«Конечно, жизнь в России — не сахар, но…»

Дата публикации: 18 Декабрь 2015, 13:19

 

Россия — это культурный и нравственный противовес существующему сегодня в западной цивилизации вектору деградации, и носителем этого противовеса является русский народ…

 

Материал под названием «Для меня Россия — не страна, Россия — это цивилизация», вызвал большое количество дискуссий в социальных сетях. Напомним, что герой интервью Иван Лисовенко родился и вырос на Украине, переехал в Канаду, а спустя 9,5 лет проживания в этой стране решил, что Россия ему ближе.

 

 Россия

 

Опубликовать все отклики на интервью с Иваном не представляется возможным по причине их многочисленности, но один из них, написанный практически в формате статьи, проживающим в Дублине модератором FB-группы «Украина. Голос Русской Ирландии» Станиславом Насыпаным, мы решили все же предложить вашему вниманию.

 

 

 

Важно, на мой взгляд, отметить то, что Иван Лисовенко не вернулся в Россию, а иммигрировал из Канады.

 

Иван родом из Украины, город Николаев, который расположен по соседству с Одессой, где прошли мое детство и юность.

 

И многие этапы его украинских мытарств знакомы мне не понаслышке, а особенно я согласен со следующим высказыванием Ивана: «После первого Майдана я также понял, что Запад Родину у нас забрал и… поехал на этот самый Запад. То, что Украина закончит хуже, чем несчастная Сербия, было видно уже тогда».

 

Лично я этот украинский коллапс интуитивно чувствовал еще в начале 2000-х годов, т. е. задолго до первого Майдана, поэтому и уехал посмотреть на нового демократического «идола», который внезапно заменил собой «светлое коммунистическое будущее». На тот момент я работал в Киеве в финансовой сфере, и то, что происходило на моих глазах, однозначно можно классифицировать как передел сфер влияния, а также созданных Советским Союзом активов.

 

При этом не созидалось ничего нового, прогрессивного, кроме торговли и банковской сферы. Более того, весь этот бандитский передел сопровождался «по-тихому» украинизацией населения через школы и высшие учебные заведения, подтасовкой исторических фактов, но никто на тот момент особо значения этому не придавал, поскольку люди пытались занять свое место под солнцем и государственная идеология мало кого интересовала.

 

Хотя следовало бы ей, как минимум, поинтересоваться, поскольку бред, написанный Михаилом Грушевским в его «Истории Украины-Руси», очевиден был любому, кто брался за её серьёзное изучение. Тогда, помню, даже шутили, что и Адам, скорей всего, был тоже украинцем по Грушевскому.

 

А ведь именно этот «труд» является основой основ нынешней украинской государственности, его русофобская идеология напрямую обосновывает все претензии, которые предъявляются сегодняшней украинской властью к России, плюс к этому негативная трактовка именно роли русских в событиях, произошедших перед Великой Отечественной войной на Западной Украине в 1939 году.

 

Также я согласен с Иваном в том, что Россия — это не только страна в ее теперешних географических границах. Я бы так сформулировал: Россия — это культурный и нравственный противовес существующему сегодня в западной цивилизации вектору деградации, и носителем этого противовеса является русский народ.

 

В оценках России часто прибегают к критике ее правовой системы, способа распределения ее богатств и тому подобное. Но никто не берется изучить детально, как с этим обстоят дела здесь, на благополучном Западе, за счет чего сформировано это благополучие и кому принадлежат богатства этих стран. Не буду на этом останавливаться. Для меня понятие «русский» — это система нравственных ценностей, которые осознанно или бессознательно существуют в жизненной парадигме людей, соприкоснувшихся с русской культурой и впитавших в себя её идеалы, воспетые лучшими её представителями.

 

Возможно, это своего рода идеализм, но, тем не менее, у меня лично он ассоциируется с русской культурой. Конечно же, я отдаю себе отчет, что жизнь в России — не сахар, но ошибочно думать, что на Западе сплошной мёд.

 

А мотивы, которые сподвигли Ивана Лисовенко иммигрировать в Россию из Канады, мне вполне понятны.

 

Конечно, в Ирландии, где я живу, несколько иная ситуация, чем в Канаде, но общие тенденции идентичны.

 

Ирландия входит в ЕС, получая от этого определенные бенефиты на развитие: дороги, транспорт, инфраструктура, учебные заведения и т.д.

 

Соседство с богатым Соединенным Королевством также позволяет улучшить торговый баланс, кроме того, обогатиться опытом в образовании, бизнесе, финансах, производстве, торговле и т.п.

 

Однако по факту Ирландия находится под сильным влиянием США в силу ряда исторических, политических, экономических и географических причин. Некоторые люди называют её 51-м неофициальным штатом Америки.

