Ставки больше, чем жизнь. Юрий Селиванов

   Дата публикации: 02 декабря 2015, 10:41

 

Россия на Ближнем Востоке ведет не чужую, а свою войну – за свое собственное существование

 

Россия на Ближнем Востоке ведет не чужую, а свою войну – за свое собственное существование

 

Если посмотреть на мировую карту месторождений природных энергоресурсов, то придется констатировать очень малоприятный для Запада факт. Практически все их стратегически важные залежи находятся на территориях, занятых либо прямо враждебными ему государствами, либо в зонах, контроль над которыми составляет для Запада всё большую проблему. К первым, безусловно, относятся территории России и ряд стран СНГ, Ирана и Венесуэлы, где сосредоточены главные нефтегазовые богатства Евразии и Латинской Америки. Ко вторым – ближневосточный регион, прежде являвшийся монопольным владением англосаксов, а сегодня становящийся все менее им подконтрольным.  Есть, конечно, еще и североамериканская нефтегазовая провинция, но её возможности, особенно с учетом явно нерентабельной ставки американцев на сланцевый газ, становятся все более ограниченными и не соответствуют западным планам сохранения и укрепления его мировой гегемонии.

 

Именно этим малоприятным для Запада глобальным энергетическим раскладом и объясняется тот факт, что предметом его первоочередных интересов стал Ближний Восток, а в его рамках – самое слабое звено здешней стратегической цепи – Сирия. На Западе прекрасно сознают, что эта страна имеет ключевое значение для того, какое направление примет будущее геополитическое переформатирование Ближнего Востока  и какие силы, в конечно счете, будут его контролировать.

 

И это, надо признать, вполне адекватное понимание важности сирийских событий. В том случае, если Сирия выдержит натиск американо-натовской коалиции и восстановит свою полноценную государственность, она в союзе с Ираном, при опоре на Россию, окажет самое энергичное давление на соседний Ирак с тем, чтобы вынудить его перейти, а точнее вновь вернуться на традиционную для него антизападную орбиту.

 

В результате на Ближнем Востоке возникнет новая весьма мощная коалиция, влияние которой может стать определяющим для всех остальных стран этого региона, и прежде всего, о ужас  для Запада(!), для «святая святых» его глобального доминирования  — аравийских монархий. Которые, хотя бы в целях самосохранения, будут вынуждены реагировать на изменившееся соотношение сил и плясать уже под другую геополитическую дудку.

 

Таким образом, перспектива для «золотого миллиарда» вырисовывается такая, что в Сирии он  — «или пан, или пропал». Отсюда – то гипертрофированное внимание к этой стране которое демонстрируют все основные державы западного мира, одна за другой занимающие очередь на бомбардировку сирийской территории, без всякой санкции законного правительства Сирии и якобы — для разгрома ИГИЛ.  Отсюда же и постоянные вопли западных лидеров о том, что Асад, по любому, должен уйти. Потому что если Сирия – ключевая страна Ближнего Востока, то Асад – ключевая фигура самой Сирии. Именно его свержение, как рассчитывают на Западе позволит, не мытьем так катаньем, «переформатировать» Сирию в угодном ему направлении, разрушить, таким образом, стратегический кошмар в виде сирийско-иранско-российской коалиции и «ногою твердой» стать при арабской нефтегазовой трубе на вечные времена.

 

Ставки настолько высоки, что стесняться в средствах Запад определенно не будет. И если прямое военное вторжение с собственными большими потерями его по внутриполитическим причинам пока не устраивает, то наемная армия под какими угодно знаменами (пускай даже под черными флагами ИГ) это как раз тот инструмент, который необходим  для расшатывания и последующего уничтожения сирийского государства, которое портит Западу всю игру.

 

Однако цену ближневосточного вопроса отчетливо понимают и Россия и Иран – две могущественные силы, сложение которых само по себе уже дает новое геополитическое качество. Смею допустить, что если бы речь шла только о судьбе Асада, или даже всей Сирии и более ни о чем, то российских бомбардировщиков в сирийском небе никто бы никогда не увидел. Но ставки куда более высоки. Особенно для России, которую тот же Запад буквально за горло держит на Украине.

 

У Москвы и Путина нет кровной заинтересованности в аравийском нефтегазе – своего добра достаточно. Хотя, разумеется, в плане регулирования данного глобального рынка, такой контроль никак бы не помешал. Однако в качестве мощного инструмента давления на Запад, который в лице Ближнего Востока рискует потерять свою последнюю по-настоящему перспективную нефтегазовую провинцию, эта тема для российского руководства предельно важна.

 

Москва не может допустить разгрома Сирии по той простой причине, что для нее это будет означать и окончательную потерю всей Украины. Сейчас противоборствующие стороны взяли  относительную паузу на Донбассе именно потому, что  главный фронт геополитической битвы переместился на Ближний Восток и именно здесь решаются сегодня судьбы мира и, в частности, той же Украины. Стоит России покинуть это поле боя побежденной и про Украину она может забыть.

 

Поэтому, в конечном счете – для Москвы ставки здесь не менее высоки, чем для Вашингтона. Именно поэтому столь жесткой и бескомпромиссной была российская реакция на инцидент с Су-24. Москва не намерена прощать Турции ничего ровно до тех пор, пока эта страна будет представлять угрозу для Сирии. Вероятное развертывание в САР еще одной базы российских ВВС (на этот раз — в районе Хомса, на передовых рубежах наступления) указывает на решимость российского руководства вести дело к военному перелому  в сирийских событиях. В Москве прекрасно понимают, что именно такой перелом на фронте, а не всякоразные гламурные разговоры в Женеве, могут радикально изменить военно-политическую ситуацию. А президент Сирии Б. Асад будет становиться все легитимнее в глазах Запада, по мере того, как его войска будут брать город за городом. Точно также, как в свое время вновь обретал легитимность Наполеон Бонапарт. Когда свергнутый император  во главе маленького отряда прибыл во Францию, местная пресса с издёвкой сообщила: «Корсиканское чудовище высадилось в бухте Жуан». Второе известие было таким: «Людоед идет к Грассу». Третье известие: «Узурпатор вошел в Гренобль». Четвертое известие: «Бонапарт занял Лион». Пятое известие: «Наполеон приближается к Фонтенебло». Шестое известие: «Его императорское величество ожидается сегодня в своем верном Париже».

 

Так что и у президента Сирии Асада все  еще впереди. И если его войска, при поддержке России и Ирана, возьмут Ракку и выйдут на иракскую границу, то у Запада не останется ровно ни одной причины требовать его отставки. Но до этого еще предстоит очень долгий путь. На котором ни у России, ни у ее союзников нет права на большую ошибку. Потому что ставки запредельно высоки, и возможно даже — больше чем жизнь.

 

Юрий Селиванов, специально для News Front

Юрий Селиванов

 

 

 

 

 

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1