План разорения страны. Леонид Михеев

   Дата публикации: 07 декабря 2015, 19:07

 

Стратегия Центробанка на следующие три года не сулит россиянам ничего хорошего

 

Банк России презентовал стратегию развития финансового сектора на 2016–2018 годы. Выяснилось, что взгляды ведомства Эльвиры Набиуллиной и бизнеса расходятся настолько кардинально, что примирить их может либо увольнение лучшего банкира мира, либо нефть по $100 за баррель. Но, к несчастью для российской экономики, как первое, так и второе в ближайшем будущем крайне маловероятно.

 

Председатель Центрального банка России Эльвира Набиуллина

 

Одно слово — «таргетировать»

 

Главное, что бросается в глаза, — отсутствие в документе конкретных планов или количественных ориентиров. Как считают в ведомстве Набиуллиной, это соответствует наметившейся тенденции по сокращению горизонта прогнозирования макропоказателей (классический центробанковский стиль изложения: много слов, мало смысла). Проще говоря, ЦБ не готов представить общественности подробный план действий ни по укреплению рубля, ни по повышению доступности кредитования реального сектора, ни по улучшению общего финансово-экономического положения страны. Все, что можно уяснить из стратегии, это лишь расплывчатый список задач, которые ЦБ считает для себя приоритетными на ближайшие три года. Выглядит он примерно так:

 

  1. Минимизировать риск продления моратория на перечисление средств пенсионных накоплений в негосударственные пенсионные фонды в 2017-м и в последующие годы (поскольку это негативно скажется на доверии населения к накопительному элементу пенсионной системы и, как следствие, будет способствовать снижению прироста долгосрочных инвестиций).

 

  1. Способствовать повышению уровня и качества жизни граждан Российской Федерации, росту и развитию реального сектора, созданию условий для роста финансовой индустрии.

 

  1. Способствовать повышению инвестиционной привлекательности российского публичного бизнеса.

 

  1. Способствовать достижению финансовой стабильности, без которой невозможно привлечение инвестиций.

 

  1. Бороться с инфляцией.

 

Все это прекрасно, но дело в том, что, если вы назовете нечто стратегией и нарисуете на обложке логотип с двуглавым орлом, стратегией оно от этого не станет. Эксперты, входящие в «Столыпинский клуб») (наиболее яркими представителями являются советник президента РФ Сергей Глазьев и бизнес-омбудсмен Борис Титов), раскритиковали представленный документ и к тому же отметили, что сейчас ЦБ занимается разве что одной из перечисленных задач — ограничивает инфляцию монетарными методами. Это означает, что Центробанк целенаправленно сокращает денежную массу в экономике, в то время как стране необходимо ровно обратное: напечатать новые деньги и направить их на целевую поддержку инвестпроектов в промышленности, что позволит создать новые производства и при этом избежать роста инфляции.

 

СПРАВКА: Денежной массой М2 называют прежде всего наличные деньги, на которые население покупает большую часть потребительских товаров, а также остатки средств на счетах граждан, организаций и государства. Сейчас соотношение М2 к ВВП России составляет примерно 45%, хотя в Китае этот показатель приближается к 200%.

 

По мнению «столыпинцев», которые, в отличие от регулятора, предлагают конкретные пути достижения стратегических целей, ЦБ может рефинансировать банки или проводить капитализацию институтов развития на сумму не менее 1,5 трлн рублей в год в течение пяти лет. Денежная масса при этом вырастет до 80–90% к уровню ВВП. Что касается инфляции, ее вообще надо оставить в покое и вместо этого таргетировать рост ВВП за счет увеличения деловой и инвестиционной активности, низких ставок долгосрочных кредитов и снижения волатильности рубля к основным валютам. Вот это снизит инфляцию. А действия Центробанка, как ни странно, ведут к обратному.

