Минутка юмора, или страшный сон перед поездкой в Москву. Анастасия Скогорева

Дата публикации: 15 Декабрь 2015, 22:28

 

Госсекретарю США Джону Керри перед отъездом в столицу ужасного Мордора не спалось.

 

 

Заботливая супруга, сочувственно поцокав языком, предложила без конца вертящемуся в постели мужу сначала бутылку фирменного кетчупа «Хейнц», а затем в ответ на его не слишком любезное замечание «на какого обаму мне кетчуп?», таблетку сильнодействующего снотворного. Препарат незамедлительно подействовал, госсекретарь с наслаждением пал в объятья Морфея (что крайне политкорректно) и увидел…

 

В московском аэропорту Керри встречали хмурое декабрьское утро и несколько не менее хмурых сотрудников МИД России, возглавляемые заместителем министра иностранных дел Георгием Карасиным. Керри слегка удивился, обнаружив, что у всех встречающих расстегнуты пиджаки и из-под них выглядывают веселенькие расшитые рубашки.

 

Однако полностью обдумать вопрос, с чем связано такое нарушение привычного дипломатического протокола, госсекретарь США не успел, потому что к нему вплотную приблизился Карасин и неожиданно выплеснул ему в лицо стакан воды…

 

— За что? – только и смог выговорить Керри, от потрясения перешедший на русский язык.

 

—  Спрашиваешь еще! Кто нефть игиловскую покупает? А кто оружие умеренной оппозиции в Сирии поставляет? А кто Эрдогана взбаламутил и на наш самолет натравил? Скажешь, не ты, лишенец? Гастарбайтер хренов!

 

— Что это за обвинения голословные? – попытался было возмутиться Керри, но Карасин вместо ответа сделал знак рукой своим спутникам, и госсекретаря не слишком любезно запихнули в машину, которая незамедлительно рванула с места по направлению к «высотке» на Смоленской.

 

По дороге Керри с переменным успехом пытался взять себя в руки, утешаясь мыслью, что, наверное, имел место приступ временного помешательства у замминистра иностранных дел России, и что его странное поведение свидетельствует о растерянности российского руководства, потрясенного текущим падением цен на нефть.

 

Госсекретарь утешился этой мыслью, и в здание МИД России вошел в почти благожелательном расположении духа. Но его спокойствие сразу же улетучилось после того, как один из сотрудников охраны ловко заехал ему ногой в ухо, а второй, не мешкая, отоварил его бутылкой минералки по голове. После этого почти потерявшего сознание Керри внесли в кабинет министра иностранных дел России Сергея Лаврова.

 

— Сергей, я не понимаю, — почти плача выдавил из себя Керри, потирая попеременно то на глазах раздувавшееся ухо, то набухающий синяк на лбу. – Что с твоими сотрудниками? Они все с ума сошли, что ли? Мое терпение не беспредельно, все произошедшее – нарушение суверенитета моей страны, и…

 

— Джон, да не кипятись ты, — Сергей Лавров слегка улыбнулся. – Мы просто долго думали о том, насколько справедливы ваши замечания, что в России не хватает демократии, а Украина с недавних пор как раз является ее зримым воплощением. Пришли к выводу, что вы правы – нам не хватает, а она является. Ну, и решили, что тебе будет приятно, если мы начнем действовать так же, как украинцы, — и, внимательно осмотрев хватающего воздух ртом госсекретаря, министр иностранных дел России добавил.

 

– Впрочем, не будем терять времени. Тебя Владимир Владимирович ждем, так что давай лоб зеленкой замажем, к уху лед приложим и…

 

— Я не поеду! – Керри почувствовал неумолимое желание забиться под стол, — Ни за что не поеду!

 

— Ты что, Джон, сам же напрашивался, уговаривал, а теперь…

 

— Знаю я вашего президента, — Керри вскочил со стула, непроизвольно прикрывая рукой низ живота. – Викторию пошлю, ей хотя бы терять нечего…

 

— Эх, — Сергей Лавров с явным сожалением осмотрел коллегу. – Ладно тебе, Джон, не все так запущено. Во-первых, наш президент – вежливый человек, а во-вторых, мы еще не решили, стоит ли нам имплементировать у себя все достижения украинской демократии, или пока можно остановиться на достигнутом. Кстати, этот вопрос ты тоже сможешь обсудить с Владимиром Владимировичем. Ну что – сам поедешь, или Карасина позвать?

 

Ужас, который охватил госсекретаря США при упоминании фамилии замминистра, заставил его сделать то, что он хотел уже давно – забиться под стол и истошно завопить. После этого он почувствовал, что кто-то настойчиво, хоть и не больно толкает его в бок. Открыв глаза, он увидел над собой встревоженную супругу.

 

— Вот, говорила же я тебе – кетчуп лучше, — укоризненно сказала она, — А ты все – порошок, порошок…

 

Госсекретарь какое-то время недоуменно смотрел на нее, вспоминая страшный сон, после чего накрылся с головой одеялом и на всякий случай водрузил на голову подушку.

 

 

Анастасия Скогорева

 

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
image


bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1