Шаткая основа польско-украинской дружбы

   Дата публикации: 21 декабря 2015, 09:48

 

На Украине смену власти в соседней Польше, захотевшей быть проводником на пути Киева в Европу, встретили с двойственными чувствами. С одной стороны, получившая посты и президента (Анджей Дуда), и премьер-министра (Беата Шидло) партия «Право и Справедливость» (ПиС) близка нынешним украинским правителям своей антироссийской риторикой. С другой стороны, в силу выраженного национализма лидеров ПиС они не очень-то «рукопожатны» в той самой Европе, куда Польша якобы ведёт Украину. К тому же новое польское руководство выставляет Украине немалый счет исторических обид. Вот почему состоявшийся несколько дней назад первый официальный визит А. Дуды на Украину готовился хозяевами с особой тщательностью.

 

 

И если для Польши, озабоченной главным образом укреплением пограничных пунктов на границе, визит был, в общем-то, дежурным, то на Украине хотели извлечь из него максимальную выгоду, избежав при этом неприятных для себя вопросов, например по поводу раздражающего поляков прославления бандеровщины. При старательно демонстрируемой на официальном уровне идиллии в отношениях двух стран, в них на самом деле много острых проблем.

 

У Польши серьёзные трудности с мигрантами-украинцами, которых на ее территории насчитывается, по некоторым оценкам, уже миллионы. Одни бегут туда за куском хлеба, другие прячутся от мобилизации. Поляки недовольны: новоприбывшие занимают их рабочие места, сбивают оплату труда, разводят антисанитарию, увеличивают преступность. И особенные опасения вызывает то, что предполагаемая отмена Евросоюзом виз для украинцев ударит, в первую очередь, по Польше. Аппетиты вполне определенного рода пробуждает в Польше и кризис украинской государственности. Список польских претензий достаточно велик.

 

Так, избранный в сенат от партии ПиС историк Ян Жаринзаявил в интервью изданию «Prawy», что «без Львова, города, который всегда был верным Польше, нет польского народа». В Польше создана и активно действует организация «Реституция Кресов» (Restytucja Kresów), занимающаяся восстановлением прав депортированных поляков на имущество, оставшееся после Второй мировой войны на территории Украины. В октябре эта организация заявила, что собрала уже 600 пакетов документов для обращения в суды. Представители «Реституции Кресов» сообщили, что первые иски наследников бывших владельцев недвижимости на территории Галичины и Волыни в ближайшее время будут поданы в суды Киева и Луцка. При этом они утверждают, что возможность предъявлять имущественные претензии им предоставляет Соглашение об ассоциации между Украиной и ЕС. Однако в судах украинской Фемиде всё же придется столкнуться с «европейскими братьями» из дружественной Польши.

 

И это только начало. Ведь, в отличие, скажем, от немцев, перемещенных после войны со своих мест проживания по решению держав-победительниц, никаких подобных актов в отношении поляков не существует.

 

Со своей стороны Киев, например, в лице президента Порошенко еще в мае 2015 г. обещал тогдашнему президенту Польши Коморовскому изменить законы Украины «О правовом статусе и чествовании памяти борцов за независимость Украины в ХХ веке»: эти «борцы» виновны в уничтожении около 100 тысяч поляков на Волыни. Обещать-то обещал, но никто и не думает этим заниматься. А Украинский институт национальной памяти для характеристики этих событий ввёл в официальную историографию термин «украино-польская война».

 

Тем не менее, несмотря на все претензии, поляки еще накануне визита Дуды обнадеживали Киев определенными обещаниями. Так, пресс-секретарь президента Польши Марек Магеровский сообщил корреспонденту Укринформа в Варшаве, что Польша хочет быть более активным фактором в переговорах по конфликту на востоке Украины и выступает за смену «нормандского формата», давая понять, что намерена в него войти. Магеровский напомнил, что президент Анджей Дуда ранее неоднократно говорил о включении соседей Украины, а также США в переговоры, чтобы «давление на Россию было более эффективным». Якобы, прибыв в Киев, «президент Дуда будет также разговаривать о конкретной финансовой и гуманитарной помощи, которую Польша готова предоставить Украине».

 

Между тем по прибытии в Киев А. Дуда изменил тональность. Дезавуируя своего пресс-секретаря и собственные прежние высказывания, он неожиданно заявил, что ни о какой смене «нормандского формата» переговоров по урегулированию на Украине речи не идет и Польша ставить вопрос об этом не собирается. Вместо обещанной обширной финансовой помощи Дуда объявил о предоставлении Украине валютного свопа на 1 млрд евро (4 млрд злотых). Это не кредит, а простой обмен валют на указанную сумму, да еще с требованием к украинской стороне использовать его для покупки польских товаров.

 

При отмене с 1 января ввозных пошлин из стран ЕС на Украину подобные «подарки» грозят окончательно угробить украинскую легкую промышленность, которой не под силу конкурировать с производителями из Польши. Эту отрасль ждёт судьба украинского машиностроения, стремительно деградирующего из-за свёртывания связей с Россией.

 

Подобно вице-президенту США Дж. Байдену, недавно побывавшему в Киеве, Дуда ни словом не обмолвился о перспективах интеграции Украины в НАТО или Евросоюз. Похоже, на этот счет в евроатлантических структурах вызревает консенсус. Зато польский президент напирал на то, что непременно позовет Киев на саммит НАТО в 2016 году, хозяином которого будет его страна. «Польша и я очень хотели бы, чтобы Украина присутствовала на этом форуме… И поэтому я буду стараться чтобы место для Украины за столом было», — заявил Дуда. То есть к столу, пожалуйста, а о членстве ни полслова.

 

Выдавать желаемое за действительное – стиль украинских властей. Вот и во время визита Дуды в Киев они представили договоренность об участии 500 украинских военнослужащих в проводимых на территории Польши натовских учениях «Щит» как соглашение о создании совместной литовско-польско-украинской бригады. Дескать, рождается общая с натовскими странами грозная армия. Однако из комментариев польской стороны видно, что такое подразделение создаётся лишь на период учений, чтобы приглашенные украинцы не оставались неприкаянными.

 

Никаких союзных боевых соединений никто и не думал создавать. Разошлись взгляды президентов и на болезненные исторические проблемы. На брифинге по итогам переговоров Порошенко, например, делал акцент на том, что «отдавая дань уважения участникам трагических событий прошлого, Украина и Польша имеют сейчас совместной обязанностью обеспечение мирного существования двух народов». То есть фактически ставил знак равенства между палачами и их жертвами, если говорить о Волынской резне и других преступлениях бандеровцев.

 

Однако президент Польши продолжал настаивать: «Украинско-польские отношения должны опираться на историческую правду, даже если эта правда болезненна». В чем стороны точно сошлись, так это в неприятии проекта газопровода «Северный поток-2», который они договорились торпедировать совместными усилиями с партнерами из Словакии, Балтийских и Скандинавских стран, а также другими членами ЕС и его координирующими структурами.

 

Однако у дружбы двух, построенной на неприязни к третьему, шаткая основа. Польские эксперты по экономике весьма скептичны в отношении сотрудничества с Киевом: «На Украине царит пока слишком большой беспорядок, чтобы туда могли активно войти польские фирмы. Кроме того, украинская экономика постоянно балансирует на грани банкротства, и прийти туда могут решиться только самые отважные храбрецы. Так что в экономических отношениях грандиозного перелома ожидать не стоит».

 

Вспоминая Николая Васильевича Гоголя, можно сказать, не помогли ляхи Андрею, не помогут и Петру.

 

 

Дмитрий Минин

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1