбим! Что-то не так в Афганистане? Бомбим! В Сирии обосновались террористы? Бомбим! По-моему, Альберт Эйнштейн как-то сказал: «Первый признак безумия — снова и снова совершать одни и те же действия в ожидании других результатов». По сути, США так или иначе стали причиной большинства современных вооруженных конфликтов. Почему все просто не могут сесть и договориться, а потом направить свои силы в благое русло: изобрести новое лекарство или отправиться покорять космос?

 

— В России многие бывшие спортсмены подались в политику. Сами не думали после завершения карьеры попробовать себя в этой роли?

 

— Было бы интересно. Только моя кандидатура вряд ли понравится действующим политикам. Я попытаюсь очень многое изменить (смеется). Еще в планах — открытие детских спортивных школ, где будут обучать грэпплингу и джиу-джитсу. Хочу, чтобы после смерти обо мне вспоминали не только как об известном бойце ММА, но и как о хорошем отце и неравнодушном человеке, стремившемся объять необъятное и сделать для окружающих как можно больше.

 

— Что думаете о Виталии Кличко и его политической карьере?

 

— Что тут скажешь: великий боксер, но скверный политик. Ознакомился с его программой. Мне она не понравилась. Виталий воспользовался своей популярностью и стал мэром Киева. Но важно не то, как человек пришел к власти, а что конкретно он делает, получив ее. Что ж, у него есть все шансы помочь своему народу. Посмотрим, начнет ли он двигаться в нужном направлении.

 

— Вернемся к ММА. Как относитесь к Конору Макгрегору? Согласны, что он — будущее вашего спорта?

 

— Я не знаком с Конором лично. Поэтому не могу судить о его человеческих качествах. Как боец он очень хорош, левая у него просто убойная. Результат боя с Альдо решил один удар. За это ММА и любят — все может случиться, причем очень быстро. Единственное, я не понимаю его эпатажности. Не одобряю все эти разговоры перед боем, попытки вывести соперника из себя.

 

— Кто ваши любимые спортсмены из мира единоборств?

 

— Кроме меня самого (смеется)? Выберу борцов: Дэна Гейбла и Александра Карелина. Их стремление к победе, работа над собой и спортивные достижения заслуживают большого уважения.

 

— 31 декабря состоится долгожданное возвращение Федора Емельяненко. Как думаете, правильно ли он поступил, решив возобновить карьеру?

 

— Считаю Емельяненко лучшим из лучших. Видел Федора около месяца назад. Он в отличной форме. У него есть все шансы вернуться на вершину. Поболею за него в новогоднюю ночь. Если он принял решение вернуться — значит, сделал это осознанно. Поймите, спорт — это не просто работа. Надоело — уволился. Бойцу трудно перестать драться, ведь это часть твоей сущности.

 

— Сложно поверить, что вы пару лет работали по специальности — детским психологом. Почему в университете выбрали именно психологию?

 

— Причина та же — я хотел помогать людям. Работа психолога это и подразумевает. Ты должен не просто решить проблему другого человека, твоя цель — научить его самостоятельно преодолевать трудности. Моей старшей дочери 19 лет. Она тоже учится на психолога в университете Техаса, чему я несказанно рад.

 

— У вас фактурная внешность. Не предлагали сняться в кино?

 

— Поступала пара предложений, но оба раза съемки совпадали с боями, а спорт для меня всегда на первом месте. Хотя попробовать себя на этом поприще было бы интересно. Кто знает, может в новую часть «Неудержимых» позовут (смеется).

 

— Ваш любимый режиссер?

 

— Гай Ричи. Он просто гений. Его фильмы сочетают динамичность с глубиной сюжета. Ну и юмор, без него никуда.

 

— Ваше тело сплошь покрыто татуировками. Все ли несут смысл или некоторые сделаны просто так — эффекта ради?

 

— Жаль скоро место закончится (смеется). Я бы с удовольствием несколько старых заменил новыми. Часть татуировок имеет смысл. Среди них есть имена детей, отпечаток ладони моей дочери, анархистские тоже есть: русские слова «свобода» и «солидарность», на груди черно-красная звезда. Многие тату делал просто для красоты, не считаю это критичным.

 

— Как относитесь к своему прозвищу?

 

— Убежден: если другие дали вам прозвище за дело, то относиться к этому нужно спокойно. Мне вот мое отлично подходит. Снеговик себя еще покажет. Вот увидите (улыбается)!

 

Беседовал Ринат Салахетдинов

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
Самые популярные новости соцсетей

bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1