 

Исторические причины такой независимой зависимости уходят корнями во времена голода 1845 — 1849 годов, когда страну покинуло порядка 1,5 млн человек. Какая-то часть эмигрировала в Великобританию, но в основной массе люди старались попасть в Америку, поскольку там была свобода от британских и шотландских колонизаторов, бесхозяйственность и безразличие к коренному населению которых и спровоцировали голод.

 

И, по примерным оценкам, на сегодняшний день в США проживает порядка 40 млн. этнических ирландцев, а в самой же Ирландии их около 4 млн. Среди американцев ирландского происхождения есть много видных политиков, среди которых считается хорошим тоном в период президентских выборов посетить историческую родину, чтобы заручиться поддержкой ирландского электората.

 

К существенным экономическим причинам можно отнести вклад в экономику крупнейших транснациональных американских корпораций, европейские штаб-квартиры которых располагаются в Дублине, чему способствует низкий корпоративный налог 12,5%, который ирландцы не повышают, несмотря на все уговоры европейских союзников.

 

Также к экономическим рычагам влияния можно отнести и невозвратный внешний долг 94,0 % ВВП, который подкосил «кельтского тигра» во время ипотечного кризиса в США, что привело страну в полную зависимость от тех организаций, предложениям которых отказывать не принято — МВФ, ЕЦБ и т.п.

 

Примечательно то, что из банкиров, которые обанкротили целую страну, никто не сел за решётку, даже какого-нибудь зицпредседателя Фунта не удосужились найти – вот вам и правовое государство.

 

Ну и географическое положение страны, где главную «скрипку» играет трансатлантический аэропорт Шеннон, грузооборот которого остается тайной за семи печатями, а те политики, которые пытаются приоткрыть «завесу», сразу попадают в разряд аутсайдеров-одиночек и высмеиваются при любом удобном случае.

 

Ярким событием, характеризующим процессы, происходящие в современном ирландском обществе, можно считать прошедший в мае 2015 года референдум об однополых браках, где 62,1% ирландцев одобрили однополые брачные узы с внесением соответствующих поправок в конституцию. И это при том, что в этом не было острой необходимости, поскольку Ирландия узаконила однополые отношения в 1993 году, а с 2010 года однополые пары получили право на вступление в гражданские партнерства, что предоставляло им множество семейных прав.

 

Активная кампания за проведение такого референдума продолжалась более четырех лет, и началась она примерно с того момента, когда Ирландия окончательно утратила финансовую независимость и значительно ослабила свой нравственный «иммунитет».

 

Где-то в начале 2000-х годов почти все СМИ демонстративно на первых полосах во всех подробностях смаковали всплывшие случаи педофилии многолетней давности среди католических священников. Однако ответным выступлениям католического епископата на предъявленные обвинения с указанием того, каким запрещениям в служении подвергаются клирики-педофилы, и какие меры церковь предпринимает для предотвращения подобных инцидентов, в прессе особого внимания не уделялось.

 

Освещалось только то, какие огромные суммы выплачивались пострадавшим, чем привлекалось к данной «сенсации» дополнительное повышенное внимание. И тут многие вдруг вспомнили, что с ними вроде бы тоже когда-то заигрывали священники, и пресса опять получала новые поводы для обличительных сенсаций, правда, в итоге оказывалось, что это им только показалось, но это уже было не важно. Безусловно, такое предвзятое промывания мозгов постепенно расшатывает и без того хрупкую нравственную почву, обильно «удобряемую» из интернета, больших и малых экранов всякой развращающей продукцией, претендующей на искусство. В результате у молодежи все чаще принимаются за норму отношения без различия полов, а нормальные отношения как-то выходят из моды, поскольку усложняют и так нелегкую жизнь подростка в период полового становления. В данном случае я делюсь своими наблюдениями, поскольку часто вынужден в последнее время вступать в дискуссии с молодыми людьми, выясняя их мнение и аргументы.

 

Есть еще момент, который я бы хотел отметить. Местные СМИ следуют в фарватере информационных «флагманов» западного мира: СNN, BBC, Sky News и т. п. Есть свои особенности, конечно. Многие ирландцы прекрасно понимают свое место в современной геополитике и поэтому особо не сопротивляются, относясь к США с должным пиететом, а к остальному — с заслуженным юмором, в частности к своему членству в Евросоюзе.

 

Но Россия стоит особняком, вызывая у поверхностных людей, которые воспринимают здешние СМИ за чистую монету, страх, раздражение и неприятие, а у вдумчивых людей уважение. Часто приходится слышать, что ирландцы схожи с русскими, поскольку среди них встречается и подкупающая искренность, и обезоруживающая бесшабашность и бессребреничество, особенно если дело касается пинты Гиннесса или стакана виски.

 

Станислав Насыпаный, портал «Русское поле» 

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
Russia_1392620733_7890-


bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1