Нужно ли было сбивать российский самолет? «Radikal», Турция

   Дата публикации: 30 ноября 2015, 18:35

 

В своем блоге турецкий режиссер и публицист Умит Кыванч разоблачает возможную провокацию турецкого президента Реджепа Эрдогана

У здания посольства Турции в Москве во время акции протеста против действий Военно-воздушных сил Турции

У здания посольства Турции в Москве во время акции протеста против действий Военно-воздушных сил Турции

 

Между нарушением, совершенным российским самолетом, и реакцией, которую продемонстрировала Турция, существует колоссальная диспропорция. Если все детали собрать воедино, возникает ощущение, что турецкие власти просто искали подходящий случай. Действительно ли это так? Давайте попробуем разобраться.

 

Резкие заявления сделали не только русские. Американский генерал-лейтенант в отставке Том Макинерни (Tom Mclnerney), выступая в программе «Real Story» на Fox News, отметил: «Турки допустили грубую ошибку, они приняли совершенно неправильное решение». Инцидент со сбитым самолетом он назвал «чрезмерно агрессивным маневром». А подразумевал он гораздо большее.

 

Где только не служил Макинерни, который до ухода в отставку успел дойти до самых верхов ВВС США. В военной и дипломатической сферах он, что называется, «собаку съел». Прежде всего он обратил внимание на срок и характер нарушения границы российским самолетом: «Этот самолет не совершал никаких маневров, чтобы атаковать территорию [над которой летел]. Возможно, он испытывал терпение турок. Но за это не сбивают». Исходя из данных радара, Макинерни обратил внимание на то, что нарушение могло продолжаться 20-40 секунд. Далее генерал-лейтенант отметил, что, когда он служил в NORAD (Объединенное командование аэрокосмической обороны Северной Америки) на Аляске, такие нарушения происходили регулярно, но уничтожение самолета никогда не было ответной реакцией. «Я бы никогда не совершил ничего подобного», — добавил он.

 

Затем Макинерни перешел к еще более проблемной части. Ведущий спросил, могла ли это быть намеренная провокация России. Ответ был феноменальным: «На мой взгляд, это могла быть намеренная провокация турецкого президента Эрдогана». По мнению генерал-лейтенанта, у Эрдогана есть свои скрытые замыслы. Он ведет Турцию от светскости к исламскому обществу, пытается стравить НАТО и Россию друг с другом, а сам бомбит курдов. «Поэтому мы должны быть очень осторожны в этом вопросе», — добавил генерал-лейтенант.

 

Почему я обратился к речам американских генералов в отставке? Ведь я был вынужден погрузиться в военные детали и сюжеты, которые я, бесспорно, ненавижу больше всего. Генерал-лейтенант не только прекрасно владеет военной терминологией (через дебри которой я пытался пробраться), но и говорит весьма понятным языком.

 

«Туркменским командиром», заявившим о том, что оба пилота Су-24 были застрелены, оказался националист Альпаслан Челик (Alparslan Çelik), сын члена Партии националистического движения Турции от Кебана (Элязыг) Рамазана Челика (Ramazan Çelik). Ну и что? Кто-нибудь покраснел? Как мило, что религия так терпима ко лжи!

 

Ложь лишь путает следы. Особенно такая: «Да там и ИГИЛ-то нет!» То есть: сбитый российский самолет не бомбил ИГИЛ. Хорошо, а кто-нибудь говорил о том, что русские бомбят здесь ИГИЛ? Нет! Тогда зачем это заявление — «ИГИЛ-то нет»? Известно, что в регионе, где пытается продвигаться сирийская армия при российских бомбежках с воздуха, есть «Аль-Каида» («Фронт ан-Нусра»), есть «Ахрар аш-Шам», другие вооруженные группы, с которыми Турция находится в весьма тесном контакте. По словам министра иностранных дел России Сергея Лаврова, здесь есть «инфраструктура террористов» (склады оружия и боеприпасов, командные центры).

 

Лавров упомянул об этой «инфраструктуре», когда говорил о телефонных переговорах с министром иностранных дел Турции Мевлутом Чавушоглу (Mevlut Çavuşoğlu). «Я поинтересовался, — сказал Лавров, — не означает ли такое внимание Турции к этому району (где был сбит самолет), включая постоянные предложения о том, чтобы создать буферную зону на этой территории, стремления оградить эту инфраструктуру и не допустить ее уничтожения?» Вопрос не назовешь дипломатическим. А после этого Лавров добавил: «На свой вопрос я не получил ответа».

 

В письме, представленном ООН от имени постоянного представительства Турции, отмечается, что два российских самолета нарушили воздушное пространство Турции на глубину 1,36 мили (около 2,2 километра) от турецкой границы и преодолели расстояние 1,15 мили (1,8 километра) над территорией Турции.

 

При этом российские Су-24 находились в турецком воздушном пространстве 17 секунд. Утверждается, что российским самолетам выносилось предупреждение — «десять раз за пять минут». В дальнейшем эту информацию подтвердили американские источники. «Мы слушали и слышали», — заявил представитель армии. Вполне возможно, что пилоты военных самолетов могут и не слышать некоторые предупреждения, особенно в ходе критических маневров, перед атакой. Но то, что за пять минут они не отреагировали ни на одно из десяти предупреждений, как минимум, странно. Объяснить это можно только или излишней «самоуверенностью» российских пилотов, или тем, что на предупреждения «не обратили внимания».

