ФРС подожгла фитиль у сланцевой бомбы. Олег Макаренко

   Дата публикации: 19 декабря 2015, 12:28

 

Прогнозы продолжают сбываться. Украина всё же вошла в полноценный дефолт — премьер-министр Украины Арсений Яценюк объявил, что кабмин вводит мораторий на выплату российского долга. До кучи мистер Яценюк наложил мораторий ещё на полмиллиарда долларов, которые две украинские компании были должны российским банкам.

 

ФРС подожгла фитиль у сланцевой бомбы

 

Это означает дефолт, и очевидный факт дефолта вопреки надеждам оптимистов не отрицают даже американские деловые СМИ.

 

Я не знаю юридических тонкостей — возможно формально дефолт наступит только 30 декабря, после того, как пройдут отведённые договором 10 дней на выплату долга. Однако введение моратория делает уже дефолт неизбежным.

 

Впрочем, про долги Украины, про «изнасилованную горничную» Кристины Лагард и про развилку для гривны я буду писать немного позже, когда ситуация слегка прояснится. Сегодня же я собираюсь обсудить последствия эпохального решения ФРС.

 

Напомню, на днях ФРС США всё же решился поднять ставку — впервые за последние 10 лет. Во время прошлой попытки, в 2006 году, ФРС дотянул ставку до почти здоровых 5,25%, однако кризис 2007-2008 годов так сильно напугал функционеров ФРС, что те сочли за лучшее пойти на попятный: прижать ставку к полу и продержать её там долгие семь лет.

 

В среду вечером мы с вами наблюдали исторический момент: ФРС США решила, что семилетний разгон придал экономике достаточную скорость, чтобы ещё раз оторвать ставку от земли. На этот раз финансовой системе США предстоит более серьёзное испытание, чем в 2006 году — никогда раньше американская экономика не сидела так долго на дешёвых деньгах — если ставка и заныривала изредка под 2% годовых, её очень быстро вытягивали обратно.

 

ФРС подожгла фитиль у сланцевой бомбы

 

Кстати, некоторые господа с короткой памятью любят рассказывать про дешёвые кредиты, которые якобы были главным локомотивом роста американской экономики. Однако по-настоящему дешёвыми кредиты стали в США только недавно — а вот в восьмидесятых годах был период, когда ставка в США вплотную подбиралась к 20% годовых.

 

Что будет с экономикой США дальше? Возможные сценарии событий я расписал. Наиболее вероятным я считаю сценарий номер три — ФРС США поднимет ставку, а потом, когда финансовые рынки начнут сыпаться, быстро опустит ставку обратно вниз.

 

Аналогичного мнения придерживается и Ryan Avent из The Economist — эксперт, прогнозы которого обычно сбываются.

 

Владеющим английским рекомендую прочесть эту стенограмму пресс-конференции главы ФРС Джанет Йеллен целиком, там много интересного. В частности, госпожа Йеллен очередной раз заявляет, что «не исключает» перехода к ПОПС — к политике отрицательных процентных ставок.

 

Также госпожа Йеллен говорит, что «удивлена» дальнейшим снижением цен на нефть — и у неё есть веская причина обращать внимание на нефтяные цены. Снижение цен на нефть является как раз тем обстоятельством, которое может спровоцировать начало обвала на финансовых рынках.

 

Как конкретно произойдёт этот обвал?

 

«Сланцевая революция», о которой нам так много рассказывали либеральные экономисты, в 2015 году обернулась очевидным сланцевым провалом. Добыча сланцевой нефти стоит дорого, сланцевикам нужна нефть по 80 долларов за баррель, чтобы работать хотя бы «в ноль».

 

Конечно, в США есть несколько мелких счастливчиков, которым удалось заполучить себе удобные скважины, и которые держатся даже при нынешних низких ценах. Однако подавляющая часть сланцевиков работать при таких ценах не может никак.

 

Возьмём, например, Chesapeake Energy из Оклахомы — одного из пионеров сланцевой революции. Компания из последних сил пытается сейчас договориться с кредиторами, а её долги торгуются почти вчетверо дешевле номинала — за них дают всего лишь по 27 центов за доллар. Поправьте меня, если я ошибаюсь, но, кажется, так дёшево инвесторы не оценивали даже долги Украины.

 

Собственно, единичные банкротства сланцевых компаний начались уже давно, ещё в январе 2015 года низкие цены на нефть добили WBH Energy из Техаса.

 

Однако сейчас сланцевые компании дошли до той точки, после которой «невидимая рука рынка» начнёт тотальную зачистку сектора. В настоящее время уже 18 (!) нефтегазовых компаний в США находятся в процессе банкротства. Эксперты считают, что при нынешних ценах на нефть сланцевики фактически обречены.

 

Почему проблемы настигли сланцевиков только сейчас, почему они не начали массово банкротиться ещё в начале 2015 года? Потому что у сланцевиков последовательно срабатывали несколько степеней «защиты».

 

Во-первых, у сланцевиков были заключены договоры хеджирования цен на нефть, согласно которым они примерно до осени 2015 года продавали нефть по фиксированной цене. Разницу между фиксированной и реальной покрывали спекулянты, которые сделали ставку на рост нефтяных цен и проиграли.

 

Во-вторых, сланцевики могли раньше продавать дополнительные акции и привлекать тем самым так нужные им деньги. Этот резерв к настоящему времени полносьтю исчерпан: все наивные инвесторы, которые были готовы покупать акции сланцевиков при низких ценах на нефть, давно уже затарились этими акциями до упора.

