На сегодня СНГ — Содружество Независимых Государств — является одним из самых странных и противоречивых объединений на постсоветском пространстве.

 

Есть ли будущее у СНГ

 

Главы России, Украины и Белоруссии, 8 декабря 1991 года незаконно распустившие СССР, понимали, что нельзя просто ликвидировать единое государство вопреки ясно выраженной воле народов СССР. Поэтому на месте, в срочном порядке, было изобретено и предложено нечто вроде конфедерации, объединившей бывшие советские республики, которые внезапно приобрели международную правосубъектность.

 

Внешне это должно было выглядеть как развитие идей нового союзного договора (о Союзе Суверенных Государств), разрабатывавшегося в рамках новоогаревского процесса.

 

До сентября 1993 года формально сохранялись Объединенные вооруженные силы СНГ (под командованием последнего министра обороны СССР маршала авиации Шапошникова). Предполагалось сохранить и развивать единое экономическое пространство, а также координировать внешнеполитическую деятельность.

 

Впрочем, одновременно с концепцией СНГ как механизма интеграции, родилась и концепция СНГ как механизма цивилизованного развода бывших республик СССР. Одновременное существование двух противоречащих друг другу концепций на практике привело к тому, что СНГ так и не оформилось структурно и на сегодня представляет комплекс разноуровневых многосторонних соглашений и механизмов, а также площадку для периодических встреч глав государств, правительств и министров стран-участниц.

 

Лучше всего состояние СНГ иллюстрируется составом его членов и взаимоотношениями между ними.

 

Формально в СНГ сегодня входит 11 государств. Грузия, покинувшая Содружество в августе 2009 года, тем не менее, сохранила свое участие в подписанных в рамках СНГ договорах и соглашениях.

 

Украина и Туркменистан не подписали устав СНГ. При этом Ашхабад в 2005 году определял свой статус в СНГ в качестве ассоциированного члена, а Украина считала себя страной-участницей СНГ, в то время как подписавшие устав государства, по версии Киева, были странами-членами СНГ. При этом практической разницы в статусах не наблюдалось.

 

Украина считала, что, участвуя в СНГ и даже будучи страной-учредителем, она не является членом СНГ как международной организации. Что, впрочем, не влияло на участие представителей Киева во всех саммитах СНГ, а также не помешало Украине одной из первых присоединиться к зоне свободной торговли СНГ.

 

Армения и Азербайджан, будучи членами СНГ, находятся в состоянии перманентного конфликта по неурегулированной проблеме Нагорного Карабаха. На линии соприкосновения в Карабахе в целом соблюдается перемирие, однако сохраняется и военная опасность.

 

Россия, Белоруссия, Казахстан, Киргизия и Армения являются членами Евразийского экономического союза (ЕАЭС) — значительно более глубокого интеграционного объединения, чем СНГ.

 

Украина и Молдавия заявляют о своем намерении присоединиться к ЕС, что автоматически приведет  к фактическому дезавуированию их участия в большинстве соглашений в рамках СНГ. Например, даже вступление в действие соглашения об ассоциации Украины и ЕС исключает возможность участия Киева в зоне свободной торговли СНГ.

 

Ну и в придачу к этому Россия и Белоруссия еще и создали Союзное государство, оставаясь при этом полностью суверенными. Причем Москва и Минск являются членами СНГ, а единое государство России и Белоруссии — это отдельная структура.

 

Это не считая Монголии и Афганистана, которые являются наблюдателями в отдельных структурах СНГ (Кабул в 2008 году даже заявлял о своем желании приобрести полноценное членство).

 

Как видим, СНГ — нечто рыхлое, аморфное, что даже трудно назвать объединением, поскольку некоторые его участники стремятся к разъединению (например, Украина в последние два года считает большим достижением резкое, в разы, сокращение экономических связей с Россией).

 

Сам факт создания новых интеграционных объединений (Таможенный союз, ЕАЭС) свидетельствует о том, что в существующем формате интеграционный потенциал СНГ исчерпан.

 

Содружество не смогло стать мягкой версией СССР. В рамках Содружества не удалось преодолеть центробежные тенденции, доминировавшие в постсоветских государствах в 90-е — в первую половину нулевых годов. Выросшие на его базе интеграционные проекты далеко переросли Содружество. Оно выполнило свою роль, обеспечив на первых порах переговорную площадку для урегулирования проблем и противоречий, возникших при распаде СССР.

 

Но, хоть СНГ и не стало механизмом интеграции, новые интеграционные механизмы (тот же ЕАЭС) выросли на его фундаменте.

 

Очевидно, что при всей алогичности дальнейшего существования «содружества», в рамках которого Украина считает Россию «страной-агрессором», с которой она якобы второй год ведет войну (и это только один — наиболее яркий, но не последний пример), СНГ вряд ли будет распущено в ближайшее время. В какой-то степени Содружество стало символом реинтеграции постсоветского пространства. А с символами так просто не расстаются.

 

Впрочем, уже сейчас мы вспоминаем об СНГ пару раз в год, по случаю очередного мероприятия или годовщины. Видимость жизни СНГ поддерживается только за счет бюрократической инерции национальных и наднациональных структур, созданных за двадцать четыре года его существования.

 

Судя по всему, встречи в формате СНГ будут происходить все реже, и со временем, даже не будучи официально распущенной, структура просто окончательно прекратит действовать.

 

Ростислав Ищенко