 

Первым мне не давал покоя следующий вопрос. Мы говорим о военном самолете, который способен развивать скорость до тысячи и более километров в час. Если самолеты сначала «пять минут» предупреждали, то на каком расстоянии их начали предупреждать? Было ли это объяснимо? Неужели самолеты летели очень медленно? Судя по тому, что за 17 секунд они прошли расстояние в 1,8 километра, я попытался подсчитать и обратился к мнению немецких пилотов, управляющих самолетами типа Tornado. Один из них в беседе с Der Spiegel при взгляде на данные радара, которые были опубликованы со ссылкой на ВС Турции вскоре после инцидента, отметил, что, судя по траектории на схеме, российский самолет мог находиться над турецкой территорией в течение 10-15 секунд. То есть им еще не сказали «кыш», а они уже улетели!

 

Ответ на второй возникший у меня вопрос нашелся легче, чем я предполагал. Есть методы, к которым можно обратиться, прежде чем сбивать самолет. Такие, как, например, «сопровождение самолета до его выхода из воздушного пространства». Почему-то их проигнорировали и перешли к тому, что нужно совершать в самую последнюю очередь. Однако самолет был в турецком небе так мало времени, что его не то что не нужно было сбивать, с ним вообще ничего не надо было делать.

 

Есть обширная литература, посвященная нарушениям воздушного пространства. Например, в январе 2014 года, по некоторым сообщениям, турецкие самолеты нарушили границы греческого воздушного пространства 1017 раз. Сейчас же пишут, что иногда такие нарушения повторяются до сорока (40!) раз в день. Переписка, связанная с нарушениями воздушного пространства, есть среди документов Wikileaks. Если уничтожение самолета будет происходить при каждом нарушении, то ни у кого самолетов не останется.

 

Когда я уже почти было утонул в цифрах и расчетах скорости, думаю, я пришел к главному вопросу. Между нарушением, совершенным российским самолетом, и реакцией, которую продемонстрировала Турция, существует колоссальная диспропорция. Если все детали собрать воедино, возникает ощущение, что искали подходящий случай. Действительно ли это так?

 

Ложь, как это обычно бывает, будет проанализирована не в пользу тех, кто ее подготовил и сказал. В письме, представленном ООН от имени Турции, отмечается, что один из двух самолетов покинул турецкое воздушное пространство, а по второму самолету ударил F-16, когда «он находился в турецком воздушном пространстве».

 

Тем не менее карта, которую опубликовала корпорация BBC со ссылкой на министерство национальной обороны Турции, опровергает эти тезисы. По российскому самолету был нанесен удар совсем не в тот момент, когда он находился в турецком воздушном пространстве. Анкара признает, что сбитый самолет упал на территории Сирии, но отрицает факт нанесения удара по ту сторону границы. То, что американские официальные лица знают правду, но не желают ее обнародовать, было понятно спустя несколько часов после инцидента, из сообщения Reuters. А русские утверждают, что турецкий F-16, ударивший по их самолету, нарушил сирийское воздушное пространство.

 

Таким образом, данный инцидент не похож на естественную реакцию государства, воздушное пространство которого было нарушено. Создается впечатление, что решение было принято заранее и носило крайний характер, искали подходящий случай, форсировали ситуацию (такова и точка зрения Москвы. В частности, Лавров назвал удар по самолету «заранее спланированной» акцией.) Премьер-министр Ахмет Давутоглу заявил: «Мы предупреждали, что будем принимать все виды мер по вопросу нарушений. Я лично дал Генштабу необходимые распоряжения». Эти слова указывают на то, что данный инцидент имеет аспект политического решения, есть в нем и момент политической ответственности. А то, что сразу после произошедшего Анкара поспешила в НАТО, вместо того, чтобы установить контакт напрямую с Москвой, во многом заставляет поверить в скептический подход американского генерал-лейтенанта. Накануне Давутоглу специально подчеркнул: «Нарушено не только наше воздушное пространство, но и одновременно воздушное пространство НАТО».

 

Почему на этом постоянно делают упор? Когда «высший разум, желавший внести хаос в Турцию», успел эволюционировать в друга и союзника, который будет защищать страну?

 

Но не будем об этом. Таков мир, полный лжи.

 

Министр иностранных дел России заявил, что российский Су-24 был сбит после ударов по нефтяным приискам и бензовозам террористов, и это, по его мнению, проливает свет на данный инцидент. В последнее время Россия часто повторяет, что продажа нефти ИГИЛ происходит при посредничестве Турции.

 

Есть много признаков, которые указывают на необходимость рассматривать уничтожение российского самолета в более широких рамках, как часть политики. И политики, нацеленной на распространение войны и боевиков… Вот об этом следует говорить, хотя мы уже исчерпали отведенный нам срок.

 

Умит Кыванч (Ümit Kıvanç), «Radikal», Турция

 

Оригинальная публикация в «Radikal»

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1