Украина, унесенная Майданом: большой урок для всех народов постсоветского пространства

   Дата публикации: 02 Декабрь 2015, 12:17

 

Ровно два года назад организаторы «цветной революции» устроили разгром палаточного лагеря студентов на Майдане Независимости в Киеве. Деиндустриализация, внешнее управление, падение уровня жизни, подписание Соглашения об ассоциации с ЕС — что еще Украина может записать в актив Майдана?

 

Украина, унесенная Майданом: большой урок для всех народов постсоветского пространства

 

 

Два, три, четыре… Майдана

 

2 года назад, в ночь с 30 ноября на 1 декабря 2013 года отряд украинской милиции разгромил палаточный городок у стелы на Майдане Независимости в Киеве. Организаторы решили, что уличные протесты следует переводить в более активную фазу — и уже на следующий день Майдан начал серию кровавых столкновений.

 

Когда СМИ пишут о протестах на Майдане Независимости, надо различать, что с самого начала речь шла о нескольких акциях протеста под разными лозунгами и с разным составом участников. Более того, по состоянию на конец ноября 2013 года, разные организаторы проводили в Киеве два разных «майдана»:

 

— акция протеста «Евромайдан» на Майдане Независимости, чьи участники протестовали против решения президента Виктора Януковича отложить подписание Соглашения об ассоциации Украина-ЕС. Акцию якобы самостоятельно организовали украинские студенты, а ее участники декларировали отказ от политических лозунгов. Злые языки же утверждают, что за студентами стоял глава Администрации президента Сергей Левочкин, да и незлым тоже непонятно, где студенты нашли средства на продукты, топливо, палатки и т. д.;

 

— митинг политической оппозиции на Европейской площади — ее организовали партии «Батькивщина» Яценюка-Турчинова, «УДАР» Виталия Кличко и «Свобода» Олега Тягныбока.

 

Интересно, что политическая оппозиция в их лице еще летом 2013 года провела по регионам акцию «Вставай, Украина!». И хотя украинские жители отреагировали на митинги чуть менее чем равнодушно, как оказалось, акция имела глубокий смысл. «Вставай, Украина!» позволила политической оппозиции провести смотр наличного человеческого ресурса и репетицию массовой акции протеста на Майдане. Кстати, за 2 года до «Оранжевой революции» 2004 года тогдашняя политическая оппозиция — Юлия Тимошенко, Виктор Ющенко, Александр Мороз и Петр Симоненко — тоже проводила всеукраинскую акцию под схожим названием «Восстань, Украина!»

 

После того, как поздно ночью 30 ноября — ранним утром 1 декабря отряд милиции силой разгромил палаточный городок студентов на Майдане Независимости, уличные протесты приобрели новое содержание и новые лозунги. Начать с того, что милиция, возможно, сама того не желая, освободила удобную площадку — и лидеры политических проектов вместе с массовкой не замедлили перебраться на Майдан Независимости. Они подошли к делу более масштабно, установив там сцену и разбив многочисленный палаточный городок.

 

 

На лицо ужасные, добрые внутри

 

Ключевая «фишка» Майдана-2013−2014 — это когда СМИ и политики на телекамеры говорили одно, а «рабочие руки» творили абсолютно противоположное. Со сцены Майдана глава партии «Батькивщина» Арсений Яценюк верещал про «европейские стандарты жизни», а позже на той же сцене протестующие били захваченного в плен милиционера, захватывали и громили государственные здания (Киевская городская администрация, Министерство юстиции и т. д.), жгли сотни шин на улице Грушевского или начинали кровавые провокации под Кабинетом Министров на улице Садовая.

 

Сразу же после ночного разгрома, уже 1 декабря 2013 года неведомые заводилы организовали массовые беспорядки, атаковав солдат внутренних войск (призывники) и служащих «Беркута» (профессиональные силы специального назначения), перекрывавших подходы к Администрации президента на улице Банковая. Подготовленное поведение бойцов, бивших сначала цепями, а затем подогнавших бульдозер и бивших солдат и «беркутовцев» ковшом от бульдозера, организованно наступавших и отступавших, когда «Беркут» пошел в контратаку — свидетельство того, что такие отряды тренировали заранее, а избиение «онижедетей» было только поводом для кровавого столкновения.

 

Оказалось, что у «революции» несколько движущих сил. Даже со стороны было очевидно, что под прикрытием акции на Майдане процессом пытаются руководить минимум 2−3 разных центра, а то и больше. Поэтому, говоря о протестах на Майдане-2013−2014, верно различать хотя бы несколько ключевых движущих сил — группа зарубежных политиков, давивших на Януковича и его приближенных, политические примы Майдана и державший дистанцию Петр Порошенко (шеф появится в последний момент!), отряды боевиков, включая различные сотни «Самообороны Майдана», «Правый сектор»* и т. п.

