Террор на службе политики: когда уничтожат следующий самолет? Виген Акопян

Дата публикации: 28 Ноябрь 2015, 11:31

 

Похоже, провокации со сбитыми самолетами становятся непременным атрибутом развивающейся на наших глазах международной конфронтации. Подобные инциденты, судя по всему, позволяют их заказчикам вносить выгодные для себя коррективы в текущую оперативную и политическую ситуацию, контролировать интенсивность и направление развития событий.

 

Террор на службе политики: когда уничтожат следующий самолет?

 

С этой точки зрения интересно сравнить инцидент со сбитым над Турцией российским бомбардировщиком Су-24 с трагедией «Боинга» MH17 над Донбассом. Оба самолета были сбиты в приграничной зоне — в первом случае инцидент произошел на сирийско-турецкой границе, во втором — украино-российской. Оба — на пике военно-политического обострения. При этом место падения обломков самолета в обоих случаях имело важное, но не решающее значение.

 

Если бы обломки Су-24 упали на турецкой территории, позиция союзников Анкары была бы гораздо более принципиальной и жесткой, а Москве пришлось бы оправдываться. Не случайно президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган обронил по горячим следам, что некий обломок российского бомбардировщика якобы упал на турецкой территории и даже ранил каких-то граждан Турции. Однако данные сведения так и не были подтверждены. Не исключено, что случился прокол, и турки рассчитывали получить обломки военного лайнера на своей территории для предъявления миру, но их расчет не оправдался.

 

То же самое с MH17. Самолет упал на территории, контролируемой ополчением Донбасса. Яростная информационная кампания была развернута в считанные минуты, в украинских и западных СМИ прозвучали прямые обвинения в адрес Москвы, хотя формально Россия не имела к инциденту ровным счетом никакого отношения. Может и здесь был прокол?

 

Судить об этом, конечно, могут только специалисты, но падающие с высоты 9 или 6 тысяч метров обломки может разбросать на десятки километров, как это показал еще один акт террора против России — в небе над Синайским полуостровом.

 

Так или иначе, все три террористические акции (а действия ВВС Турции против Су-24 и тех, кто виновен за уничтожение MH17, иначе как террором против России называть не приходится) были нацелены на достижение вполне конкретных политических последствий. При этом политические последствия терактов — это безусловный приоритет, тогда как задачи поиска ответственных и их наказания автоматически отходят на задний план. Это стало совершенно очевидно после того, как расследование обстоятельств гибели MH17 было размыто и спущено на тормозах.

 

Итак, акты устрашения и попытки дискредитации России путем откровенно террористических действий будут продолжены. Президент Турции Эрдоган, ставший автором последнего теракта, в настоящее время, когда политические последствия в виде обострения сирийского конфликта, еще большего втягивания России в него, а также разрушения привычного режима российско-турецких отношений достигнуты, пытается сгладить ситуацию, а, по сути, уйти от ответственности. С этой целью в качестве стрелочника на первый план выдвигается фигура премьер-министра Турции Ахмета Давутоглу, который, якобы, сам отдал приказ на уничтожение российского бомбардировщика. Свежо предание, да верится с трудом!

 

При этом сам Эрдоган, совсем недавно обретший политическую почву под ногами после внеочередных парламентских выборов, добивается своей внутренней, а может быть и внешней легитимации. Нельзя забывать, что российский Су-24 был сбит в точке драматического развития событий после терактов в Париже, ставших поводом для президента Франции Франсуа Олланда и других европейских лидеров заговорить о необходимости единой коалиции против террористического «Исламского государства» в Сирии, что совершенно не входит в планы США. Как пишет в связи с этим одна из европейских газет, «уничтожение российского Су-24 уничтожило и перспективы единой широкой коалиции в Сирии». А также способствовало признанию Вашингтоном победы Эрдогана на впопыхах организованных досрочных парламентских выборах, невзирая на грубое подавление курдского электорального фактора — зададимся вопросом мы.

