«Мгновение» истины Святослава Вакарчука

   Дата публикации: 07 декабря 2015, 10:26

 

Вдеоклип на песню лидера известной украинской группы «Океан Эльзы» Святослава Вакарчука «Мить» («Мгновение»), едва появившись в интернете, тут же обрел невероятную популярность. Заголовки ведущих украинских изданий буквально кричат о том, что «песня «Океана Эльзы» о войне в Донбассе растрогала до слез всю страну». Удивительно, но не меньшую популярность эта песня обрела и в России, а, возможно, и в Донбассе. Разобраться в этом парадоксе ЛИЦ попросил известного луганского литератора, главу Союза писателей ЛНР Глеба Боброва.

 

 

На днях состоялось эпохальное событие, пока еще не оцененное в полной мере современниками. Коллективное бессознательное Украины дало четкий и однозначный метафизический ответ войне в Республиках Донбасса. В развернутом виде этот ответ в переводе на русский звучит как: «Не спеши умирать, боец. Все твои ценности – не там».

 

Необходимо констатировать, что и сама песня и, в целом весь клип в плане своей главной идеи – это не просто прекрасный образец антивоенного пафоса. Здесь антивоенная идея является единственным экзистенциальным ядром – самой сутью рассматриваемого произведения.

 

Вторым знаковым моментом выступает очевидный факт, что такой метафизический ответ прозвучал из уст Святослава Вакарчука – одного из ярчайших символов «Революції гідності» (Революции достоинства), представителя социальной формации, рожденной на сцене и баррикадах майдана. Грубо говоря, мы, на первый взгляд, действительно имеем некий идеологический парадокс: убежденный враг некого «коллективного Донбасса», один из духовных лидеров майдана и духовный же вдохновитель военной агрессии против Юго-Востока страны на максимальной громкости заявил на весь мир: «Нет войне, Донбасс нам не враг!».

 

На самом деле никакого парадокса здесь нет. Литература являла миру несчетное количество подобных прозрений и откровений. И в этот исторический момент экзистенциальное чутье творца не подвело Вакарчука – бесспорно талантливого музыканта и, что стало очевидно сегодня, гениального Поэта с большой буквы. Он буквально поймал витавший в воздухе «мить» чистой истины.

 

Действительно талантливые люди не в состоянии все время находиться в принудительно надетой маске. Говоря о Вакарчуке, очевидно, что он для Донбасса — убежденный идеологический противник, находится и работает по другую линию фронта.

 

Однако, истинный поэт, по-настоящему раскрываясь в творческом акте, становится беззащитным. И вот когда яростный метафизический вихрь легко срывает всю наносную шелуху, любое умствование и идеологические установки, честный художник всегда говорит правду, как бы горька и неудобна она для него самого не была. Более того, творец зачастую даже не знает, куда «вырулит» его произведение.

 

На самом деле, сегодня происходит культурное чудо: «глас майдана», его «совесть и голос» Святослав Вакарчук, хочет он этого или нет, сознательно или трансформируясь в результате творческих актов, прямо на наших глазах становится Гласом мира.

 

И это действительно так, возьмите, для наглядности, ещё одну из его недавних песен «Не твоя війна», хотя она, на мой субъективный взгляд, и не дотягивает до композиции «Мить».

 

В ней предельно показателен припев:

 

Гілля калин похилилося.

Мама, кому ж ми молилися?

Скільки іще забере вона

Твоїх дітей, не твоя війна?

(Ветви калин поникли.

Мам, кому же мы молились?

Сколько ещё заберет она,

Твоих детей не твоя война?)

 

«Гілля калин похилилося», – прямые и очевидные аллюзии с набившем оскомину лозунгом «москаляку на гилляку», ярчайшим символом идеологического противостояния, приведшего, в конечном счете, Украину к гражданской войне и развалу страны. Ведь это именно отрицание русского начала Восточной Украины, все эти бесконечные кричалки, эти «чемодан-вокзал-расия», являющиеся по сути идеологемами классического интегрального национализма: «Украина для украинцев» и «Україна понад усе» (Украина превыше всего). Однако здесь мы видим и еще один устоявшийся, классический образ «калины» как символа крови, тут достаточно вспомнить культовую «Калину красную» Василия Шукшина.

 

Случайно ли такое совпадение? Нет, конечно! Осознавал ли автор, или, может, хотел отмолчаться о гибельности войны с собственным народом, уже не существенно – экзистенциальная правда бытия ярко прорвалась и выстрелила голосом поэта.

 

Строка «Мама, кому ж ми молилися?» — не написана ли она о гибели ложных богов майдана и украинского нацизма?

 

А не об этом ли же: «І цілували руки брехні, (И целовали руки вранью)? Не «возопил» ли поэт о лживости нацистских идеалов и нынешних правителей страны?

 

А о чем кричат откровенные слова поэта «Твоїх дітей не твоя війна»? О внешнем управлении Украины, которую просто заставили развязать конфликт на своей территории? Или автор просто констатирует медицинский факт полыхающей братоубийственной гражданской войны?

 

И уже предельно прямо: «Я так не можу, а як зможеш ти? (Я так не могу, а как сможешь ты?)». Вопрос, что называется ребром: сколько можно воевать на своей земле со своим же народом? Да и лейтмотив всей композиции линеен: «Скільки іще забере вона, Твоїх дітей не твоя війна? (Сколько ещё заберет она, Твоих детей не твоя война)».

 

Рассказывая о создании песни «Мить» Вакарчук приводил крайне важные для последующего анализа подробности. По его словам, он написал слова очень «эмоционально», за несколько минут, но лишь за исключением последней строчки. Дописать удалось лишь после того, как он побывал в военном госпитале.

