Наследник наследил призывами к войне. Павел Карназыцкий

   Дата публикации: 28 ноября 2015, 13:20

 

Вновь митрополит Луцкий Михаил сразил мир своим откровением.  Выступая перед прихожанами самопровозглашённого Киевского патриархата села Ратное, владыка обвинил всех прихожан канонической Православной Церкви в порочной связи с агрессором.

 

Наследник наследил призывами к войне

 

Не знаю, то ли у него в епархии такая жуткая наценка на свечки, то ли воинствующий епископ знает, где можно покупать патроны подешевле, но на проповеди он заявил, что каждая свечка, купленная в чужой церкви, – эквивалент купленному патрону для врага. Чтобы бросать в кого-то подобные обвинения, нужно обладать доказательствами, в противном случае возникает риск называться пустозвоном. Митрополит Михаил самопровозглашённого патриархата уже неоднократно поплатился за разжигание межконфессиональной вражды, о чём имел беседу даже с представителями СБУ. Но видать, не удержать язык за зубами, когда «Трындычиху зацепило», и сердце одолевает злость.

 

Интернетсообщество тут же ответило юмором на его нездоровый гон. Но давайте постараемся немного разобраться, почему человек вдруг беспричинно становится таким злым, что готов вести крестовые походы или, как минимум, жечь всех оппонентов костром инквизиции. Откуда берутся в нашей жизни современные Торквемады? Из биографии будущего епископа можно судить, что он был духовным чадом епископа РПЦ будущего митрополита Луцкого Иакова. Он своего рода унаследовал от своего покровителя кафедру. А что ещё причитается ему как наследнику?

 

Далее биография будущего митрополита Михаила (в миру Тимофей Зинкевич) гласит, что он учился в Почаевском СПТУ с 81 по 84 годы, в то самое время, когда архимандрит Иаков был до 83 года наместником Почаевского монастыря. Оба уроженцы села Лосятин Кременецкого района Тернопольской области. Не берусь утверждать, когда именно возникла между ними связь, но по возвращении из армии юноша через год поспешил отбыть из Почаева в Черкассы, чтобы служить пономарём в храме Рождества Пресвятой Богородицы, где настоятелем был тот самый будущий епископ Иаков. В 90-м году, по направлению своего учителя, молодое чадо поступило в Ленинградскую духовную семинарию. В ту самою, которую отстоял, будучи ректором, теперешний патриарх Московский Кирилл в то время, когда Филарет Денисенко закрывал Киевскую.

 

К тому моменту, когда в 94-м году Тимофей закончил духовную семинарию, она стала Санкт-Петербургской, а в Украине прошёл раскол Православной Церкви, и его наставник ушёл из лона канонической Церкви вместе с Филаретом Денисенко. Следующий факт из официальной биографии митрополита Михаила указывает, что в 1998 году он закончил Киевскую духовную академию. Это весьма сомнительно, если учесть тот факт, что за три дня в октябре 97 года он прошёл путь от пострига до иеромонашества у своего давнего покровителя митрополита Иакова. Видать, спутали биографы название учебных заведений, и вместо Киевской православной богословской академии указали для пущей значимости более авторитетную академию Московского Патриархата. Уже к концу 2000 года иеромонах дорос до сана епископа Сумского и Ахтырского. Далее – Тернопольский университет. Представляю себе удивление приёмной комиссии в Тернопольском национальном университете, когда в списках абитуриентов они обнаружили целого епископа. Официальная биография умалчивает дату поступления, указано лишь, что обучение закончилось в 2009 году.

 

После смерти митрополита Луцкого и Волынского Иакова в марте 2004 года епископ Михаил унаследовал его кафедру, и ныне с 2012 года в титуле митрополита претендует на остальную долю наследства своего духовного отца. А если учесть, что именно епископ Иаков был вторым из отцов- основателей Киевского патриархата вместе с Филаретом Денисенко, его доля акций в кооперативе должна быть значительной. После смерти или признания недееспособности Филарета именно наследник Иакова является непосредственным претендентом на место патриарха в совете директоров самопровозглашённой церкви. Но для этого ему нужно заручиться поддержкой ещё одного акционера в лице государства. Именно этим фактом объясняется то, почему его проповеди не имеют ничего общего с христианскими ценностями, а больше похожи на выступления депутата.

 

Трудно разделить на Богово и кесарево, когда судьба карьеры целиком находится в руках кесаря. Все уже давно поняли, что без поддержки государства и его рычагов влияния, Киевский патриархат как церковь не состоялся. Свидетельством тому есть как пустой кафедральный собор на юбилее интронизации Киевского патриарха, так и игнорирование зарубежными православными церквями его международных инициатив и национальных лозунгов.

 

Если сегодня «каписты» откажутся повторять на проповедях ахинею, сочинённую вчерашними комсоргами в недрах Комитета по борьбе с религией при Министерстве культуры страны, которая объявила войну собственному прошлому, то рискуют отлучением от лобызания с представителями правящей коалицией. Это может привести к потере бизнеса, который пока многим хочется возглавить. Разжигая своими проповедями межконфессиональную вражду в Волынской епархии, митрополит Михаил делает чёткую заявку, что судьба унаследованной кафедры ему больше не интересна, и он готов пожертвовать миром и всей своей паствой ради борьбы за патриарший посох. Означает ли это эмоциональное обострение владыки Михаила, что Филарет в ближайшее время освободит вакансию, или это просто его личный кризис рвения от нетерпения? Возможно, кто-то из его конкурентов специально провоцирует сегодня владыку на фальстарт, чтобы тот выдохся к началу настоящей борьбы, или даже самоуничтожился как претендент.

 

Но почему борьба за ничего не значащий пост в одной из малочисленной общественно-религиозной организации должна приводить к расколу в обществе – нужно спросить с государства. Попытки ради собственного пиара подрывать межконфессиональный мир в стране должны пресекаться по всей строгости закона. Когда не какой-то сбрендивший фанатик, а руководитель целой епархии тиражирует обвинения, построенные на чьих-то домыслах, и призывает к крестовым походам и кострам инквизиции – это уже угроза национальной безопасности. И если государство отказывается от права на свободу веры граждан и не защищает их от разжигания нетерпимости со стороны фанатиков, то с какой стати граждане должны считать его своим –  платить ему налоги и защищать его территориальную целостность?

 

Павел Карназыцкий

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1