Турция спряталась под зонтик НАТО. Егор Холмогоров

Дата публикации: 24 Ноябрь 2015, 15:05

 

Ничего удивительного в этом нет, хотя последние два года Москва и Анкара постоянно демонстрировали друг другу дружелюбие. Но это было дружелюбие противников, объективно обреченных на смертельную вражду, которые, однако, считают крайне невыгодным для себя ссориться.

 

Турция спряталась под зонтик НАТО

 

Исторически Турция владеет «ключами от нашего дома», как называли черноморские проливы Босфор и Дарданеллы еще в XIX веке первые русские геополитики. Лишь с большим трудом в XVII-XIX веках России удалось выдавить Турцию из Северного Причерноморья-Новороссии и Крыма.

 

По удивительному совпадению провокация произошла в день рождения Александра Васильевича Суворова. Однако все попытки Российской империи получить контроль над проливами и над древней столицей Византии Константинополем встречали дружный отпор европейских держав, во главе с Англией поддержавших Турцию. Последняя попытка поставить под контроль России проливы была осуществлена Сталиным, ответом на это был уход Турции под зонтик НАТО.

 

Фактом контроля над проливами Турция держит в руках большую часть снабжения нашей группы войск в Сирии. Конвенция Монтрё делает режим проливов в мирное время свободным для всех черноморских стран, однако в военное время Турция получает законное право перекрывать проливы для врагов и открывать их для союзников.

 

Союзниками Турции являются страны НАТО, а врагом, судя по сбитому самолету, может оказаться Россия. То есть провокация с Су-24 ставит снабжение наших войск в Сирии под угрозу. Останется только значительно более неудобный путь через Иран и потенциально проблемный Ирак, где большое влияние имеют США.

 

Вторым фактором напряжения России и Турции является Крым. Османская империя захватила Крым в XV веке, и турецкие неоосманисты (а к ним принадлежит и президент Эрдоган) продолжают считать, что имеют на Крым все права. А крымских татар, в частности «Меджлис» во главе с Джемилевым, рассматривают как своих вассалов. Вряд ли может быть случайностью, что обесточивание Крыма этими «вассалами», связанными с турецкими спецслужбами, и провокационное крушение нашего самолета произошли одновременно.

 

Еще один фактор, систематически ухудшающий наши отношения, – это вопрос о геноциде армян, которому именно в этом году исполняется 100 лет. Россия и Армения – стратегические союзники, одинаково оценивающие преступления тогдашнего режима младотурок (большинство армян было замучено, кстати, в сирийской пустыне Дайр-эз-Заур). Участие Владимира Путина в мероприятиях, посвященных памяти о геноциде, вызвало прямо-таки приступ неконтролируемого гнева у Эрдогана.

 

Другими словами, история с географией обрекали и обрекают Россию и Турцию на вражду. Но оба участника способны причинить друг другу достаточно неприятностей, поэтому весь прошлый год предпринимались отчаянные усилия по сближению – геополитику пытались отредактировать экономикой: строительством «Южного потока», активизацией российского туризма, который дает Турции чувствительные доходы, созданием возможности для консультативного обсуждения проблемных вопросов и решения проблем крупного региона путем российско-турецкого консенсуса.

 

На подобное взаимопонимание толкало резкое ухудшение отношений эрдогановской Турции с США и ЕС. Неоисламист и неоосманист Эрдоган проводит весьма агрессивную политику, не симпатичную ни Вашингтону, ни Берлину, ни Брюсселю, фактически стремясь к восстановлению Османской империи.

 

Поэтому движение в сторону России было для него логичным способом уравновесить влияние Америки. Это сработало на Россию на этапе воссоединения Крыма, но долгосрочно такая стратегия была обречена, так как фундаментально Россия и Турция обречены на конфликт, который может быть лишь притушен взаимными уступками.