 

С другой стороны, удар по Су-24 был нанесен на фоне внушающих оптимизм итогов исторического визита Владимира Путина в Тегеран, фактически оформившего официально российско-иранский региональный союз. Союз против террористического интернационала под эгидой Турции, Катара и Саудовской Аравии, а шире — США. Информация о начавшихся поставках комплексов С-300 Тегерану не могла оставить Вашингтон и Анкару равнодушными.

 

Жребий был брошен и реакция последовала в виде сбитого российского самолета.

 

Очевидно, экономические последствия российско-турецкого политического конфликта будут чрезвычайно болезненными как для Турции, так и для России. Последнее крайне важно для США, предпринимающих все возможные и невозможные усилия для экономической изоляции России.

 

Проще говоря, сбив российский самолет, Турция присоединилась к санкциям против России, но без самоличного объявления об этом. Режим санкций против Турции в ответ на террор в свой адрес, по сути дела, ввела сама Москва. Судя по всему, Анкара была готова к подобному развитию событий и рассчитывает в данном случае на поддержку США в других вопросах, имеющих отношение к дальнейшему будущему Сирии и взращенного на сирийской территории террористического интернационала.

 

А цели у Анкары в сирийском конфликте настолько широки и стратегически масштабны, что пожертвовать интересами туристической отрасли — это малая доля издержек. Совершенно очевидно, что долгосрочная цель США, Турции и аравийских монархий состоит в расчленении Сирии, создании условий, при которых тянущиеся в сторону порта Джейхан вереницы бензовозов и нефтяных цистерн превратились в настоящую трубу не визуально, с воздуха, а практически — на земле.

 

Как заявил накануне президент России Владимир Путин, контрабандный вывоз нефти с сирийской территории приобрел промышленные масштабы. Судя по всему, в сопоставимых масштабах вывозится контрабандой через Турцию нефть и из иракского Киркука — в условиях кризиса юрисдикции Багдада. Террористическое братство, поддерживаемое Турцией, Саудовской Аравией и Катаром целенаправленно разрушает сирийский буфер между собой и турецкими портами, оставляя Россию и Иран в крайне невыгодном положении.

 

На пути к достижению этой стратегической задачи коалиция во главе с США будет и далее действовать против России на сирийской территории. Вместе с тем, судя по всему, Запад рассчитывал подключить к этой операции и возможности Ирана, неожиданно подписав с ним соглашение по ядерной программе и, судя по всему, посулив беспрепятственный выход на западные рынки через тот же проектируемый коридор. Однако дальновидное иранское руководство, подписав соглашение с Западом, тем не менее, продолжило свои усилия по защите правительства Башара Асада и нейтрализации его противников. Война в Сирии является для Ирана священной войной и, очевидно, никакие посылы и обещания США не могут быть приемлемы для Тегерана.

 

Иран не клюнул на наживку Вашингтона, а потому сирийская война еще некоторое время продолжится с участием трех сторон: коалиции вокруг США, коалиции России-Ирана-Сирии-Ирака и различных террористических групп, объединенных под разными флагами. При этом столкновения двух коалиций в среднесрочной перспективе не избежать, учитывая то, что они преследуют кардинально разные цели в Сирии, а радикальные группировки множатся и выходят из-под контроля.

 

С этой точки зрения перспективы российско-турецких отношений выглядят крайне туманными — политическая конфронтация легко может перерасти в столкновения сначала в Сирии, затем в соседних, не менее напряженных и конфликтных регионах, а далее принять глобальный масштаб. Потери держав от текущего мирового кризиса уже настолько значительны, а система жизнеобеспечения их взаимоотношений настолько нарушена, что трагические инциденты и провокации будут множиться, наращивая общую напряженность в геометрической прогрессии.

 

Виген Акопян

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
Boing_1123116802


bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1