Быть ли новой русско-турецкой войне?

Дата публикации: 16 декабря 2015, 23:30

 

Мы знаем о Турции довольно много. В исторической памяти остались коварство султанов, жестокость янычар и, конечно, победы русского оружия. Мы помним, как успешно воевали против Османской империи российские монархи: Петр I, Анна Иоанновна, Екатерина II, Александр I, Александр II и, наконец, во время Первой мировой Николай II.

 

 

В последнюю войну Россия смогла продвинуться довольно далеко и возвратила исконно армянские земли. Но грянули в России и Турции революции. Лев Троцкий заключил позорнейший Брестский мир, и Кавказский фронт перестал существовать. Советское правительство вернуло новым друзьям большевиков — партии Кемаля Ататюрка — все, завоеванное кровью русских солдат и армянских ополченцев.

 

В 1921-м был подписан договор о «дружбе и братстве» между правительством Великого национального собрания Турции и правительством РСФСР. После Второй мировой Сталин пытался предъявить территориальные претензии Турции и забрать у нее бывшие армянские земли. Поводом послужил тот факт, что Турция нарушила нейтралитет, фактически являясь союзником Гитлера. Но тут СССР запоздал: Черчилль уже произнес речь в Фултоне, началась холодная война. Турция из-за угроз Кремля, по словам нынешних идеологов Анкары, срочно вступила в НАТО. Эта причина присоединения к альянсу подвергается сомнению даже на Западе.

 

При Брежневе был заключен торговый договор, и СССР стал довольно энергично строить в Турции заводы, но из общественного сознания советского народа страна исчезла на десятилетия. В перестройку Турция вдруг вынырнула из забвения и самым активным образом вторглась в повседневную жизнь теперь уже россиян. Вначале оттуда «челноки» стали привозить шубы, дубленки, кожаные куртки, спортивные костюмы и все, что можно продать на вещевом рынке. Чуть позже, но тоже внезапно и как-то незаметно Турция превратилась во всероссийскую здравницу.

 

В последние годы Москва и Анкара переживали, как казалось, «романтический период» во взаимоотношениях, пока 24 ноября ВВС Турции не сбили наш Су-24 над сирийской территорией.

 

14 декабря в утреннем эфире «ЪFM» радиослушателей ждал неприятный сюрприз. Александр Сотниченко, доцент кафедры теории и истории международных отношений СПбГУ и специалист по Турции, категорично заявил, что «…отношения могут дойти вплоть до вооруженного конфликта. Все сейчас к этому идет». Об угрозе военного конфликта говорилось и прежде, но столь однозначно не высказывался никто из экспертов. И Сотниченко не единственный, кто всерьез полагает возможным вооруженное столкновение.

 

Аргументы против войны

 

По-прежнему большинство наблюдателей считает невозможным полномасштабную войну и маловероятным — локальное вооруженное столкновение. «Турция и Россия к этому не готовы или этого не хотят. Кроме всего прочего, непонятна цель конфликта, например для Турции. Я думаю, что целью Турции, когда она сбивала самолет, было не войну с Россией учинить, а максимально помешать нашей операции в Сирии и убедить Россию или уйти из Сирии, или как минимум не трогать турецкие интересы в Сирии. А полномасштабная война, на мой взгляд, невозможна хотя бы потому, что Россия является ядерной державой, а военный потенциал Турции, во-первых, несопоставим с российским, а во-вторых, она член НАТО, значит, конфликт потянет за собой включение механизма коллективной безопасности альянса. В НАТО к этому вряд ли кто готов, никому это не нужно. Это и было продемонстрировано как раз в тот момент, когда Турция сразу после инцидента с самолетом обратилась за поддержкой к НАТО.

 

Поддержка в общем-то ограничилась некими словесными заявлениями Столтенберга. Причем потом многие сказали, что это его частное мнение, то есть реакция НАТО была достаточно сдержанной: это ваши двусторонние дела, сами и разбирайтесь», — рассуждает политолог Сергей Михеев. Реакция НАТО — явный сигнал, что альянс не намерен «вписываться» в конфликт с РФ из-за амбиций Эрдогана.

