Чем мировой порядок отличается от глобального произвола. Владимир Лепехин

Дата публикации: 03 Декабрь 2015, 18:36

 

В представленном в четверг Федеральному Собранию РФ ежегодном послании президента немало ответов на волнующие граждан России вопросы.

 

Чем мировой порядок отличается от глобального произвола

 

Один из таких вопросов — перспективы борьбы с международным терроризмом. Владимир Путин начал свою речь с оценки этой проблемы, предложив в итоге создать антитеррористический фронт, который должен действовать на основе международного права и под эгидой Организации Объединенных Наций.

 

В этой части послания президента России содержится не просто эксклюзивное предложение российской стороны западным «партнерам», но, по сути, формула развития международных отношений на долгосрочную перспективу.

 

 

Борьба с террором — не сиюминутная задача

 

Почему предложение президента России о создании единого Антитеррористического фронта для борьбы с терроризмом имеет долгосрочный характер? С моей точки зрения, как минимум, по двум основным причинам.

 

Во-первых, сегодня терроризм (я имею в виду не только радикальные исламистские группировки) из «международного» (на самом деле — трансрегионального) явления за последние несколько лет вырос в явление глобальное, общемировое. И сегодня террористическими по своей сути становятся целые государства.

 

Террористические организации создают свои базы в ведущих европейских странах и все больше легимитируют свою деятельность, пользуясь поддержкой западных банков и ТНК и становясь элементом глобальной политики, проводимой ведущими мировыми державами.

 

Во-вторых, как бы ни пытались некоторые западные политики и лоббисты теневого рынка в ведущих международных структурах (Евросоюзе, ОБСЕ и т.п.), минимизировать масштаб террористической угрозы и купировать её посредством разного рода сговоров с террористами, создавать единый фронт для борьбы, как минимум, с радикальными исламистами все равно придется.

 

Аналогом создания такого фронта была и остается Антигитлеровская коалиция, позволившая победить раковую опухоль нацизма в Европе. Новая такая опухоль не может быть побеждена без объединения всех здоровых сил мира и без привлечения к этой борьбе России как равноправного партнера.

 

В связи с такой перспективой особое значение имеют те слова российского президента, которые касаются международного права и роли в борьбе с террором ООН. Ведь что такое современный терроризм? Это не просто совокупность насильственных преступлений радикальных военно-политических группировок, чьи представители не согласны с позицией тех или иных политиков или правительств. И это не просто один из способов обеспечения ряда теневых и сверхприбыльных бизнесов.

 

Международный терроризм культивируется и поддерживается сегодня на самом высоком уровне в качестве инструмента, посредством которого мировой гегемон стремится кардинальным образом переформатировать мир на принципах глобализации по-американски.

 

Переформатизация эта осуществляется по четырем основным направлениям: разгосударствление (нивелирование роли государств), денационализация (нивелирование национальных идентичностей), мегасекуляризация (размывание основ традиционных религий посредством поддержки воинствующего атеизма, религиозного экстремизма и разного рода сект) и массовизация общества, направленная на недопущение становления механизмов и институтов социально-классовой солидарности.

 

 

(Не)предсказуемость как основа (не)доверия

 

Кому и зачем нужно манипулировать экстремистскими и террористическими группировками и менять мир в угоду эгоистическим интересам ведущих мировых олигархических групп, хорошо известно. Посему вернемся к той части представленной президентом РФ в своем послании формулы, которая касается международного права.

 

Международное право — ключевой инструмент регулирования отношений между субъектами современной геополитики, который не просто устраивает Россию. Руководство страны стремится сверять каждый свой шаг с этим глобальным регулятором, хорошо понимая, что без такого регулятора и действующих на его основе надгосударственных субъектностей вроде ООН никакое объединение здоровых сил в борьбе против терроризма и любого иного мирового зла невозможно.

 

«Россия ведет открытую и прямую борьбу с международным терроризмом», — сказал Владимир Путин в завершение своего послания. Действительно, открытость внешней политики — тот важнейший принцип, который современная Россия рассматривает как догмат — в хорошем смысле этого слова.

 

Разумеется, такая вполне привлекательная для многих государств мира позиция не устраивает ряд западных политиков, осуществляющих закулисные коммерческие и политические сделки с террористами и предпочитающих латентную стратегию, основанную на интригах, ударах в спину, демагогии, обмане и двойных стандартах.

 

Так, только за последнюю неделю один только Северо-атлантический альянс сначала поддержал Турцию в её «праве на защиту своего воздушного пространства», одновременно призвав Россию не придавать особого значения фактически объявленной против неё войне. После этого он тут же пригласил в свой состав Черногорию, опять-таки заявив, что это приглашение не направлено-де против России.

 

В таком контексте нарастания конкуренции между двумя стратегиями внешней политики — открытой, прямой и основанной на международном праве, с одной стороны, и закулисной, эгоистической и основанной на обмане и произволе, с другой, — все более актуальной становится такая поистине экзистенциальная проблема, как проблема ДОВЕРИЯ.

 

Очевидно, что без доверия невозможно создание действующих и эффективных коалиций. В свою очередь, доверие — одно из следствий ПРЕДСКАЗУЕМОЙ политики. Замечу при этом, что многие западные «эксперты» и журналисты часто в качестве последнего или даже единственного аргумента против России (когда говорят, что с Россией-де нельзя иметь дела) утверждают, что политика РФ непредсказуема, а потому у западных политиков «нет доверия» к российскому руководству.

 

Понятно, что подобная «аргументация» — демагогия, прикрывающая нежелание Запада объединяться с Россией в чем-либо на равноправной основе. И демагогия эта требует соответствующей оценки.

 

 

Политика России абсолютно предсказуема

 

Внешняя политика современной России абсолютно предсказуема, поскольку стремится соответствовать международному праву (она, образно говоря, следует за международным правом и — там, где такое право отсутствует — за принципами справедливости).

 

«Россия находится сегодня на передовой борьбы за правду и справедливость», — отметил в своем послании Федеральному Собранию РФ Владимир Путин. И что в этом непредсказуемого?

 

Полагаю, что некоторые западные стратеги-идеологи называют предсказуемой такую политику, которая соответствует их собственным планам и интересам (любая другая политика, похоже, признается аномальной, а значит — непредсказуемой).

 

И «доверия» у известных западных политиков к России и её лидерам сегодня нет, судя по всему, по той простой причине, что под доверием ими понимается банальное соглашательство. Так барин доверяет своему холопу только в том случае, если тот безропотно послушен; если же холоп имеет свое мнение и склонность к непослушанию — он неуправляем, а значит, «нет к нему доверия».

 

С Россией холопский принцип не пройдет. И здесь я снова напомню слова президента России из его послания о том, что уважают только тех, кто уважает себя.

 

Принцип взаимного доверия, основанного на взаимном уважении — вот что должно лечь в основу тех отношений между ведущими мировыми державами, которые были установлены в конце Второй мировой войны, и которые должны быть сегодня восстановлены между государствами, всерьез заинтересованными в победе над новым глобальным врагом.

 

Ну а пока нам (я имею в виду Россию и её искренних союзников в борьбе против глобального терроризма) предстоит долгий путь принуждения мира к соблюдению принципов международного права и положений Устава ООН. Нам предстоит пережить еще не один и не десяток ударов в спину, долгий путь санкций, всевозможных инсинуаций и подлогов в стремлении навязать миру хаос правового беспредела, в контексте которого некие «мутные» парни повсеместно устанавливают свои собственные (и только им известные) правила, укрепляющие возможности одного-единственного государства творить планетарный произвол.

 

Владимир Лепехин

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
Kreml_1335043298


bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1