Политолог-американист, профессор ВШЭ Александр Домрин — о том, как американский президент признал свой проигрыш в войне с террором

 

Барак Обама

 

Обращение президента США к нации происходит нечасто. Не стоит путать такого рода обращение с ежегодным посланием Конгрессу о «положении дел в Союзе» (State of the Union Address). Впервые с обращением к нации из Овального кабинета Белого дома выступил Гарри Труман в 1947 году. За последующие 68 лет президенты США использовали этот редкий формат общения с американским народом ещё 62 раза. Именно из Овального кабинета Джон Кеннеди говорил на телевидении о кубинском ракетном кризисе, Ричард Никсон сообщил о своей добровольной отставке, Джордж Буш-старший – о расовых волнениях в Лос-Анджелесе, а Джордж Буш-младший — об «атаке на Америку» 11 сентября 2001 года.

 

Обращения из Овального кабинета адресованы не только «нации», но и «миру». Больше половины обращений были посвящены внешнеполитическим вопросам. Так, 4 января 1980 года Джимми Картер сообщил о введении политических и экономических санкций против СССР, Рональд Рейган — о поддержке бастующих шахтёров в Польше и «контрас» в Никарагуа, воюющих против законно избранного правительства сандинистов, а Джордж Буш-старший — о вторжении США в Панаму. И вот — слово за Обамой.

 

Казалось бы, массовыми расстрелами Америку не удивить. За последние десять лет они случались более 200 раз, то есть каждые две с половиной недели! Только за годы президентства Обамы в США произошло около двадцати массовых расстрелов. События в Сан-Бернардино 2 декабря сего года, приведшие к гибели 14 человек и ранению 21, не были самыми кровавыми. В апреле 2007 года корейский студент Чо Сын Хи застрелил 32 и ранил 17 студентов и преподавателей Вирджинского политехнического института за то, что, по его мнению, они были «богатыми детками» и «шарлатанами». Всего три года назад — 14 декабря 2012-го — Адам Ланза, 20-летний веган, ранее не судимый и не имевший проблем с правоохранительными органами, застрелил собственную мать, после чего приехал в начальную школу Сэнди-Хук, где убил 20 детей шестилетнего и семилетнего возраста, шестерых взрослых и ранил ещё двоих.

 

Чем же в таком случае было вызвано экстренное обращение к нации Барака Обамы. Ранее американские президенты пять раз посвящали свои выступления из Овального кабинета «войне с террором». Но в четырёх из них это касалось терроризма за пределами США: в Ираке, Афганистане и Судане. Впервые после 11 сентября 2001 года президент США заговорил о терроризме на американской земле, фактически признав тем самым, что Америка «войну с террором» проигрывает.

 

Массовый расстрел в Сан-Бернардино, как и взрывы на Бостонском марафоне, в результате которых погибли трое человека и пострадали более 280 человек, чем-то даже опаснее событий 9/11.

 

Согласно официальной версии, «атака на Америку» была организована из-за рубежа и осуществлена иностранными террористами. В случае с братьями Царнаевыми и Саидом Фаруком американцы столкнулись с новым феноменом — доморощенным терроризмом. В качестве «беженцев» — интересно, от кого они «бежали» и просили «политическое убежище» в США? — Джохар и Тамерлан Царнаевы прибыли в Америку в 9-летнем и 16-летнем возрасте. 28-летний санитарный инспектор Саид Фарук был рождён в США, закончил Университет штата Калифорния, неплохо зарабатывал для своей специальности и ещё не очень богатого опыта: в 2013-м его доход составил 53 тысячи долларов. Женился, родил дочь. Казалось бы, вот она: «американская мечта»! Но и Царнаевы и Фарук сделали другой выбор, что не укладывается в голове большинства их сограждан.

 

Думаю, что американцы заигрались в «хороших» и «плохих» террористов. Первые воюют на стороне США и в интересах США. Сюда, например, можно отнести моджахедов и Усаму бен Ладена, воевавших против «шурави» в Афганистане, или т. н. умеренную оппозицию в Сирии, которую бомбят «плохие русские».

 

«Плохие» террористы, естественно, устраивают взрывы в Бостоне, массовый расстрел в Сан-Бернардино, присягают на верность ДАИШ или, как тот же бен Ладен, организовывают «атаку на Америку».

 

Об этом мог бы сказать президент Обама в своём обращении к нации, но не стал.

 

Александр Домрин, Lifenews