 

«Очень сомневаюсь, что Франция, у которой противостояние с ДАИШ (организация запрещена в РФ), начнет помогать Турции в плане солидарности в рамках НАТО, — продолжает Дмитрий Абзалов, президент Центра стратегических коммуникаций. — И это, скорее всего, не сделают ни Великобритания, ни Германия, уже объявившие об отправке своих военнослужащих, прежде всего военно-воздушных сил, на борьбу с террористами. В результате Турция может оказаться в достаточно серьезной военной изоляции, что, в свою очередь, приведет к эрозии альянса как такового.

 

Почему? Потому что в этом случае гарантии никакой, например, для Польши, которая может начать активные военные действия, или вступающей туда Украины, или Грузии не будет. Основная задача, ради которой вступают, — защита. Если защита предоставлена не будет, то смысл блока какой? Поэтому Турция в рамках радикальных действий может столкнуться как бы с обратной ситуацией и на самом деле подвергнуть эрозии весь альянс. Это дополнительные риски, в которых не заинтересован в том числе и Вашингтон, пытающийся смягчить ситуацию путем переговоров госсекретаря Кэрри. Если начинается вооруженное противостояние, странам НАТО сразу придется определяться. Не будет локального противостояния, будет противостояние блока. Российская Федерация — член ОДКБ вообще-то».

 

«Вооруженный конфликт Россия — Турция, это надо четко понимать, моментально превратится в вооруженный конфликт с НАТО, — добавляет первый вице-президент Академии геополитических проблем Константин Сивков. — Поэтому говорить о том, что Турция пойдет на полномасштабный вооруженный конфликт с Россией, не приходится. Локальные стычки возможны: по типу инцидента с Су-24, или наши собьют чего-нибудь. Но крупное противостояние с большими жертвами маловероятно. Мы все-таки ядерная держава, и Турции быть самоубийцей не хочется».

 

Аргументы за войну

 

«Задай вы этот вопрос две недели назад, я бы ответил, что такую возможность не рассматриваю, — говорит Аббас Джума, российский арабист и журналист. — Сегодня отвечу так: я эту возможность допускаю. Об этом говорят прежде всего действия Турции. Вспомним недавний инцидент в Эгейском море, когда их сейнер подошел близко к нашему кораблю, и мы были вынуждены открыть предупреждающий огонь. Это намек, что они не остановятся в «демонстрации мускулов» и будут далее провоцировать Россию на то, чтобы в какой-нибудь роковой час мы все-таки открыли огонь на поражение. Конечно же, в Эгейском море этого не произойдет, но, вполне возможно, произойдет в Сирии. Переносимся туда, потому что они нам там «подмигнули» более чем недвусмысленно. А в Сирии Турция планирует создать буферную зону на севере страны.

 

Я напомню: разговоры об этой зоне велись еще до того, как турки совершили нападение на Су-24. Что такое буферная зона? А это, как оказалось, переброска 1,5 тысячи танков туда, где преимущественно проживают курды, якобы для защиты местного населения от «Исламского государства». На деле это такая же военная экспансия, как в Ираке. В Ираке это было сделано, во-первых, чтобы ограничить влияние курдов, но это второстепенная задача, а первостепенная цель, чтобы Ирак призвал Россию на помощь, и тогда бы произошла стычка там. Все их действия сейчас направлены на то, чтобы спровоцировать Россию на какие-нибудь действия, которые, вполне возможно, приведут к вооруженному столкновению между Анкарой и Москвой».

 

«Нам-то не хочется воевать с НАТО, а Турция, потому что является членом НАТО, действует так дерзко, — продолжает Аббас Джума. — Потому что, помните, как только сбили Су-24, первое заявление было не из разряда «мы будем разбираться, проведем расследование, давайте не будем рубить с плеча». Первым был месседж: «Друзья, не забывайте, мы — друзья НАТО, и любая попытка что-то сделать против нас будет попыткой сделать что-то против НАТО».

 

Это же прозвучало из уст нашего усатого «товарища». Да, им давным-давно не нужен Евросоюз, Турция более или менее самодостаточна в финансовом плане. И у Эрдогана, видимо, развилась мания величия и амбиции по поводу восстановления империи. Отсюда панисламизм и пантюркизм. Характерная черта — подъем «Серых волков» и их активное спонсирование Анкарой. Можно посмотреть, что исповедуют «Серые волки», и вы поймете, чего хочет Эрдоган. Амбиции — восстановить Оттоманскую Порту, Османский халифат — затмили ему глаза. Но при этом членство в НАТО дает Турции некую «индульгенцию» на все действия, в частности против России. Эрдоган и Давутоглу пользуются тем, что сейчас между нами и Западом существует пропасть непонимания из-за Сирии, из-за Украины. На этой волне Эрдоган пытается сколотить себе имя. И, если понадобится вступить в вооруженный конфликт с Россией на территории Сирии, будьте уверены, Эрдоган не преминет воспользоваться возможностью. Большая проблема в том, что парень абсолютно выходит из-под контроля, это даже американцы понимают. Эрдоган — идиот, между нами говоря, не понимающий, что на деле гибель ждет его самого».

