Последний довод королей. Юрий Селиванов

   Дата публикации: 10 декабря 2015, 11:48

 

В отношениях с Западом у России нет иного выбора, кроме предельно жесткого отстаивания своих государственных интересов

 

В отношениях с Западом у России нет иного выбора, кроме предельно жесткого отстаивания своих государственных интересов

 

Перестрелки нарастающей интенсивности и стягивание сил к линии фронта, судя по сообщениям различных источников, продолжаются на Донбассе уже больше двух месяцев. Практически столько же, сколько идет российская военная операция в Сирии. Поэтому не увидеть здесь прямой связи может только слепой. Более того, просматривается и четкая корреляция между масштабом боестолкновений на востоке Украины и количеством воздушных атак России в Сирии. Как только ВКС РФ предпринимают очередную массированную бомбардировку объектов ИГ, сопровождаемую пусками крылатых ракет, так тут же на линии фронта в Новороссии начинают «работать» более крупнокалиберные стволы.

 

С учетом таких вполне очевидных параллелей,  не может быть и речи о какой-то несвязанности этих двух военных кампаний, или о пресловутой «самодеятельности» якобы «отмороженных» боевиков на местах. С киевской стороны ситуация жестко контролируется американскими штабными инстанциями, а интенсивность огня строго  дозируется сообразно текущим потребностям США. Именно поэтому, кстати, побывавший в Киеве Д.Байден не был чрезмерно категоричен в отношении целей и ближайших задач Киева на Донбассе. Все зависит от того, как лягут американские карты на Ближнем Востоке.

 

Не исключено, что Вашингтон придерживает своих киевских цепных псов на коротком  поводке в расчете, таким образом, воздействовать на Москву в плане  корректировки ее дальнейших планов. Явно давая понять, что в случае, если та будет продолжать упорствовать в Сирии, события на Донбассе, а, возможно, и в Крыму могут получить самое нежелательное для неё развитие. Кстати говоря – подрывы крымских ЛЭП определенно были «краплеными картами» из той же шулерской колоды.

 

Цели Вашингтона в отношении Сирии вполне понятны – любыми способами заставить Москву отказаться от поддержки Асада – как ключевой фигуры, мешающей Западу получить контроль над этой страной. И при этом не допустить расширения военной операции России, крайне опасной для ситуативных союзников США – «Исламского халифата» и прочих террористических группировок.

 

По  американской логике, донбасско-крымских «аргументов» вполне должно хватить, чтобы Путин пошел на попятную в Сирии. Но насколько эта логика безупречна? По всей видимости, Вашингтон сам в этом не уверен, коль скоро Дж.Керри собирается в Москву с явной целью прощупать позиции Кремля.

 

Не думаю, что по итогам этого визита американская сторона получит повод для хотя бы минимальной удовлетворенности. Россия играет предельно жестко, добиваясь при этом ощутимого роста своего влияния в мире. И у нее нет причин, в том числе и внутренних,  отказываться от такой стратегии. И в этом смысле министр обороны  Грузии, слова которой об исторической готовности русских к тяжелым испытаниям были неверно истолкованы и жестко раскритикованы в Москве, на самом деле совершенно права. Если для западного обывателя планка нетерпимого дискомфорта начинается где-то на уровне отсутствия в кране горячей воды или просроченных консервов в бесплатном продуктовом наборе социальной помощи, то для среднего русского, даже слегка «развращенного» четвертью века «потреблятства», она все еще гораздо ниже. Во всяком случае — бескорыстный труд на благо Родины за минимально необходимый для поддержания жизни паек в  угрожающей стране ситуации здесь вряд ли вызовет массовую реакцию отторжения.

 

Путин демонстрирует всему миру, особенно после военного нападения Турции, что Россия с агрессорами  договариваться «по понятиям» не станет, а будет отвечать ударом на удар, причем давать сдачи в кратно превосходящем размере. Каким именно способом – это уже дело Кремля и Генштаба. Но следует подчеркнуть, что у РФ имеется «полная линейка» сил и средств, необходимых для дозированного, но эффективного реагирования во всем диапазоне возможных военно-стратегических задач. И этих сил и средств с каждым годом будет становиться не меньше, а больше, причем практически безотносительно к текущей экономической конъюнктуре. В России еще не забыли то время,  когда партия говорила «Надо!», а народ отвечал «Будет сделано!» и выкладывался по полной, вне зависимости от чьих-то личных интересов. Сегодня такая «партия» персонифицирована в Путине, но это дела не меняет.

