Черногорцы? Что такое?

Дата публикации: 10 Декабрь 2015, 23:21

 

Черногория на днях получила приглашение в НАТО. Что в этом удивительного? Для России тем более? Да и чему удивляться вообще? Разве не в этом направлении все шло еще с 1997 года, когда после прозападного путча в правящей Демократической Партии Социалистов, Мило Джуканович занял пост непременного лидера партии и государства?

 

 

Не смотря на это, слышу в эти дни череду удивлённых комментариев от русских экспертов и общественных деятелей. Один говорит о предательстве Черногории, второй – сколько Черногория потеряет в туризме после ухода русских туристов и инвесторов, третий – сколько русского капитала в торговле и сколько в собственности, и всё в таком духе.

 

К сожалению, во внешнеполитическом прогнозировании России не было нужной дальновидности, относительно последствий, готовившегося в тот момент, референдума о независимости в Черногории. Еще с 1998 года Джуканович тщательно лоббировал в Кремле эту тему, чтобы его планам Россия не мешала, к сожалению, ему это лоббирование очень хорошо удалось . Небойша Медойевич один из оппозиционных лидеров Черногории утверждает даже, что Россия прямо помогла отделению Черногории от Сербии .

 

Как и с Украиной, в Москве видимо предполагали, что политическое влияние придёт само по себе вместе с экономическими инвестициями, при игнорировании вопроса идентичности. Итак, кажется, никто в России так и не заметил, что на самом деле происходит. Пока на черногорской ривьере росли как грибы после дождя кириллические табло на русском языке «продаю участок» или «недвижимость», ускоренными темпами исчезала автохтонная сербская кириллица, уступая место латинице. Между тем, именно сербская кириллица, а не инвестиции Дерипаски, является одним из ключевых символов сербской идентичности черногорцев и именно она держала эту страну в русской геополитической орбите. Но это только маленький камешек в большой мозаике.

 

Вопреки множеству доказательств несправедливости референдума, представители ЕС Мирослав Лайчак и Франтишек Липка сказали, что все в порядке, и на карте появилась «независимая» Черногория. Референдум на самом деле был лишь концом длительного процесса, который, между прочим, лично курировал тогда уже бывший генсек НАТО Хавьер Солана, а чтобы понять глубину унижения, добавлю – Солана возглавлял НАТО, когда этот военный союз бомбил Югославию. С посредничеством Соланы было составлено «Белградское соглашение» в 2003 году.

 

По сути, соглашение дало черногорскому режиму новые уступки, тем самым Черногория за три года до референдума уже была в шаге от отделения, а единое государство существовало только на бумаге. В 2006, под политическим покровительством ЕС, а практически под эгидой НАТО, Черногорию отделили от Сербии, и она стала «независимой». В это время Москва никак не тревожилась, поскольку Мило обещал ей, что в лучшей исторической традиции, Черногория будет другом России, а на практике, прежде всего, русскому бизнесу. И действительно, инвестиции из России были колоссальными в масштабах маленькой балканской страны. Не все было просто на линии Москва-Подгорица после объявления независимости, но отношения дошли до прямой вражды, после того, как черногорский режим ввёл санкции против России, как хороший ученик на дороге евроатлантической интеграции.

 

Идентичность всегда важнее денег

 

Инвестиции, как не единожды оказалось в реалполитике, сами по себе ничего не дают, если нет ясной цели и идеологической почвы. Так же, как и европейские 3 миллиарда евро, которые ЕС отдал Турции, не остановят поток беженцев из турецких лагерей. Турки с улыбкой положат эти 3 миллиарда в карман и продолжат спокойно отправлять мигрантов в ЕС. При этом ещё турецкие граждане получат безвизовой режим, и вместе с беженцами ещё, Бог знает, сколько самих турок поедет жить к родственникам в Германию.

 

Но это проблема ЕС, а я пишу о другой проблеме – нашей проблеме, сербской и русской проблеме. А наша проблема в том, что части наших народов отделяясь, становятся чем-то другим. И не просто другим, а народом далеко не братским, чужим и враждебным нам. Поэтому никакие инвестиции, ни уступки с ценой газа не помогли и в будущем не вернут Украину на русскую орбиту после успеха Майдана. Украина, я уверен, вернется, но пора менять подход. Россия щедро предоставляла финансовую помощь, а эта помощь только дала крылья бандеровским экстремистам, чтобы еще больше издеваться над «тупыми» русскими, которые в их глазах «платят» за то, чтобы эти же бандеровцы всячески унижали их братьев, а если не унижали, то убеждали что они не русские.

 

Покупка политических элит ничего не принесла, и в будущем никогда не может принести ничего положительного без учета больших социальных вопросов, а вопрос всех вопросов — это идентичность и идеология. Главный вопрос в Черногории, так же, как и на Украине не деньги, а вопрос идентичности.

