Война Эрдогана. «Today’s Zaman», Турция

   Дата публикации: 03 декабря 2015, 11:11

 

Интересная статья появилась вчера на сайте крупнейшей турецкой газеты Zaman (крупнейшее издание, консервативное и умеренно-исламистское, тираж больше 600 000 (доходил почти до миллиона), печатается в 11 странах, распространяется в 35).

 

Турецкие истребители сбили российский самолет, который угрожал безопасности страны тем, что нарушил, несмотря на неоднократные предупреждения, воздушное пространство Турции на 17 секунд.

 

Этот акт является законным в соответствии с новыми правилами применения вооружения, утвержденными Турцией после того, как один из её военных самолетов был сбит над восточной частью Средиземного моря в 2012 году. А раз это действие законно, оно допустимо.

 

Однако, учитывая разрушительные последствия этого шага – военные, дипломатические, политические и экономические (которые было нетрудно предсказать с самого начала), весьма сомнительно, что первым делом нужно было сбивать российский самолет, всего на несколько секунд нарушивший наше воздушное пространство.

 

Если мы будем расценивать этот инцидент, который привел к крупному международному кризису, лишь как меру, предпринятую в результате нарушения правил использования вооружения, нам, безусловно, будет трудно оправдать сбитие российского самолета с военной, политической и дипломатической позиции, но не обязательно – с юридической или технической точки зрения. В конечном счете, воздушное пространство и границы многих стран часто нарушаются боевыми самолетами соседних государств. Если бы сбивался каждый самолет, нарушивший воздушное пространство, то сегодня все страны находились бы в состоянии войны друг с другом и не было бы мира между соседями.

 

Не нужно далеко ходить, чтобы найти конкретные примеры.

 

Если бы все случаи нарушения воздушного пространства над Эгейским морем (которое является предметом многочисленных споров в отношении континентального шельфа, районов полетной информации (РПИ) и статусов островов и островков между Турцией и Грецией) приводили к атаке на самолеты, то сотни боевых самолетов турецких и греческих военно-воздушных сил превратились бы в обломки.

 

Частые и многочисленные случаи нарушения воздушного пространства над Эгейским морем, происходившие даже в период напряженных отношений между Турцией и Грецией, не выходят за рамки встреч, о которых пилоты расскажут своим детям и внукам как о приключении.

 

Произошедшее 24 ноября – это неимоверный позор, которого не допускала ни одна из сторон на протяжении десятилетий открытой враждебности.

 

Кроме того, Россия не является страной, рассматриваемой Турцией в качестве потенциального врага, как Греция. И Турция до вторника не была государством, чьей территориальной и национальной безопасности угрожала бы Россия.

 

Здесь мы говорим о двух дружественных странах с продвинутыми связями в торгово-экономической, политической и дипломатической сферах. Турция и Россия могут иметь серьезные различия с точки зрения их предпочтений в глобальной политике и в своих внутренних политических режимах, но при этом объем двусторонней торговли составляет около $ 40 млрд, между ними хорошие туристические отношения и они являются взаимозависимыми во многих областях, в том числе в сфере энергетики и продуктов питания. Невзирая на серьезные международные кризисы – в Сирии, Грузии и на Украине – они до сих пор сумели сохранить добрососедские отношения.

 

Несмотря на расхождения в политических, дипломатических, экономических и стратегических взглядах на глобальные проблемы, эти две страны уже давно проявляют особую чуткость во взаимоотношениях, тщательно избегая любой преднамеренной конфронтации в тонких вопросах, и поддерживают атмосферу взаимного доверия и мира, что позволяет их гражданам ездить в обе страны без виз в рамках двустороннего соглашения. Сирийская политика президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана, стремящегося удалить президента Сирии Башара Асада от власти, идет вразрез с политикой России о защите и поддержке Асада, но благодаря умению разграничивать вопросы, оба государства оказались в состоянии поддерживать хорошие двусторонние отношения. Другими словами, Россия не та страна для Турции, чей самолет стоило сбивать в связи с нарушением воздушного пространства на 17 секунд.

 

Нет никаких сомнений, что люди, принимающие решения в политических и военных вопросах, знают этот факт лучше, чем мы, журналисты. Если это так, то кто и почему почувствовал необходимость сделать шаг, который нанес непоправимый ущерб двусторонним отношениям и региональной безопасности в краткосрочной и среднесрочной перспективе? Кто и с какой целью вынес это политически мотивированное решение, которое поставило весь мир в еще более неопределенную и нестабильную ситуацию путем создания огромных глобальных рисков и угроз в связи с членством Турции в НАТО?

 

Это решение (на устранение последствий которого потребуется много времени и энергии) по-видимому, было принято премьер-министром Ахметом Давутоглу, о чем он объявил во время встречи парламентской группы своей партии. Однако в первом официальном заявлении по этому поводу, выпущенном дворцом Эрдогана рано утром во вторник, было сказано, что лицо, принимавшее решение, не может быть объявлено. Это заявление (которое поставило Турцию в стратегически трудное положение, так как было объявлено о принадлежности сбитого самолета российским ВВС) оспаривает заявленную личность принимавшего решение, а также предполагаемую мотивацию.

 

Если эта напряженность, кризис или война – это война Эрдогана, то легче разобраться в мотивации, целях и масштабах этой войны. В этом случае необходимо прежде всего проанализировать ее аспекты, которые касаются как внутренней, так и международной политики.

