Поворотный пункт мировой истории. Юрий Селиванов

Дата публикации: 11 Декабрь 2015, 10:32

 

Как Адольф Гитлер стал невольным архитектором послевоенного устройства Европы

 

Tank_2015-12-11_104712

 

В эти декабрьские дни 1944 года немецкие войска на Западном фронте заканчивали последние приготовления к наступлению в Арденнах, для участия в котором гитлеровское командование собрало практически всё, что еще могла выставить на фронт ослабленная многолетней войной Германия. Сегодня есть основания считать, что это наступление было роковой ошибкой Гитлера, которая, в свою очередь, стала главной предпосылкой к тому, что послевоенный мир оказался таким, каким мы его знаем. Хотя он мог стать совершенно другим, если бы в конце 1944 года в Берлине были приняты принципиально иные решения.

 

Военные историки признают, что Арденнская операция, как минимум, на полтора месяца затормозила продвижение англосаксонских войск вглубь германской территории. В то же время, критически оголенным и уязвимым оказался, по сути, самый важный и опасный для рейха участок советско-германского фронта, открывавший прямую дорогу на Берлин. В результате, к началу февраля 1945 года, советские войска в ходе Висло-Одерской операции продвинулись на 500-600 км на Запад и оказались всего в 60 км от немецкой столицы. В то время, как войска западных союзников все еще топтались в шестистах километрах от Берлина. По сути, именно Гитлер обеспечил такое развитие событий, фатально затормозив наступление западных армий своей арденнской атакой.

 

Именно вследствие этого взятие Берлина и оккупация всей восточной Германии Красной армией стало вопросом решенным и западные страны могли только признать свершившийся факт. А с учетом этого фундаментального факта на Ялтинской конференции в феврале 1945 г. определялись послевоенные европейские границы и делились сферы влияния между Востоком и Западом.

 

Но всего этого могло и не быть, не допусти гитлеровская верхушка колоссальный стратегический просчет, фактически обеспечивший Красной армии триумфальный марш на Берлин. Немыслимая глупость, которую можно объяснить только авантюризмом Гитлера, заключалась в том, что на берлинском направлении восточного фронта не было создано даже сплошной, глубоко эшелонированной обороны. Что было подтверждено в ходе советского наступления, когда наша войска вышли на оперативный простор и блокировали большую часть немецких сил в пределах нескольких так называемых «городов-крепостей».

 

Понятно, конечно, что вожди третьего рейха даже зимой 1944 года рассчитывали только на победу и намеревались одержать ее на Западе, с тем, чтобы склонить англосаксов к перемирию, либо даже к переходу на их сторону с целью совместной борьбы с «большевистскими ордами». И все это действительно могло получиться. Но при одном обязательном условии – ни в коем случае им не следовало оголять центральный участок Восточного фронта и позволять русским наступать со скоростью 30 километров в день. Потому что уже одно это опрокидывало все немецкие расчеты и грозило уничтожением третьего рейха еще до того, как он победил бы на Западе.

 

История, как известно, не терпит сослагательного наклонения. Но в тех редких случаях, когда ее коренные повороты зависят от человеческой воли и совокупности поддающихся коррекции обстоятельств, то есть становятся весьма вероятными, мы не только вправе, но и, пожалуй, обязаны рассмотреть альтернативные варианты.

 

Итак — как могла бы развиваться мировая история, не случись арденнской авантюры Гитлера?

 

Отказ Берлина от попытки разгрома англосаксонских войск автоматически означал бы признание неизбежности поражения Германии и ставил бы немцев перед очевидным выбором – перед кем и на каких условиях лучше капитулировать? На самом деле никакого выбора у них не было, поскольку страх перед СССР многократно превосходил в глазах немцев страх перед его западными союзниками. Соответственно решение могло быть только одно – постепенно сдавать фронт на Западе, одновременно наращивая сопротивление на Востоке с тем, чтобы отодвинуть советские войска как можно дальше от границ, как Германии, так и всей подконтрольной рейху Европы. Вполне очевидно, что немцы, за счет дополнительных сил с Запада, могли бы какое-то время оказывать сопротивление русским, несмотря на то, что РККА образца 1945 года многократно превосходила весьма потрёпанный вермахт. И уж, во всяком случае, шестисоткилометровый бросок наших войск на Запад в таких условиях был бы сильно затруднен.

 

Выигрыш времени позволил бы немцам сдать практически всю территорию Германии «победоносно наступающим» западным силам, исключив при этом взятие Берлина советскими войсками. В конечном счете, англосаксонские армии вошли бы в непосредственное соприкосновение с частями РККА на линии фронта, проходящей значительно восточнее Одера и на этом боевые действия были бы в основном завершены. Вариант продолжения войны с СССР силами всего объединенного Запада (включая Германию) можно считать в тех условиях маловероятным и потому игнорировать. Да и зачем было Западу продолжать войну, если бы в случае «джентльменского соглашения» с Берлином он и без того получил бы в свое распоряжение всю Германию, значительную часть Польши, Венгрии, Чехословакии и мог бы с этих куда более выгодных геополитических позиций продиктовать Москве свои условия послевоенного мироустройства.

 

И Советский Союз был бы вынужден их принять, поскольку еще одна мировая война в режиме нон-стоп была явно не в его интересах.

 

В результате картина европейского геополитического устройства по итогам войны очень существенно отличалась бы от той, которую мы увидели наяву. Запад сумел бы удержать за собой практически всю зарубежную Европу и не допустить создания, даже в приграничных с СССР странах, односторонне ориентированных на Москву режимов. Соответственно – ни о каком Варшавском договоре и социалистическом содружестве не было бы и речи.

 

Хорошо это или плохо? Думаю, что, по большому счету, скорее хорошо. Разрушенный войной СССР получил бы возможность направить все внутренние ресурсы на восстановление своей экономики и подъем уровня жизни своего народа, вместо того, чтобы оказывать «братскую» и в большинстве случаев абсолютно безвозмездную помощь новоявленным «странам народной демократии». Которые, в ряде случаев, не только за это ничего не давали взамен, если не считать поганых болгарских перцев и такого же качества венгерских помидоров, но еще и платили черной неблагодарностью – как в той же Венгрии в 1956, или в Чехословакии в 1968 г.

 

Уверен, что Советский Союз, избавившись от этой прожорливой орды неблагодарных нахлебников, полвека получавших наши энергоресурсы по бросовым ценам, а заодно и от необходимости держать в этих странах миллионную армию, чтобы они ненароком не сбежали на Запад (как в конце концов и случилось!) , сэкономил бы колоссальные деньги и средства, которые обеспечили бы, как минимум, двойное ускорение нашего социально-экономического роста и наверняка исключили бы геополитическую катастрофу распада страны в начале 90-х годов. Уж если даже при такой восточноевропейской обузе СССР умудрился догнать США в области ядерных вооружений и обогнать весь мир в сфере освоения космоса, образования и массового жилищного строительства, то нетрудно представить — каких рубежей мы могли бы достичь, освободившись от этого балласта.

 

Ничего этого, как мы знаем, не случилось. Гитлер, очертя голову, бросил свою армию в гибельное арденнское наступление, ради этого полностью оголил центральную часть Восточного фронта и, тем самым, дал Советскому Союзу возможность единолично захватить Берлин и стать полновластным хозяином половины Европы. Большей пакости этот конченный русофоб при всем желании сделать нам уже не мог.

 

Юрий Селиванов, специально для News Front

Юрий Селиванов

 

 

 

 

 

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
Tank_2015-12-11_104712


bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1