 

Вот уже на протяжении двух лет против русских людей на русской земле Украине идет агрессивная бандеризация и дерусификация, в том числе ведутся боевые действия. А в братской Белоруссии, пока власть в Минске этого не замечает, или даже сама иногда, в случае необходимости манипулирует с идентичностью, происходит превращение русских в какую-то непонятную литовскую идентичность, совсем чужую русскому человеку – белорусу. Если малоросс или белорус себя с начала не идентифицирует как русский, завтра он/она будет не просто кто-то другой, а именно антирусский, потому что новая идентичность в недостатке естественной самобытности будет строиться на отрицании старой идентичности.

 

Так же и черногорец, если не считает себя сербом, становится антисербом, и примеры таких людей уже есть. Так что речь о «братских народах» не может идти. Если «братский», а не часть одного тела, то завтра он станет враждебным, и это простая логика этногенеза искусственных народов.

 

Исторические примеры уже существуют и в русской, и в сербской истории. Западные украинцы тоже когда-то были русскими, но через Унию с Ватиканом отделились от русского тела и со временем стали врагами русского народа. Такой же пример для сербов – наши братья по крови и языку хорваты, их самосознание, основанное на отвержении старой идентичности, привело к ненависти и в конечном итоге к геноциду, который православные сербы пережили от рук «братского народа» во время Второй Мировой войны.

 

Эти процессы сейчас происходят в еще русской по духу части Украины (Киев, Одесса, Харьков, Мариуполь и т.д.) Да, тише и спокойнее, но, тем не менее, идет и в Белоруссии, достаточно посмотреть на стадионы, где процветает литвинство и где на транспарантах доминирует мова, которой мало кто дома, или между собой говорит. И, конечно же, в сербском случае тоже самое происходит в нашей дорогой сербской Спарте – Черногории.

 

Прошлое и будущее

 

Черногория на протяжении своей кровавой истории была известна выразительной русофилией. Так почему спустя несколько лет, не смотря на огромное присутствие русского капитала, туристического потока и прочее, её политическая верхушка ведёт ярко выраженную русофобскую политику? Да потому, что историческая Черногория была сербским государством, с сербской идентичностью и сербским самосознанием. Единственной целью всех черногорских владык было объединение с Сербией и всеми остальными частями оккупированных сербских земель, чтобы вернут «Царствие Душаново» , то есть объединиться в единое сербское государство.

 

Сербы русофилы как таковые, а черногорцы, как часть сербов, которые традиционно особо гордятся своим сербством, тем более еще большие русофилы. Но если Черногория свою сербскую суть теряет, конечно же она теряет и свою русофилию, как неотъемлемую часть сербской идентичности, и становится противоположностью самой себе. Этот простой факт на протяжении долгого времени не понимает русские политики, и именно поэтому инвестиции без идентичности не принесли никакой политической прибыли. И если Черногория вступит в НАТО, просто предположим, в гипотетическом случае войны России и Турции, Черногория была бы на стороне своего векового врага Турции, сражаясь против своего векового союзника России. Такова Черногория без своей сербской идентичности. Так же, как и Украина, когда она не русская, будет не просто нейтральной, но именно антирусской. Вполне логично, если сын Тараса Бульбы предал отца, он будет его самым злейшим врагом.

 

Сербы на Балканах, теперь и всегда в истории, были единственными настоящими друзьями русских, и это именно политические сербы. Сербы как фактор геополитики. Не как меньшинство в антисербском окружении, которое ждет ассимиляции. К примеру, сегодня Республика Сербска (сербская часть Боснии и Герцеговины) выразительно прорусская так же как в ХIХ веке была Черногория. Это потому что Республика Сербска выраженно сербская и должна была доказывать свою идентичность в кровавой войне 20 лет назад. И благодаря врагам Республике Сербской память свежа. Чем больше оспаривают право Республики Сербской на существование, тем больше она становится сербской и автоматом еще больше русофильской.

 

А сербы в целом каждый успех России от спорта до войны считают собственным успехом и радуются ему. Так же каждое поражение русских коллективно переживают и лично принимают к сердцу. Когда Россия бомбит ИГИЛ, это мы их бомбим – думают сербы, а когда Турция сбивает русский самолет, это нам, сербам враг самолёт сбивает. И сербы сопереживают не просто на уровне какого-то болельщика, который смотрит со стороны, сидя на диване. История хорошо нас научила, что любая русско-турецкая война отражается на Балканах и означает сербско-турецкую войну. Так что, к сожалению или нет, это будет наша судьба и сейчас, если ситуация между двумя странами обострится.

 

Поэтому в силу чисто рациональных геополитических причин, если отложить эмоции в сторону, судьба сербов, не как музейных экземпляров, а как фактора геополитики юго-востока Европы должна быть крайне небезразлична России.

 

Черногорцы каковы?

