Колоссальный стратегический просчет Эрдогана

   Дата публикации: 29 ноября 2015, 15:38

 

Немотивированное уничтожение Турцией российского военного самолета Су-24 поставило крест на поступательном развитии российско-турецких отношений и заставило православную общественность вновь обратиться к пророчествам о скором изгнании турок из Константинополя. Как святой Лаврентий Черниговский, отошедший ко Господу более полувека назад, так и наш современник, святой афонский старец Паисий Святогорец, ушедший из этого мира около 20 лет назад, прямо говорили вопрошавшим, что это случится при их жизни. А значит, скорее всего, и при нашей — хотя бы теоретически. Безусловно, человеку не дано знать, когда и в какой форме осуществятся пророчества святых, но держать их в голове при нынешнем развитии событий будет, пожалуй, не лишним.

 

 

Между тем эксперты продолжают недоумевать, что же толкнуло президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана на столь откровенно самоубийственный шаг. Если это не рецидив осеннего обострения (а мировую политику все же не стоит сводить к сумасшествию отдельных ее представителей), то у него должно быть рациональное объяснение. Все, однако, сходятся на том, что Анкара предпочла поступательному развитию российско-турецких отношений и укреплению в союзе с Россией альтернативного центра силы в формате евразийского союза некие американские предложения, от которых, судя по результату, было невозможно отказаться. И тем самым она совершила колоссальный стратегический просчет, последствия которого могут быть катастрофическими для турецкого государства.

 

Но в чем же заключались эти американские предложения? Что для Эрдогана — регионального лидера, неоднократно бывавшего в России, встречавшегося с президентом Путиным и относившегося к нему с уважением, — оказалось важнее отношений с мировой державой, находящейся, в отличие от США, не где-то за океаном, а в двух шагах? Объяснить поведение президента Турции чем-то, кроме политической близорукости, стремительно перешедшей в политическую слепоту, не получается.

 

«По всей видимости, турецкие власти не вполне отдают себе отчет в том, что происходит, — личные и региональные интересы туманят мозг, — заметил «Русской планете» муфтий Северной Осетии Хаджимурат Гацалов, лично знакомый с президентом Эрдоганом. — Какое непонимание ситуации! Где Америка, а где Россия. Не уважать ближайшего соседа из-за далекого дяди?.. Это как минимум недальновидно, а скорее всего, закончится серьезными проблемами для самого Эрдогана. Так он долго не продержится. В стратегическом и региональном плане этот бравый демарш — жесточайшая ошибка Турции. Можно представить, как сейчас ликует Вашингтон: после полного фиаско на Ближнем Востоке — такой подарок, ведь враги России и Турции спали и видели, как не допустить дальнейшего российско-турецкого сближения».

 

Впрочем, первые звоночки, сигнализирующие о неполной адекватности Эрдогана, прозвенели еще несколько лет назад, когда в результате «мудрой» политики турецкой правящей верхушки позитивный внешнеполитический лозунг Анкары «ноль проблем с соседями» превратился в тревожный «ноль соседей без проблем». Затем последовало вмешательство в сирийский конфликт (теперь уже очевидно, на чьей стороне — запрещенной в России террористической группировки «Исламское государство») и непризнание возвращения Крыма в состав РФ.

 

Открытая поддержка одиозных бывших лидеров меджлиса крымскотатарского народа Мустафы Джемилева и Рефата Чубарова, де-факто призывающих Киев и западное сообщество отвоевать полуостров, также свидетельствовала о том, что официальная Анкара перестает осознавать реальность. Все это происходило на фоне бурной деятельности таких откровенно антироссийских структур, как, например, «благотворительная организация» Imkander, выводящая своих сторонников на демонстрации под лозунгами «Мы все — Доку Умаров» (ликвидированный в прошлом году лидер запрещенной в России радикально-исламистской организации «Имарат Кавказ». — РП) и объединяющая вокруг себя всех бежавших с Северного Кавказа сепаратистов и экстремистов, нашедших приют в Стамбуле. Все это, кстати, неплохо бы припомнить сейчас президенту Эрдогану.

 

Но не все так однозначно. «Атака на Су-24 станет, вероятно, поворотным моментом не только для российско-турецких отношений, но и в отношениях России с НАТО, — заметил «Русской планете» тюрколог Юрий Мавашев. — Однако что касается самой Турции и народного восприятия происходящего, то многочисленные сообщения, поступающие от простых турок, создают впечатление, что в стране наметилось мощнейшее размежевание по линии «власть — народ». Люди сожалеют о трагическом инциденте и выражают солидарность с Россией. Да и многие ведущие политологи Турции осознают, что выгодополучателями от противостояния с Россией ни страна, ни народ не окажется. Хочется верить, что говорить о точке невозврата с Турцией несколько преждевременно».

 

Что касается российско-турецких отношений, то эта тема в обозримом будущем прорывов точно не обещает. У РФ огромное количество вариантов давления на Турцию, от военно-политических до социально-экономических. Важно, чтобы они были максимально задействованы, особенно если официальных извинений и прочих дипломатических шагов со стороны Анкары так и не последует. Разумеется, ни о каком малодушном «прощении» и тем более забвении подобных инцидентов без покаяния турецкой стороны (как, впрочем, и после него) говорить не приходится. Виновные в гибели российских военных должны ответить за это.

 

«Уверен, что до войны с Турцией не дойдет, но резкое похолодание отношений, усиление антитурецких настроений в России и антироссийских в Турции ожидать стоит, — считает эксперт Института национальной стратегии Раис Сулейманов. — Поведение Турции сейчас развязывает России руки, чтобы поддержать создание Курдистана. Не исключаю, что на фоне ухудшения российско-турецких отношений будет прорыв на российско-курдском направлении». «Надо помогать оружием курдам в северо-восточной Сирии и делать это незамедлительно», — солидарен с ним профессор Северо-Осетинского государственного университета Альберт Дудайти.

 

Действительно, Россия имеет основания приложить все усилия для того, чтобы материализовался самый страшный сон Анкары — создание курдской государственности, сначала на сирийской, а потом и на турецкой территории. Ответственность за возможный развал турецкого государства ложится при этом на самого Эрдогана. В этой ситуации повышаются шансы и военного переворота. Турецкие военные, несмотря на то что их ряды были существенно зачищены, могут в очередной раз попробовать взять власть в свои руки, как это уже неоднократно бывало в турецкой истории. Почему бы этой опоре светскости не вдохновиться примером египетских коллег, отстранивших от власти «Братьев-мусульман»? Сейчас Египет — совершенно нормальное, договороспособное государство, не представляющее опасности для соседей по региону. Учитывая близость Эрдогана к турецким «братишкам», его вполне может ожидать аналогичная судьба.

 

Как политический деятель он в любом случае закончился. «Российскую сторону не интересует, произошел ли «инцидент» с самолетом намеренно, по злому наущению или по глупости, — констатирует Юрий Мавашев. — Москва не примет покаяния от Эрдогана и не ждет его. После случившегося он не станет для России рукопожатным, скорее всего, никогда. Что касается правящей Партии справедливости и развития, то без кардинальной смены политики эту судьбу разделит и она. Во избежание дальнейших подобных «инцидентов» Россия, безусловно, вправе реагировать, чтобы обеспечить успешное выполнение задач в Сирии до победного конца».

 

 

Яна Амелина, секретарь-координатор Кавказского геополитического клуба

 

 

 

Метки по теме: ;


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1