 

Прежде всего, управляемый кризис или война помогут Эрдогану создать в Турции незаконный режим правления одного человека. Будет трудно подвергать сомнению, критиковать или выступать против диктаторских поступков Эрдогана в случае войны или даже серьезной напряженности. Будет проще заклеймить оппозиционные группы и людей, объявив их террористами или предателями, и заставить их замолчать под предлогом войны или кризиса. Беглого взгляда на гитлеровскую Германию или постреволюционный Иран достаточно, чтобы увидеть, что новые режимы укрепляются только в условиях войны. Но следует также отметить, что кризисы или войны могут быстро выйти из-под контроля, даже если изначально предполагалось сдерживать их в узких границах и держать под контролем.

 

Я хочу сказать, что режим Эрдогана, вероятно, опирается на членство Турции в НАТО и рассчитывает, что напряженность с Россией (которой международные силы не позволят выйти из-под контроля) будет способствовать процессу создания в Турции режима одного человека. Если это действительно так (то есть если есть намерение изменить внутриполитическую ситуацию посредством наведенной внешней напряженности), то это будет далеко не первым замаскированным сложным ходом Эрдогана.

 

Как вы знаете, режим Эрдогана с большой неохотой принял участие в альянсе против Исламского государства Ирака и Леванта (ИГИЛ) под давлением международного сообщества. Тем не менее режим Эрдогана использовал эту легитимную возможность проведения трансграничных операций (полученную с целью борьбы против ИГИЛ) изредка против ИГИЛ, но в подавляющем большинстве случаев – против террористической организации «Рабочая партия Курдистана» (РПК) и ее сирийского ответвления. Режим Эрдоган назвал движение «Хизмет» «террористической организацией», несмотря на то, что это общественное объединение никогда не было вовлечено в какие бы то ни было инциденты с применением насилия, и начал охоту на ведьм в отношении невинных граждан. В то же время он и пальцем не пошевелил, чтобы обезвредить членов ИГИЛ и «Аль-Каиды» не только за пределами Турции, но и внутри страны.

 

С другой стороны, международное сообщество на высшем уровне полнится слухами о том, что режим Эрдогана напрямую или косвенно участвует в укреплении ИГИЛ и радикальных групп, связанных с «Аль-Каидой» в Турции. Кроме того, президент России Владимир Путин публично заявил в ходе встречи G-20 в Анталье, что некоторые страны – члены G-20 поддерживают ИГИЛ. Ссылаясь на бензовозы ИГИЛ, уничтоженные российскими авиаударами, он явно подразумевал, что одной из этих стран является Турция. С этим неожиданным выпадом Путина, сделанным во время саммита, на котором ведущие мировые державы обсуждали возможные совместные операции против террористической организации ИГИЛ, Эрдоган, по-видимому, не смог примириться. Если Дворец был так или иначе вовлечен в инцидент с самолетом, вы можете быть уверены, что семена этого решения были посеяны во время саммита G-20.

 

Все остальное – это поиски оправданий с целью убедить турецкую общественность. Для этого была использована трагедия с туркманами в Байир-Буджак. Тяжелое положение туркман, зажатых между двух огней в районе турецко-сирийской границы, конечно же, взывает к проявлению солидарности. Но, учитывая тот факт, что правительство Эрдогана не рвало на себе волосы, когда туркман убивали члены ИГИЛ, и даже отказалось предоставить «братьям» убежище в Турции, его неожиданно возросшая любовь к туркманам наводит на подозрения.

 

Инцидент со сбитым российским самолетом демонстрирует, что затронувшие Турцию и мировое сообщество риски и угрозы, связанные с неправильной сирийской политикой режима Эрдогана (заботящегося о личных амбициях, а не о национальных интересах), не закончатся на этом. Однако напряженность с Россией имеет еще один аспект, который необходимо подчеркнуть. Являясь одним из пяти постоянных членов Совета безопасности Организации Объединенных Наций (СБ ООН), сразу же после падения самолета Россия потребовала от ООН запустить расследование возможных политических, военных и финансовых отношений между режимом Эрдогана и ИГИЛ, а также аналогичными радикальными террористическими организациями.

 

Если России удастся инициировать такого рода международное расследование, то нетрудно предсказать, чем этот процесс завершится. Некоторым важным ключом к разгадке может стать для нас происходящее в Сирии и судьба режима Асада, обвиняемого на основании конкретных доказательств и заключения следственной комиссии ООН, расследовавшей убийство бывшего премьер-министра Ливана Рафика Харири в 2005 году.

 

Более того, то, что произошло в Сирии, где за последние 4 года было использовано оружие массового уничтожения, такое как нервно-паралитический газ, – это серьезнее, чем убийство Харири. Если международные правовые механизмы придут в движение, то Россия и ее региональные и международные союзники, такие как режим Асада, будут готовы предоставить необходимые доказательства и документы. Мы увидим, если это война Эрдогана (который уже причинил большой ущерб Турции и невинным турецким гражданам), то она закончится победой или поражением.

 

Я надеюсь, что Бог защищает Турцию и людей в регионе от гнева и разрушения, вызванных личными войнами за личные амбиции.

 

 

Бюлент Кенеш

 

 

 

Метки по теме: ;


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1