 

Политические лица протеста обеспечивали идеологию и картинку — днем и вечером Арсений Яценюк, Виталий Кличко, Олег Тягныбок и политики калибром поменьше со сцены призывали украинцев выходить на протесты против «антинародного режима», а в воскресенье созывали «всенародное вече» на Майдане. А вооруженные отряды боевиков действовали без оглядки на политиков, выполняя одному им известный план и завязывая столкновения с силами милиции, внутренних войск и «Беркута». А все вместе плюс украинцы, выходившие кто вечером, кто в воскресенье на Майдан создавали телевизионную картинку, работавшую, как на Украину, так и на зарубежные страны. Украинские СМИ в то время продемонстрировали, что «цветная революция» невозможна без массированной пропаганды — телеведущие в прямом эфире агитировали зрителей выходить на Майдан и призывали к протестам против власти. Любые действия власти — от Януковича до рядового сотрудника «Беркута» — украинские СМИ подавали как зверства исчадий ада. И, наоборот, участники Майдана подавались как «воины света, воины добра», а в целом хозяева дали журналистам установку называть все происходящее «мирным протестом». Особенно забавно было наблюдать телесюжеты, когда ведущая в прямом эфире называла боевиков, закидывавших камнями и бутылками солдат и «Беркут» на улице Грушевского, «мирными протестующими» и «мирными демонстрантами».

 

Всесторонний анализ последствий «цветной революции» для Украины — это тема, как минимум, для целой книги. Если же говорить о наиболее кричащих моментах, то на выбор автора они выглядят так. Новые первые лица в лице Яценюка (премьер-министр) и Турчинова (спикер Верховной Рады, оперировавший полномочиями президента) пришли к власти в нарушение Конституции. Поэтому первые последствия были закономерными: раз власть потеряла легитимность — в ответ вспыхнули протесты в Крыму и на Донбассе.

 

Начиная с февраля 2014 года, Украина утратила одну из важнейших характеристик государства — монополию на насилие. Утратила и не восстановила до сих пор. В повседневной жизни нынешней Украины, что называется, на практике, это выглядит так — сегодня любой может взять автомат в руки, назваться активистом и, выкрикивая какие-то уличные кричалки, идти угрожать/громить/блокировать/захватывать etc. Вот и получается, что одни «активисты» врываются в Малиновский суд Одессы и угрозами заставляют судей по делу 2 мая написать заявления не увольнение, другие «активисты» не допускают ремонтную бригаду к ЛЭП Каховка-Джанкой, третьи «активисты» в Кривом Роге не допускают на работу членов территориальной избирательной комиссии и т.д.

 

Начиная с февраля 2014 года, на территории Украины с новой силой продолжилась деиндустриализация — только теперь как системная государственная политика. А когда 2 декабря 2014 года депутаты Верховной Рады проголосовали за назначение иностранных граждан — Айвараса Абромавичюса, Александра Квиташвили, Натали Энн Яресько — на посты министров во втором правительстве Арсения Яценюка, такие решения дали повод говорить о переводе Украины под внешнее управление.

 

И, наконец, 1 декабря 2013 года — это не только старт кровавой фазы Майдана, но и поворотная точка отсчета. Именно с этого дня слова и поступки потеряли свое традиционное значение, а стали подаваться СМИ так, как это выгодно их хозяевам в данный конкретный момент. Отныне «активистами» стали не те, кто защищает права граждан цивилизованными методами, а те, кто бьет прокурора как Сашко Билый и захватывает государственные здания (хотя согласно Уголовному кодексу Украины — это уголовная статья). «Мирные демонстранты» активно забрасывали солдат-призывников из внутренних войск бутылками с «коктейлем Молотова», а «политики-демократы» в открытую разжигали межнациональную рознь и призывали к свержению существующего государственного строя. Конечно, такая манера у политиков и журналистов встречалась и раньше, но именно с этого дня она превратилась из шизофренической аномалии в правило поведения.

 

Как изменился ряд экономических показателей 2013/2015

 

Как изменился ряд экономических показателей 2013/2015

 

Таблица подготовлена на основе открытых данных www.cia.gov, Государственной службы статистики Украины, www.finance.ua, www.minfin.com.ua и т. д.

 

* данные за 2015 год без учета территории Крыма и части Донбасса

 

 

Андрей Мишин

политолог, директор Киевского института мирных инициатив (Киев, Украина)

 

Заметьте, как СМИ в последние годы постарались уйти от термина «бархатная революция». Собственно, все подобные перевороты последних лет не имеют права так называться, потому как «бархатная» — означает «ненасильственная». Поэтому более верно говорить «цветная революция».