 

«Столкновение между Турцией и Россией вдруг неожиданно стало реально. Это связано как с тем, что Турция явно сделала ставку на смену власти в Сирии, несмотря на вмешательство России и Ирана в конфликт, а также в связи с созданием в Саудовской Аравии так называемой суннитской коалиции против «Исламского государства», это, читай, «против Асада». Я сомневаюсь в реальности коалиции, тем не менее саудиты заявили, что она является военным союзом и готова к ведению боевых действий. В каком виде это может происходить? Как известно, участие российских военно-космических сил в операции в Сирии действительно является одним из важнейших факторов успешности наступления сирийской армии и поддерживающих ее различных движений типа «Хезболлы», иранских добровольцев и т.д. В турецкой прессе сейчас (до инцидента с самолетом участие РФ в операции в Сирии практически не обсуждалось) Россия — враг № 1 просто. И сейчас рассматриваются два варианта», — добавляет Сотниченко.

 

Первый вариант, по мнению Александра Сотниченко, может быть следующим: «Для Турции смерти подобно окружение города Халеп, или Алеппо, которое проводят сейчас сирийские войска. Потому что прерываются возможности поставки различным группировкам в регионе оружия, медикаментов и всего остального. Поэтому сейчас в целом решается, насколько будет увеличена помощь Турции этим группировкам. Но это пока еще не вмешательство самих турецких вооруженных сил. Второй момент: бои в Баир-Буджаке, районе недалеко от Хатая, на границе, где был сбит российский самолет. Там воюют именно туркмены — главные «клиенты» турок в конфликте. В целом, скорее всего, ситуация там вряд ли будет развиваться по сценарию прямого столкновения, по крайней мере российские самолеты там уже никто не сбивает, и они продолжают активные бомбардировки позиций этих самых туркменских боевиков. Если действительно в Турции решатся на серьезные действия, то там разрабатывается сценарий танкового броска на российскую военную базу недалеко от Латакии. Но это, как все прекрасно понимают, уже настоящая война, самая настоящая».

 

«И гораздо более вероятный вариант — активное участие Турции в разделе Сирии, — продолжает эксперт. — Пока турецкая позиция, как и позиции Запада, и Саудовской Аравии, заключается в том, чтобы не дать России, Ирану и, собственно говоря, сирийскому руководству сохранить власть над всей территорией Сирии. Если Асад останется, то их планы полностью провалились. Поэтому сейчас они активно готовятся к ситуации — к возможному разделу Сирии на сферы влияния по конфессиональному признаку. Чтобы, условно, Асаду оставить западные районы, а восточные районы чтобы остались под контролем суннитов. Именно эту идею будет, наверное, воплощать саудовская коалиция. И начнется воплощение плана тогда, когда сирийские войска вступят в прямой вооруженный конфликт именно с «Исламским государством», то есть начнут наступление на районы, плотно контролирующиеся именно боевиками ИГ. Это окрестности Ракки, те самые нефтеносные районы. Тогда сразу же будет объявлено о начале наступления войск так называемой коалиции на «Исламское государство» с другой стороны, судя по всему, со стороны Турции и Иордании. И тут тоже возможны определенные проблемы, столкновения».

 

Однако, по словам Александра Сотниченко, Эрдогану может помешать совершенно неожиданная сила: «Вовлечение Турции в большой конфликт на Ближнем Востоке, а также серьезный экономический кризис, к которому приближается Турция в связи с разрывом связей с Россией, может побудить военных на то, чтобы совершить военный переворот. Хотя нужно все-таки представлять, что нынешние военные в Турции — это далеко не те военные, которые были там 10 лет назад. Нынешняя власть сделала все, чтобы самых политически активных разогнать. Но все зависит от глубины кризиса. Военные явно не хотят воевать с Россией, как и НАТО».

 

 

Источник

 

 

 

Метки по теме: ;


Комментировать \ Comments
Самые популярные новости соцсетей

bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1