 

В-третьих, сланцевики брали у банков кредиты — и банки были столь добры, что даже не зарезали сланцевикам кредитные линии в конце этого года. Конечно, это было не очень-то умно со стороны банков, но зато банкам, финансовое положение которых также весьма шатко, не пришлось фиксировать убытки в этом году.

 

Наконец, у сланцевиков осталось последнее средство — облигации. Сланцевики размещали свои долги на рынке высокодоходных облигаций, и ставка в 15-17% годовых перевешивала в глазах спекулянтов более чем вероятный риск банкротства.

 

Отмечу, что даже 17% годовых в рублях — это очень много. Компания, которая размещает свои долги по такой неласковой ставке, вызывает обоснованные подозрения в своей надёжности. Ну а 17% годовых в долларах и вовсе больше смахивают на азартную игру, нежели на нормальные инвестиции.

 

Так вот, на днях этот последний источник денег для сланцевиков тоже иссяк. На рынке высокодоходных облигаций исчезла ликвидность, начались первые банкротства работающих на этом рынке фондов.

 

Поставьте себя теперь на место топ-менеджера какой-нибудь сланцевой компании.

 

Денег на счетах у вас нет. Добыча и продажа нефти приносит убытки. Дополнительно к этим убыткам вы должны платить проценты по кредитам и по облигациям: сумму, которая с каждым месяцем только растёт.

 

При этом «перехватить» где-либо денег вы уже не можете — ваши акции стоят крайне дёшево, банки не дают вам новых кредитов, а рынок облигаций встал колом. Что вам остаётся делать?

 

Правильно. Только банкротиться. Это конец игры. И как я отметил выше, 18 сланцевых компаний США уже начали процедуру банкротства.

 

Как со всем этим связано повышение ставки Федрезервом?

 

Самым прямым образом. Решение о повышении ставки не только не погасило пожар на рынке мусорных облигаций, но и усилило его.

 

Попытаюсь грубо и наглядно обрисовать схему происходящих прямо сейчас сдвигов.

 

Повышение ставки сделало более привлекательными вложения в казначейские облигации США. Не склонные к риску инвесторы начали перекладываться из облигаций надёжных компаний в казначейские облигации.

 

Доходность по облигациям надёжных компаний повысилась, и спекулянты начали перекладываться из мусорных облигаций в надёжные. Количество покупателей мусорных облигаций сократилось почти до нуля.

 

Дальнейший ход событий предсказать несложно: в условиях невозможности перехватить где-либо деньги сланцевики начнут банкротиться с удвоенной силой. Вслед за этим мы увидим эффект домино: начнут банкротиться одолжившие сланцевикам деньги банки, а вслед за ними цунами банкротств потопит и всю остальную финансовую систему США.

 

Я не думаю, что Джанет Йеллен будет стоять, скрестив руки на груди, и наблюдать за этим катаклизмом, как наблюдал в своё время Нерон за пожаром Рима. Полагаю, госпожа Йеллен воспользуется данной ей властью и понизит ставку, причём до отрицательных величин — так как, напомню, при прежней ставке в 0,25% рынок мусорных облигаций пребывал в состоянии паралича, а сланцевикам нужно, чтобы он ожил: тогда они смогут продлить свою агонию ещё на некоторое время.

 

Может возникнуть естественный вопрос — почему столь маленькие шажки, четверть процента сюда, полпроцента туда, имеют столь большое значение? Отвечаю. Потому что серьёзные игроки вкладываются обычно надолго, хотя бы на пару лет. И если ФРС США уверенно начал повышать ставки, можно ожидать, что через 2-3 года они дорастут до 3-4 процентов годовых, а если госпожа Йеллен включит задний ход, то можно ждать уже, наоборот, минус 2-3 процента годовых. Разница, как видите, получается весьма существенной.

 

Когда мы увидим все эти захватывающие процессы?

 

Зависит от способности PPT (Команды защиты от падения) держат удар. Пока что Plunge Protection Team кряхтит, но всё же не даёт рынкам падать — однако ресурсы у ребят из PPT всё же ограничены, а сейчас эти ресурсы расходуются с дикой скоростью.

 

Посмотрите на вот этот скриншот, который я сделал в среду вечером, на нём работа PPT очень хорошо заметна. Как видите, сразу после решения ФРС США поднять ставку рынок пошёл вниз, но потом некто крупный не только быстро развернул котировки наверх, но и сдержал две мощных попытки пробоя.

 

ФРС подожгла фитиль у сланцевой бомбы

 

В общем, выбор у ФРС США небогат. Или они таки сдаются и понижают ставку, или они смотрят на быстрый мор среди сланцевых компаний США.

 

Что приятно, цены на нефть при любом раскладе пойдут наверх. Если ФРС включит ПОПС, вколотый стимулятор ненадолго оживит американскую экономику и нефть начнёт дорожать почти сразу. Если же ФРС позволит сланцевой отрасли США лечь в могилу, то кризис вначале ещё сильнее придавит цены на нефть к земле, но через какое-то время уход сланцевиков с рынка создаст дефицит нефти, и у цен на нефть не останется иного выбора, кроме как устремиться наверх.

 

Кстати, себестоимость добычи нефти в России сейчас составляет несколько долларов за баррель, ещё несколько долларов уходит на экспортные расходы.

 

Это значит, что критичные проблемы у нашей нефтяной отрасли начнутся только в том случае, если цена на нефть опустится ниже уровня в 10 долларов за баррель и застрянет там надолго. Однако сценарий, при котором цены на нефть опустятся ниже уровня 10 долларов за баррель хотя бы на полгода, крайне маловероятным.

 

Олег Макаренко

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1