О чём можно поговорить с турком? Блиц-интервью. Роман Скоморохов

   Дата публикации: 04 декабря 2015, 10:43

 

Мне было интересно, поэтому с удовольствием откликнулся на такое предложение, которое поступило от одного из наших читателей. Алексей предложил мне пообщаться со своим знакомым, у которого он каждый год отдыхал. Акыл — владелец небольшого отельчика на Кипре.

 

О чём можно поговорить с турком?

 

Первоначально я планировал сделать запись, которую потом можно было бы выложить для всеобщего прослушивания. Но уже через пять минут понял, что это нереально. Я совсем не владею турецким, Алексей знает этот язык в объеме туриста, семь лет все-таки сказались, а Акыл общается на русском лучше, чем мы оба, вместе взятые, на турецком. Но тоже в своеобразном объеме. И все трое использовали для связки некоторые идиомы, которые публиковать нельзя. Причем больше всех грешил Акыл. Но мы его вполне понимали, и получилось что-то вроде монолога кипрского турка. Вот что получилось после того, как были удалены длительные объяснения, эмоции и матюки.

 

Далеко не все турки поддерживают Эрдогана. Причем чем дальше от столицы, тем это выражено сильнее. Нет, за Великую Османскую империю каждый второй, но так, чтобы это затронуло его только с положительной стороны. В смысле рынков сбыта продукции и потока туристов.

 

В принципе, живущему на Кипре Акылу все наши разборки неприятны. Историю с самолетом он, правда, категорически отказался комментировать. Причем явно не потому, что у него какая-то своя позиция, а потому, что просто не в курсе. Да, самолет сбили. Кто прав, кто виноват, ему реально все равно. Русские говорят одно, турки «на континенте» другое. И пойди разбери, кто прав? Но последствия цепляют за живое.

 

Сказать, что запрет на отдых в Турции для Акыла явился нешуточным ударом… Не менее половины его клиентов — русские. Более того, самую большую прибыль он имеет как раз от наших. Ибо есть свой виноградник, результаты возделывания которого приносят весьма ощутимые результаты.

 

И вот перспективка не из лучших. Потому что англичане, привозящие свои семьи (из числа служащих на базах) — отъявленные жлобы и скандалисты. То, мимо чего русский спокойно пройдет, сказав волшебную фразу «ну и кто с ним», англичанин воспринимает как личное оскорбление. И загладить грешок перед англичанином раз в 5-6 дороже, чем перед нашими. Обычно хватало пары-тройки свойского напитка.

 

Год грядущий рисуется в нерадужных тонах. Есть, правда, у хитрого турка одна надежда. Вроде как Республика Северный Кипр, частично признанная, не совсем как бы Турция. И туристическое эмбарго ему не грозит.

 

Из вредности, наверное, я ему сообщил, что в России все очень политически подкованы (ну не соврал же), и каждый россиянин в курсе, что Республика Северный Кипр признана только Турцией. А потому — что Турция, что бывшая Турецкая Республика Северный Кипр, нам все едино.

 

Зря я так поступил, наверное. Турки, оказывается, весьма эмоциональный народ. Это был не взрыв эмоций, это больше было похоже на извержение Везувия. Упоминание всех исламских святых в аранжировке из русского пятиэтажного… Впечатлило.

 

Выговорившись, Акыл сказал вещь, которая меня сперва поставила в ступор. Ну что мы к ним привязались с этой Сирией? Ну разве Асад вам друг? Ведь Турция не сделала ничего такого, чего бы не сделала в свое время Россия!

 

Такой поворот потребовал более подробных объяснений. И тут пошло то, чего я вообще не ожидал.

 

Как в России относятся к Порошенко? Он у россиян воспринимается как легитимный президент? Нет, отвечаю, не легитимный он. Просто терпим, потому что народ жалеем. Потому и газ даем, и все остальное.

 

Так и для Турции Асад тоже не легитимный президент, оказывается! И его тоже терпят, но араб турку не брат вообще. И все разборки между Турцией и Сирией — это примерно то же, что и у России с Украиной. Крым забрали? Забрали.

 

Я решил объяснить, что не забрали, а сам ушел. И вообще, Крым — это наша земля исторически. И передали его в Украину еще при СССР неправильно.

 

Вот! И так называемую Северную Сирию у нас после войны (Первой мировой. — Прим. авт.) тоже неправильно забрали. Это тоже наша земля была исторически. И мы тоже хотим ее вернуть. Вы хотите забрать у Украины свое, а мы хотим у Сирии свое. Мы же не хотим всю Сирию. Только ту часть, которая всегда была нашей.

 

Россия не воюет с Украиной, Турция не воюет с Сирией. И каждый хочет свое. Но мы в Украину не лезем? Что русские забыли тут?

 

Ну, во-первых, не тут, не в Турции, а в Сирии. А во-вторых, нас как бы президент Сирии позвал на помощь.

 

А если бы нас Порошенко позвал «помочь», и мы бы в Крым пришли? Как бы тогда Россия себя вела?

 

Тут опять нескладуха. Порошенко звал вас. (Удивление безграничное.) В смысле, все НАТО звал защищать Украину от российской агрессии. Только НАТО не пошло. Так что тут все нормально. Турция в НАТО? Значит, звали. А если бы гипотетически вы туда бы сунулись… историю почитай, да?

 

И вот в таком ключе весь разговор вышел. Кроме пассажа про Украину — ничего особенного. Да, сравнение еще то, конечно, но что есть, то есть.

 

Временами складывалось впечатление, что беседую реально с укром. Более того, Акыл как бы пообразованней многих укров будет. А упоротость в своих мнениях может на экспорт вместо мандаринов отправлять. Ну, и темперамент тоже.

 

Но темперамент больше воздух греет. Турция далековато, а на Кипре своих проблем хватает. И все политические разборки обычному турку до чалмы. Главное — чтобы завтрашний день был не хуже предыдущего.

 

Я понял так: еще «не дошло». Надо бы немного подождать. Быстро варится только жидкая шурпа. Вот все то, что несет год грядущий туркам, и покажет, кто они на самом деле. Все еще османы, или уже на 100% турки.

 

Роман Скоморохов

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1