 

Время уступок закончилось, когда Россия начала операцию в поддержку Асада и против ИГИЛ в Сирии. Эрдоган был самым фанатичным из врагов Асада, так как рассчитывает, что исламизированная суннитская Сирия станет вассалом Турции, а может быть, и вернется в ее состав. Турция же была одной из повивальных бабок при рождении ИГИЛ – она чрезвычайно заинтересована и в тамошней нефти, и в борьбе ИГИЛ с иракскими и сирийскими курдами.

 

Кошмар появления на свет Курдистана висит над Турцией дамокловым мечом уже не одно десятилетие. Появление после краха Саддама Хусейна фактически независимого иракского Курдистана сделало ситуацию особенно опасной для Анкары, и внезапное появление агрессивно воюющего с курдами ИГИЛ, армией которого руководят бывшие саддамовские генералы, конечно, более чем устраивало турок. Турецкие войска и ВВС наносят прямые удары по курдским ополченцам в Сирии.

 

Операция России в Сирии смешала Эрдогану все карты.

 

Во-первых, она гарантирует политическое будущее Асаду или, по крайней мере, согласованному с ним преемнику. Восстановленная Сирия станет алавито-христиано-шиито-суннитской и уж точно антитурецкой. Добычу, можно сказать, выдернули из-под носа, и Эрдоган стал похож на разъяренного Шерхана…

 

Во-вторых, Россия, а теперь уже и Франция, точно ставят своей конечной задачей полное искоренение ИГИЛ, что автоматически означает усиление курдов и уменьшение турецкого влияния в регионе.

 

Причем делает Россия это в паре с Ираном, который по факту обозначается как ключевой союзник России на Востоке, причем это союз такого типа, где обе стороны усиливают друг друга, обе работают на общее дело и для обеих сторон союз выгоден.

 

А Иран является главным конкурентом Турции в борьбе за региональное доминирование. И это тоже сложилось исторически. Византия (место которой географически занимает Турция) против иранских Сасанидов, затем Османы против Сефевидов и Каджаров, и вот сегодня суннит Эрдоган против шиитских аятолл. То есть усиление Ирана со стороны России было бы равносильно краху всей имперской политики Турции.

Закономерно, что турецкое руководство вне себя от ярости и хотело бы так или иначе заставить Россию из Сирии убраться. Турция неоднократно делала угрожающие заявления и жесты касательно мнимых нарушений турецкой границы нашей авиацией, работающей против террористов в Сирии.

 

Ни со стороны никакой другой страны, включая даже США, не было сделано столько выпадов против российской внешней политики. Некоторые эксперты не исключают даже причастности турецких и катарских спецслужб к трагедии российского самолета на Синае, хотя официально эта гипотеза ни разу не озвучивалась.

 

Несомненно, что теракты против энергобезопасности Крыма Джемилев и Ко согласовали со своими покровителями в Анкаре. На фоне этого неприятия российского усиления в Сирии вновь начали дрейфовать друг к другу позиции Турции и США, так как Эрдоган явно хочет давить на Россию при помощи НАТО.

 

И вот следующий ход – крушение российского самолета, работавшего по террористам, под предлогом его входа в турецкое воздушное пространство. По турецкой версии, российская «сушка» была сбита после предупреждений турецкими F-16. По версии нашего МО, самолет воздушного пространства Сирии не покидал.

 

Нет оснований полагать, что российская сторона «отпирается», а турецкая говорит правду. Тактической задачей турок является при помощи крушения самолета обозначить фактическую «бесполетную зону» на севере Сирии, которая бы прикрыла боевиков от окончательного разгрома, который в Латакии, где был сбит наш самолет, уже совсем близок.

 

Эту идею бесполетной зоны поддерживают и американские ястребы, считающие Россию врагом номер один. Последней каплей, очевидно, стало демонстративное уничтожение нашими ВКС автоколонн с нефтью, идущих в Турцию с территории ИГИЛ.

 

Больше всего инцидент с самолетом похож на классическую провокацию. Турецкая сторона показала схему, на которой российский бомбардировщик пролетает над микроскопическим выступом турецкой территории вглубь сирийской. Турецкое вклинение в Сирию – это так называемый район Александретты, который Турция «отжала» у Франции, контролировавшей после Первой мировой войны Сирию.