 

Цитата: «Перед одной палатой врач меня предупредил, что парень, которого сейчас увижу, раненный на войне, чудом выжил в нечеловеческих условиях. Осколком ему оторвало руку. И с этим очень тяжелым ранением он провел четверо суток на морозе. Один. Потому что другие погибли или замерзли. Затем врачам пришлось ампутировать ему еще и обе отмороженные стопы».

 

На войне возможно все, но таких совпадений не бывает — наверняка речь идет о 23-летнем контрактнике Вадиме Долгоруке из состава 3-го отдельного Кировоградского полка специального назначения ВСУ. В середине февраля 2015 года в ходе боев под Дебальцево тяжело раненный сержант Долгорук был брошен своими сослуживцами. Спасли его, вынеся на себе с поля боя, бойцы Луганского отдельного комендантского полка. Потом за жизнь обмороженного украинского спецназовца боролись врачи Луганской республиканской клинической больницы. Затем при содействии ветеранов-афганцев ЛНР 20 февраля 2015 года Вадима передали украинской стороне.

 

Следовательно, эта песня о бойце ВСУ, чудом не погибшем в ключевой битве зимней кампании 2014-2015 года киевских силовиков против объединенных республик Донбасса. Который был ранен в ДНР, а спасен в ЛНР. Теперь внимательно читаем слова песни.

 

«Напиши на чужому конверті (Напиши на чужом конверте)» –универсальный символ «чужого конверта» указывает на то, что все стороны в войне давно переплелись в единый клубок.

 

«Те, що так у листі не згадав (То, о чём в письме забыл сказать)». И о чём же умолчал солдат? Может быть, не хватило смелости честно, даже близким, рассказать правду о войне против собственного народа, а не против выдуманных киевскими властями «террористов»? Знаете, что говорил Долгорук при обмене? Я напомню: «Большое спасибо ребятам, которые меня не добили, не бросили и доставили в больницу. Спасибо врачам», — не мифическим «чеченам», не сказочным «бурятам», нашим мужикам говорил, луганчанам.

 

Строка «Будь таким, яким Бог тебе знав (Будь таким, каким Бог тебя знал)» — высказанная в форме императива необходимость отринуть навязанные, ложные идеалы, снять маску.

 

Здесь же и продолжение: «І поглянь, як навколо світає. І як сніг неймовірно блищить. (И смотри, как вокруг рассветает. И как снег невероятно блестит)». Вслед за сбросом наносной, чуждой шелухи пред Лицем Божьим такой же императив и пред ликом свидетеля – рассвета, чистой и непорочной природы, как очевидного противовеса грязи политической и идеологической мишуры.

 

А здесь надо встать и отдать честь: «Не спіши, най вона зачекає. Ще мить… (Не спеши, пусть Она подождет. Еще мгновение…)». Вот это настоящая Поэзия в её высшем выражении! Вы просто попробуйте оценить эти слова на вкус, вжиться в эту картинку, не своим взглядом, а глазами умирающего в холодном, искрящемся февральском снегу у «Дебали» тяжело раненного и брошенного на верную смерть сержанта Долгорука. Наложите на себя его беззвучный вопль в вечность: «Ще мить…»

 

Следом, на предельном контрасте, картинка мирной жизни, символика лучшего, родного, былого. При этом же ещё и личностного – детского, и коллективного – той страны, которую столь бездарно и отныне безвозвратно потеряли так, что она никогда уже не станет прежней.

 

Пригадай той садок коло хати.

Де плекав свої мрії малим.

І де читав перед сном тобі тато.

А ти сидів коло вогнища з ним.

(Вспомни тот сад возле дома.

Где лелеял свои мечты малышом.

Где читал перед сном тебе папа.

А ты сидел у костра рядом с ним

 

И вот, наконец, последняя строка, с которой столь долго маялся Вакарчук: «Вже весна наступає. За мить… (Уже весна наступает. За миг/мгновение…). Яркий и однозначный символ окончания войны. Такая убедительная и жирная оценочная точка.

 

Эксперты, например врачи и психологи, всегда отмечали «черно-белое» мышление ветеранов боевых действий, пребывающих в состоянии посттравматического стрессового расстройства, именуемого в народе «вьетнамским», «афганским» и прочим «синдромом». Теперь, похоже, появился и «донбасский синдром». Обратите внимание на цветовое решение обоих клипов «Океана Эльзы». Во многих культурах, включая нашу славянскую, православную традицию, грубо: черный – цвет смерти, а белый – жизни. Похоже, что Вакарчук, активно работая и, что называется, будучи «в теме», как честный художник, пропустил эту войну «сквозь сердце». И многое осознал, пусть даже не на ментальном, а на духовном и душевном уровнях.

 

И созданные им антивоенные композиции, особенно последний шедевр «Мить», это, безусловно, культурный подвиг Поэта. Причем, где-то исповедание, а где-то и искупление. Он – причастен к случившемуся. А ведь пепел Одессы и кровь детей по-прежнему стучит в сердце Донбасса. Но и по ту сторону линии фронта уже тысячи и тысячи бывших бойцов, для которых эта война стала делом личным. Так всегда происходит на любой войне, когда солдатам приходится хоронить друзей и помогать сослуживцам осваивать протезы. И война ещё не закончена. Тем важнее, что на «той» стороне прозвучало столь мощное Слово да еще из таких уст.

 

Надеюсь, что голос Поэта не останется «гласом вопиющего в пустыне», а войдет в историю, как одна из весомых точек в будущем многоточии, остановившем, в конце концов, это взаимоистребление…

 

И, да… Спасибо, Святослав!

 

 

 

ЛуганскИнформЦентр

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1