 

Кроме того, помимо растущей материальной базы для решения оборонительных задач, есть консолидированная государственная воля к её целесообразному применению. Именно об этом Москва сигнализировала не столько ИГ, сколько самому Западу своими ракетными ударами с применением стратегической авиации и подводных лодок. А для особо  тупых и непонятливых российский президент предельно доходчиво напомнил о возможности применения и ядерного оружия. Хотя лично он, конечно же, не хотел бы к нему прибегать. Но имеющий уши, да услышит! Кстати это уже второй случай за последние дни, когда тема ядерного возмездия была публично озвучена. Первым на этот счет высказался В.Жириновский, который, хотя и славится своей экстравагантностью, давно и хорошо известен как неформальный рупор для озвучки некоторых не вполне «кошерных» идей, циркулирующих в верхах.

 

Вполне очевидно, что Россия, не теряя времени, уже целый ряд лет активно пополняет свои арсеналы новейшими средствами доставки ядерных боеприпасов, такими, как ракеты «Калибр» и крылатые ракеты воздушного базирования в ядерном исполнении Х-102. Сколько их и на каком этапе готовности эти силы, западные разведки, скорее всего, понятия не имеют. Во всяком случае, даже нынешние масштабы применения Россией обычных вооруженных сил, оказались для них, судя по всему, немалым сюрпризом. «Всезнающие» западные СМИ, тем более не способны преодолеть плотную завесу секретности и ограничиваются только примитивным пересказом домыслов московских блогеров, которые сами не сильно в курсе и легко клюют на любую даже явно сфабрикованную  «наживку».  Как это недавно было с пресловутой «утечкой» из Кремля данных о «новом российском подводном оружии».  В результате — традиционная закрытость российской оборонной сферы и непредсказуемость Москвы по части разного рода стратегических сюрпризов не могут не внушать Западу дополнительных и весьма серьезных опасений.

 

Тем более, что к реальной полномасштабной конфронтации с РФ он определенно не готов. И не столько материально, сколько психологически. Даже на фоне сравнительно кратковременного военно-политического кризиса между Россией и Турцией, Запад успел продемонстрировать свою разобщенность и неспособность к общим и решительным действиям. Реакция западных лидеров на ситуацию со сбитым турками Су-24 была чуть ли не панической и Анкаре стали усиленно сигнализировать, что это её собственные проблемы, впрягаться в которые никто на Западе желанием не горит. Пошли даже разговоры о возможности, в случае дальнейшего обострения ситуации, рассмотреть вопрос о членстве Турции в НАТО. Причем, что весьма характерно – никто на Западе за все время этого кризиса ни разу даже не заикнулся о возможности применения статьи 5 Вашингтонского договора, обязывающей других членов НАТО прийти на помощь  Турции.

 

Именно фатальная неспособность Запада действовать по настоящему решительно и напористо, вынуждает его заниматься политическим шулерством, пускаться в разного рода психологические атаки против Кремля, устраивать военные провокации на Донбассе и действовать прочими, откровенно малоэффективными способами.  Не думаю, что вся эта суета способна оказать существенное влияние на мировосприятие В.Путина и, тем более – на характер принимаемых им решений.

 

Запад достаточно прочно увяз в трясине своей военно-стратегической недееспособности и это дает Москве, возможно, решающий козырь в определении дальнейших с ним отношений. Во всяком случае, сегодня можно с высокой степенью определенности констатировать, что  у В.Путина нет особых причин испытывать тревогу по поводу готовности Запада идти на полномасштабную конфронтацию с Россией даже в случае её достаточно решительных действий на Ближнем Востоке и на Украине. Более того, специфика ущербной западной психологии такова, что именно решительные действия России станут для него  тем самым «ultima ratio», который не оставит западным комбинаторам никакого иного выбора, кроме как сделать хорошую мину при плохой игре и признать Россию достойным соперником, с интересами которого следует считаться всерьез.

 

Юрий Селиванов, специально для News Front

Юрий Селиванов

 

 

 

 

 

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1