 

 

Кто-то попутал

 

Вообще, задачи, которые сам себе определил Центробанк, на самом деле его задачами не являются. И это существенная проблема: один из важнейших в государстве институтов занят не тем. «Та же инфляция определяется тарифами монополистов в большей степени, чем политикой ЦБ», — поясняет член экспертного совета «Деловой России» Дмитрий Голубовский. А ЦБ РФ, если коротко, это главный обменный пункт страны, задача которого не борьба с инфляцией, а управление валютным курсом.

 

«Все остальное — создание в России международного финансового центра, развитие, рост и что они там еще наобещали — пустое», — констатирует Голубовский. При той экономической парадигме, которая принята как монетарными властями, так и правительством, все эти задачи просто невыполнимы. «Будет другая парадигма, будет и другая политика. Только сначала нужно сменить кадры», — резюмирует эксперт.

 

Другая задача из стратегии — «повышение инвестиционной привлекательности российского публичного бизнеса» — тоже не входит в компетенцию ЦБ. Бизнес в нашей стране непривлекателен прежде всего из-за налоговой политики, не учитывающей, что людям надо не только что-то зарабатывать, но и вкладываться в развитие производства. Поэтому, говорят эксперты, бизнес и стремится уйти в тень, в офшоры, и экономика от этого многое недополучает. По оценке Титова, если легализовать весь теневой бизнес в РФ, это прибавит 1–2% к росту ВВП.

 

К обелению капитала бизнес стимулируют, в первую очередь, стабильные правила игры, а их сейчас нет. Поэтому компетентным ведомствам лучше бы поработать над созданием нормальной бизнес-среды, которая подразумевает гарантированную защиту прав собственности, снижение количества проверок бизнеса и борьбу с коррупцией.

 

 

Кривое зеркало

 

Надо признать: кое-что ценное в труде «стратегов» из ЦБ все-таки есть. Само по себе указание приоритетов развития национальной экономики — уже достижение для Центрального банка, уточняет эксперт Центра научной политической мысли и идеологии Андрей Дегтев. Поскольку ранее, кроме борьбы с инфляцией, регулятор вообще ни о чем не вспоминал, чем, кстати, впрямую нарушал Конституцию, в соответствии с которой его функция состоит в обеспечении устойчивости национальной валюты. «А ЦБ вместо этого ударился в таргетирование инфляции и отпустил рубль в свободное плавание!» — поражается собеседник РП.

 

Поэтому придется признать, что все остальные задачи, сформулированные ЦБ, либо не будут выполнены, либо будут выполнены с точностью до наоборот, и не известно еще, что хуже. Очевидно, что отказываться от губительной монетаристской парадигмы руководство регулятора не намерено, а это значит, что, несмотря на громкие декларации, не стоит ожидать никаких подвижек в деле «стимулирования роста экономики и развития реального сектора». Уже сейчас политика ЦБ напрямую способствует умиранию отечественной промышленности, а не ее подъему, поскольку при рентабельности в 3–5% невозможно обслуживать кредиты со ставкой под 20–30%.

 

***

 

Экономика — штука сложная, бесспорно. В ней все взаимосвязано, все быстро меняется и никогда не идет по плану, поэтому прогнозировать какие-либо количественные показатели крайне нелегко. Но ведь никто и не требует от Центробанка предсказывать будущее, достаточно хотя бы адекватно и своевременно реагировать на происходящее, а с этим у «лучшего в мире банкира» явно беда.

 

Можем подсказать Эльвире Сахипзадовне простое и элегантное решение проблемы: вместо того чтобы сочинять стратегии, руководству ЦБ стоило бы задуматься о смене места работы. Это приблизило бы ведомство госпожи Набиуллиной к достижению обозначенных целей в противовес действиям, совершаемым регулятором до сих пор. Аналогичный совет можно дать Минэкономразвития и Минфину, при непосредственном «соучастии» которых выстраивалась наша нынешняя экономическая политика. Незаменимых чиновников нет, главное — чтобы их места достались по-настоящему компетентным людям, не потерявшим связи с реальностью и способным заботиться в первую очередь о процветании страны, а уж затем о своем собственном.

 

Леонид Михеев

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1