Керри в Москве: попытка перейти от безумия к нормальности. Дмитрий Косырев

Дата публикации: 16 Декабрь 2015, 12:22

 

Информации об итогах переговоров госсекретаря США Джона Керри сначала с его российским коллегой Сергеем Лавровым, а потом с президентом Владимиром Путиным, как и следовало ожидать, не так уж и много. И вывод из того, что есть, можно сделать разве что такой: что-то происходит, вроде бы неплохое.

 

Керри в Москве: попытка перейти от безумия к нормальности

 

На пути к чему-то хорошему

 

Можно сослаться на необычайно сердечный тон начала встречи Керри с Путиным. Президент: «Вы знаете, что мы вместе с Вами ищем развязки наиболее острым кризисам». Госсекретарь: «Большое спасибо за то, что Вы уделили столько времени и так много думали о том, чтобы сделать наши усилия успешными».

 

Или — заявление Керри насчет того, что «у нас нет политики, которая ставит своей целью изоляцию России. Нет». Остается добавить: совсем нет? И не было?

 

Наконец, прошла итоговая пресс-конференция Лаврова и Керри. То, что там сообщили конкретного, выглядит примерно так: «В практическом плане согласовали некоторые дальнейшие шаги, которые помогут сделать эту нашу параллельную работу (по борьбе с «Исламским государством», арабское название — ДАИШ, запрещена в России) более скоординированной и эффективной».

 

Очевидно, что речь идет о промежуточном этапе работы, далее предстоит согласовать его итоги в Совете Безопасности ООН. Тогда будет больше подробностей.

 

Как этот визит описывают СМИ США? По горячим следам — почти никак. Кстати, американская публика вообще плохо представляет себе, что в Сирии действуют наши воздушно-космические силы, и не знает, что там у них получается. Зато из американских ресурсов можно узнать, что США невиданно усилили удары против ДАИШ (на территории Ирака) и что благодаря этому контролируемая ДАИШ иракская территория вдруг сократилась на 40%. Сирия же — информационное белое пятно. Но если никакой роли России в Сирии нет, зачем тогда надо было Керри ехать в Москву и о чем-то здесь говорить? Читателю американских СМИ понять это трудно.

 

СМИ, это царство фантомов, — отдельный разговор, но в реальном мире и реальной войне с ДАИШ сейчас создается опасная ситуация. С ДАИШ пытаются что-то сделать (или не сделать) несколько сил, которые не любят друг друга вплоть до самоубийственно рискованных шагов. Поэтому суть любых переговоров, в том числе тех, что прошли в Москве, состоит в попытках перехода от безумия к нормальности.

 

 

Слишком много коалиций

 

Ситуацию 2015-го года часто сравнивают с началом Второй мировой, года примерно 1940-го, когда было непонятно, кто и с кем будет всерьез воевать. Гитлера долго подталкивали к нападению на СССР, а не на Англию и Францию, в итоге все-таки подтолкнули, ненавидящее Москву британское руководство вступило с ней в союз, и т.д. Но в том-то и дело, что сегодня все даже еще сложнее, чем в 1940-м. И, похоже, что нынешние переговоры в Москве ставили целью ситуацию упростить хоть немного.

 

В самом деле, если бы речь шла только об уничтожении ДАИШ, точнее — освобождении оккупированной ею территории Сирии и Ирака, то все было бы относительно понятно. Но секрет живучести этой дикой во всех смыслах группы в том, что для многих из участников намечающейся большой войны есть соблазн сначала использовать ДАИШ (как раньше против СССР использовали Гитлера) для каких-то своих целей. Игроков тут не два, а больше. И для каждого ситуация все усложняется.

 

Начнем с Европы. Только что завершилась конференция в Риме, созванная по сути Италией. В 180 морских милях от южного побережья таковой расположена Ливия, в отношении которой Италия и вся Европа уже не может бездействовать. Страну постепенно захватывает та самая ДАИШ, отвоевавшая там немалые территории. Ливия — это нефть (которую почти не добывают в силу отсутствия в стране власти) и около 50 миллиардов долларов, которые непонятно кому принадлежат (по той же причине — отсутствия власти).

 

В Риме решено было там хоть в каком-то виде, но создать власть, формально объединив некое количество персонажей Востока и Запада страны, воюющих между собой. Ливийское единое правительство должно появиться на свет в эту среду. Нужно это объединение для того, чтобы оно формально попросило у «внешних сил» (каких — интересный вопрос) военную помощь. Это необходимо и для предотвращения новых потоков беженцев в Европу, и для того, чтобы не дать ДАИШ перетечь в Ливию, если ее вытеснят из Ирака и Сирии.

 

Европа при этом видит, что решимость и способность что-то сделать с угрозой есть у России — и, потенциально, у США, однако США даже и сейчас больше озабочены тем, чтобы не допустить сближения с Россией Европы, отмены антироссийских санкций и т.д. Но, что характерно, к действиям России в Сирии европейцы относятся скорее положительно. А американцы — не очень, в том числе потому, что угроза для них не так велика, как для Европы.

 

Итак, будет какая-то особая «европейская» коалиция по Ливии. Но в минувшие выходные на свет появилось еще одно объединение — коалиция мусульманских и соседних государств во главе с Саудовской Аравией. Всего 34 государства. Туда входят, в том числе, Мали и Сомали, или Коморские острова, но есть и страны, которые физически могли бы заняться борьбой с ДАИШ всерьез — прежде всего сама Саудовская Аравия и Турция. При этом ключевые участники этого странного альянса больше озабочены борьбой за влияние с Ираном, а значит, вполне могли бы захватить между делом иранского союзника Сирию, даже используя ДАИШ для этих целей.

 

Но этому мешает Россия, состоящая в дружеских отношениях с Ираном, близким к нему Ираком и самой Сирией (которых в саудовской коалиции, заметим, нет). Тут возникает вопрос, насколько саудовская коалиция или ее ключевые члены любит европейцев, не говоря о США, и насколько готова учитывать западные интересы, не говоря о российских. На словах эта команда собралась для того, чтобы помочь той коалиции, которая считается американо-европейской, и в которую входит целых 65 стран. А на деле чем эта еще одна коалиция будет заниматься, и насколько она подконтрольна прежней коалиции?

 

Ну, а что касается ситуации, в которой оказались США, то тут и подавно все сложно. Так же как многие прочие участники этой странной войны, США ощущают угрозу от своих вроде как союзников в мусульманском мире (или потенциальных союзников, подобных России) в большей степени, чем опасаются ДАИШ. Саудовская Аравия или Турция при этом вполне могут играть в свою игру, провоцировать скандал с российско-иранской коалицией… а не многовато ли тут у нас коалиций вообще?

 

Как и с кем в такой ситуации договариваться — сложный вопрос. И в какую окончательную конструкцию укладываются те небольшие вроде бы договоренности, которые пытались выработать в Москве? Пока, похоже, что ни в какую, но процесс идет, причем по принципу ускорения и усложнения.

 

Дмитрий Косырев

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
Kerry_Putin_01


bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1