Поверхностный или ангажированный историк легко сведёт историю русско-турецких отношений к одноименным русско-турецким войнам. Однако история намного сложнее и богаче конъюнктурных схем.

 

Эрдоганы приходят и уходят...

 

К примеру, история войн Турции с Венгрией, Венецией, Австрией на 250 лет длиннее, чем история войн с Россией, а войны с Персией были вообще фоном турецкой истории. Другой факт: самое страшное поражение с пленением и гибелью султана, с распадом Турции на три части нанес ей мусульманин-суннит Тамерлан в знаменитой битве при Ангоре в 1402 году. А лояльность российскому императору татар, башкир и других тюрок, сражавшихся в российской армии во всех русско-турецких войн, опровергают любые попытки придать этим войнам задним числом религиозный характер.

 

Первые поводы для русско-турецких конфликтов могли явиться после присоединения турками Крымского ханства (1475), последовавшего в результате жестокой войны с ханом Менгли-Гиреем, главным, порой единственным союзником русского царя Ивана III. Однако и после этого — еще 200 лет мира, взаимовыгодной торговли, за исключением казацких столкновений и одной таинственной экспедиции турок, задумавших рыть канал Дон — Волга: сей прожект сорвали новые подданные русского царя, крымские татары, убедившие султана заниматься другими частями своей бескрайней империи и оставить Северное Причерноморье в покое.

 

Только переход «правобережного» гетмана Дорошенко под власть султана впервые привел главную турецкую армию (300.000 человек) на Украину и дал старт 200-летнему периоду русско-польско-турецких войн. А то, что в результате Правобережная Украина подверглась сильнейшему опустошению и численностью населения сравнялась с Сахарой — это побочное, но весьма характерное следствие дорошенковской «зрады».

 

Важно, что в главной войне новейшей истории, Второй мировой, наши страны не воевали. СССР порой был единственной страной, помогавшей Кемалю Ататюрку строить новую Турецкую Республику, и этот период связан с интересными коллизиями, помогающими по-новому взглянуть на русско-тюркскую судьбу – кысмет.

 

История турок в самом кратком изложении выглядит так: марш-бросок урало-алтайского племени, потомков древних канглов, от степей Турана до Малой Азии и Восточной Европы. Затем несколько разбродов и итоговое объединение под властью племенной династии Османов. С тех пор они себя именовали османлисы. Привычное нам «турки» «считалось у них насмешливым или бранным» (Брокгауз и Евфрон).

 

То, что контингенты корпуса янычаров, а также сераля (гарема) формировались в большей части из восточнославянских полонян, имело очень интересное следствие: языком стамбульских дипломатов и чиновников чаще был… сербский язык. А позднее принятие ислама сделало «духовно-интеллектуальную» часть турецкого словаря – арабской.

 

С этим фактом и столкнулся Ататюрк в 1922 году, когда увидел, что современный ему турецкий лексикон сохранил собственно турецкие слова лишь приземленного, бытового обихода. «Но мы же не арабы!» — в гневе воскликнул Ататюрк и отправил своих ученых по всем тюркским народам мира «за утерянным словарем». И что же оказалось? Гордый однострочный манифест «В России нет лишних народов!»  — не просто лозунг. Именно в России, а вовсе не в Турции тюркские народы наилучшим образом сохранили свою культуру, обычаи, «высокий» литературный язык. Проанализировав это ключевое обстоятельство, филологи Ататюрка за основу возрождаемого турецкого литературного языка взяли… чувашский и якутский. Выбор из российско-тюркского созвездия этих двух языков тоже примечателен и, полагаем, не случаен: турецкие учёные ориентировались на народы, принявшие православие, а якуты – самый большой из православных тюркских народов. Филологам важна была чистота языка, отсутствие арабизмов, вытеснивших тюркские термины.

 

О той исторической миссии много может рассказать современный классик якутской литературы Николай Лугинов. «И при таком сбережении якуты – двуязычный народ», — свидетельствует Лугинов, по книгам которого снят российско-монгольско-американский блокбастер «Тайна Чингис Хана» (2009). О Чингисе написаны горы литературы, но создатели знаменитого фильма лучшим сочли «лугиновского Чингиса». Сказался не только талант автора, но и богатство языка. Якутский эпос Олонхо занесен ЮНЕСКО в список «шедевров устного и нематериального наследия человечества».

 

Претензиям Турции на абсолютное лидерство в тюркском мире возражает отнюдь не общий счёт русско-турецких войн (разгромный счёт в пользу России), а уникальный феномен евразийства, в рамках которого успехи российских тюрок и русских — одно неразделимое целое. Русские дворяне — на 60% ордынского происхождения. Шереметевы, Юсуповы, Беклемишевы, Басмановы, Годуновы, Кочубеи, Батурины, Салтыковы, Ушаковы, Строгановы никогда не стеснялись своих татарских корней, наоборот, гордились ими. На Красной площади — спаситель России Кузьма Минин (Кузьма Минин Анкундинов, если уж точно давать фамилию героя).

 

В духовно-историческом багаже россиян — Карамзин, Татищев, Тургенев, Тимирязев, Бехтерев, Бичурин, Аксаков, Рахманинов, Корсаков, Чаадаев, Милюков, Гучков, Акчурин. И даже если вы, настроив ухо только на звук тюркских корней, очертите этим круг, вы крупно ошибетесь. Потому что круг этот много шире. Навскидку:

 

Поливановы: дворянский род, от татарина Кочевы, в крещении Онисифора, выехавшего из Орды к великому князю Дмитрию Донскому. Правнук Михаил Глебович, по прозванию Поливан, – родоначальник.

 

Огаревы: дворянский род, выходец из Золотой Орды, мурза Кутлу-Мамет, прозванный Огар, служил Александру Невскому, крестился с именем Пантелеймон.

 

Ртищевы: аналогично… И так далее. Список, на фоне которого вклад подданных Турции в копилку тюркского исторического наследия надо в микроскоп рассматривать.

 

…Турецкая армия? «Вторая по численности в НАТО»? Кого-то это, может, и впечатляет, но не устроителей парада к 70-летию Великой Победы, на котором Советскую армию представлял стоявший рядом с президентом генерал Махмут Гареев, а нынешнюю Российскую – генерал Сергей Шойгу.

 

Ну а Эрдоганы – они приходят и уходят…

 

Игорь Шумейко