 

А первые «цветные революции» описал еще Аристотель. Он писал: представьте себе корабль, власть на котором захватили пьяные матросы. И капитаном избрали того, кто громче всех кричит и кто предлагает команде больше вина. А ведь для того, чтобы управлять кораблем, нужно знать штурманское дело, систему работы парусов, уметь ориентироваться по звездам. Мы видим это и в наше время — ведь компетенция гражданских активистов, которые благодаря «цветной революции» с помощью социального лифта поднялись наверх, крайне сомнительна. Мы видим это, к примеру, по результатам работы нашей Верховной Рады, где среди депутатов полно героев Майдана.

 

Хочу обратить внимание: ни одна из «цветных революций» не привела к власти политический класс, способный управлять государством и предложить своей стране полноценную программу развития. И ни одна «цветная революция» не решила экономических проблем своей страны. А, наоборот, ввергла в разруху. И здесь «цветная революция» — это живая иллюстрация из «Собачьего сердца». Ведь, как писал Булгаков в «Собачьем сердце», разруха — она всегда в головах.

 

Что касается Украины, то в результате «цветной революции» наша страна стала международным резонатором. Международный резонатор — это удобный объект, с помощью которого другие страны — например, США, Великобритания, Россия и т. д. — выясняют отношения между собой, но который не получает ничего для себя.

 

 

Александр Дудчак

экономист (Киев, Украина)

 

Майдан и последующее установление полного контроля Запада над Украиной должно было превратить бывшую советскую республику в анти-Россию. И частично это удалось сделать. Неожиданный уход Крыма и упорство Донбасса хоть и не позволило достичь изначальных целей, но определенные дивиденды Запад получил и здесь. В частности, это война на границах России, повод для антироссийских санкций и присутствия в любом количестве «советников» и «союзников» во всех органах власти, в том числе и в силовых структурах.

 

В целом, все произошедшее с Украиной за последние два года — не тот случай, когда плохие исполнители испортили хорошие идеи или слишком медленно проводили реформы в жизнь. И не последствия «внешней агрессии», как пытаются представить украинские СМИ.

 

Все, что мы имеем сейчас на Украине — это и была изначальная цель вооруженного переворота, стартовавшего со студенческой дешевой инсценировки под названием «Евромайдан». И после этих двух лет будет невероятно сложно вернуться на путь стабильного развития экономики, чтобы экономика работала в интересах населения, оставшегося на территории остатков Украины.

 

 

Максим Буланов

политолог, доцент кафедры зарубежного регионоведения ИГСУ РАНХиГС (Москва, Российская Федерация)

 

Для меня сегодня Майдан видится, как попытка народа сделать свою жизнь лучше. Но эта попытка, к сожалению, оказалась неудачной. Почему? Начавшись как широкий, может быть не общенациональный, но очень широкий социальный протест, который имел потенциал к преобразованию страны, Майдан очень быстро превратился в грызню между политическими и экономическими элитами. А сами протестующие очень быстро потеряли чувство солидарности и начали встраиваться в кильватер за каким-либо лидером или элитной группой, пытаясь реализовать частные интересы вместо общих. Кажется, что такая позиция логична, достигнуть малой части вроде бы проще. Но в итоге проиграли почти все, за исключением разве что украинской элиты.

 

Самое главное, что население попытались (и сделали это успешно) загнать в рамки правил, которые установила все та же элита. Важный момент состоит в том, что в этом процессе отметились элиты и Украины, и России, и ЕС с США. Кто-то из них был более успешен, кто-то менее, но они, так или иначе, политически, экономически, пропагандистки, но получили свой бонус. Что касается населения Украины — население однозначно проиграло. Впрочем, неудивительно. Ведь в ситуации, когда ты не контролируешь правила, выиграть и невозможно.

 

Кто победил в результате Майдана? Ответ один — система. Система, построенная на строгой иерархии в обществе, система, которая только притворяется демократической. Обратите внимание — неслучайно, что среди значимых политических сил Украины не осталось левых, которые традиционно ближе к настроениям населения. Они, конечно, со временем появятся, но уже будут встраиваться в стабильную социально-политическую систему. Т. е. «новым левым» придется подстраиваться под систему, а не преобразовывать ее под себя.

 

Украина сегодня — большой урок для всех народов постсоветского пространства. Урок, стимулирующий сделать такие выводы, если вы хотите добиться своего: нельзя играть по правилам, навязанным «сверху», нельзя терять общей солидарности, нельзя подчинять интересы миллионов людей интересам элиты.

 

Сергей Слободчук

 

 

 


*Данная организация признана Верховным судом РФ экстремистской, её деятельность на территории России запрещена

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
Maydan_a1ec


bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1