 

Пушкин давно написал эти строки:

 

Черногорцы? что такое? —
Бонапарте вопросил: —
Правда ль: это племя злое,
Не боится наших сил?

Нам сдаваться нет охоты, —
Черногорцы таковы!
Для коней и для пехоты
Камни есть у нас и рвы

 

Также как во время нашествия Бонапарта, есть такие храбрые черногорцы, которые не боятся сил НАТО, у которых есть готовность сражаться за свои идеалы. Некоторые пали, находясь в рубриках нераскрытых убийств в этой «молодой демократии». Но многие ещё смело сражаются без страха. Это тысячи тех, которые отстаивают свою сербскую идентичность, смело сражаясь на протестах против режима Мило Джукановича, против вступления в НАТО, против отжимания государством имущества Сербской православной церкви.

 

Это те, кто смело на митингах размахивают русскими и сербскими флагами. Их 24 октября с крайней жестокостью разогнал режим палками и боевым газом, но они, однако, все ещё собираются и протестуют, не смотря на молчание мировых СМИ. Но сами они без помощи будут подавлены, не смотря на то, что представляют народное большинство. Стоит напомнить, что и большинство народа Бахрейна, протестующее в 2011 против правительства, было жестоко подавлено. Черногорцам нужна поддержка, и ваша моральная обязанность их поддержать.

 

Черногорские власти итак превентивно обвиняют «сербских националистов» и Россию в организации протестов в Черногории. К моему большому сожалению, это не так, просто терпение у людей закончилось и произошла самоорганизация оппозиции и сербского народа.

 

Что делать теперь?

 

В самой России, в последние годы стала очень актуальна тема оранжевых революций, в том плане, что «Запад это прекрасно делает», а «Россия отстаёт и не умеет сама использовать эти магические методы». Поэтому, когда в Подгорице появились палатки, первые комментарии в России были, что всё «пахнет майданом» (значит плохо), и сразу вопрос: «Кто за этим стоит?».

 

Если Россия отстаёт в «коварных технологиях», это лишь только из-за глубокого забвения собственного исторического опыта. Разве не русские революционеры занимались этим делом десятилетиями и, в конце концов, привели к революции и разрушению империи. Это лишь значит, что эти «технологии» русским совсем не (ино)странные. А до Джина Шарпа были такие злодеи или профессиональные революционеры, зависит от точки зрения, как Ленин и Троцкий. У России вполне есть «know how» в этих вопросах. А давно до известного «Pussy riot» Россию соблазняли такие девушки как мадам Коллонтай и такие движения как «Долой стыд».

 

Россия очень хорошо знает и умеет. Вопрос только, если хочет сражаться со своими соперниками оружием пропаганды и революционными методами. Если эти методы работали против интересов России в свое время, это не значит, что ими запрещено пользоваться. Какая же разница, если Россию все равно обвиняют и будут обвинять во всех грехах, поскольку она и так для «мирового сообщества» всегда и во всем виновата. По такой же логике Западу совершенно безразлично, Россия «присоединила Крым» или «захватила Крым». Эту диалектику никто вне стран СССР не понимает, и особо не вникает. С точки зрения международного права, все равно присоединила ли Россия Крым, или Киев с Одессой, поскольку международного права как общего консенсуса всех членов ООН после агрессии НАТО на Югославию в 1999 году нет.

 

Пусть тогда будет Россия причастная, и даже открыто, поскольку и её глобальные соперники открыто поддерживают и хвастаются что поддерживают ту или иную сторону в протестах по всему миру. Сегодняшний момент, в котором Черногория получила приглашение в НАТО, на самом деле момент колоссального сербского и русского геополитического поражения, поскольку Запад подошёл еще ближе к полному отрезанию сербского фактора, «вечных русских на Средиземноморье», от этого самого Средиземного моря. От приглашения до вступления в НАТО еще есть полгода. Сейчас не время для нытья ни сербам, ни русским, тем более в условиях мировой войны, не время искать вину. Сегодня снова смелой мировой суперсиле, России надо не смотреть за пролитым молоком, а действовать уверенно, исходя из нынешнего положения.

 

Поскольку режим знает, что подавляющее большинство народа Черногории вопреки ненормально сильной государственной пронатовской пропаганде всё равно против вступления в альянс, власть попытается провести вопрос через парламент. Но если народный бунт будет успешным, все эти планы могут провалиться, а НАТО будет ужасно опозорен и делегитимизирован.

 

Сегодня последний момент для России, чтобы проснуться. Не нужно быть немощным свидетелем невыгодных для неё последствий, а помочь черногорцам и долгосрочно способствовать геополитическому объединению всего сербского пространства Балкан. Таким образом, Россия поможет, прежде всего, себе, объединяя своего единственного геополитического друга на европейском юго-востоке.

 
Стеван Гайич

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
image


bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1