 

В 1938 году парламент этого района провозгласил независимую республику Хатай – это была последняя внешнеполитическая операция Кемаля Ататюрка перед его кончиной. В 1939 году Турция аннексировала Хатай.

 

Так образовалось вклинение Турции вглубь сирийской территории, испещренное множеством малых выступов. В том, чтобы российский самолет пролетел над одним из них, нет, в принципе, ничего невозможного, так как граница очень сложна и трудноуловима. Но это значит только, что на сей раз его специально поджидали, чтобы сбить.

 

Демонстративная и торжествующая демонстрация тела нашего пилота по турецкому ТВ и вообще неожиданно высокая готовность СМИ Турции, передающих инцидент в режиме реального времени, говорит именно о прямой провокации против России.

 

Турция рассчитывает вынудить российские ВКС отказаться от оперирования над приграничной территорией Сирии, что в значительной степени обессмыслит всю нашу операцию. Причем и если Россия признает себя виновной в нарушении, и если не признает, то она претерпит серьезное публичное унижение как страна, военные самолеты которой можно сбивать безнаказанно.

 

Эскалация конфликта тоже может представляться Турции выгодной, так как это позволит ей перерубить морские коммуникации нашей группировки в Сирии, а может быть, и попытаться ее блокировать наземными войсками, которых у Турции в регионе гораздо больше (хотя переоценивать боеспособность турецкой армии я бы не стал).

 

Осуществлять агрессивные действия Турция может под зонтиком НАТО, поскольку альянс, скорее всего, должен будет вмешаться, если турки задействуют 5 статью «Североатлантического договора». У западных стран есть серьезное недовольство Эрдоганом, но вряд ли оно настолько велико, чтобы они отказались от исполнения обязательств договора НАТО.

 

Возможности военного воздействия России на Турцию ограничены слабостью нашего Черноморского флота, а главное – угрозой перерастания в общемировой конфликт и, к тому же, крайне невыгодной конфигурацией возможного театра конфликта, так как наши ВКС действуют фактически в тылу у Турции, а их сухопутные коммуникации и возможности воздушного моста зависят от политически неустойчивого Ирака, еще недавно оккупированного США.

 

То есть перед нашими частями в Сирии замаячила та самая угроза перерезания коммуникаций, которая рассматривалась с самого начала как серьезная, в отличие от мифических «ударов боевиков».

 

В известном смысле наша политика сегодня расплачивается за отказ от последовательности в решении геополитических вопросов. Мы вступили в игру в Сирии, имея нерешенным крымско-новороссийский вопрос, в результате сегодня мы имеем обострение в Донецке, энергетическую и транспортную блокаду Крыма, фронт против ИГИЛ и вырисовывающийся фронт против Турции, которая является членом НАТО.

 

Итак, сегодня мы столкнулись с угрозой войны на несколько фронтов, в которой Турция взяла на себя роль ведущего провокатора и агрессора, который должен «осадить» Россию. Роль эта исторически для Турции органичная. Тут можно вспомнить войну 1787–1891 годов, которая прямо была спровоцирована западными державами в ответ на усиление России и занятие ею Крыма.

 

Не успела матушка Екатерина прокатиться по Крыму с иностранными делегациями, а Потемкин – показать свои деревни, как Турция объявила России войну, прославившую Суворова и Ушакова. Мало того, для России это была война на два фронта – одновременно войну России объявила Швеция, причем ее нападение было отражено Балтийским флотом почти без участия сухопутных сил.

 

Так что Россия в итоге справилась, а по Ясскому мирному договору Турция признала Крым за Россией, а русская граница была отодвинута за Днестр. Но не забудем, что Россию тогда поддержала Австрия, а вот сейчас в Евросоюзе вряд ли много охотников вставать против Турции.

 

Так что ситуация и впрямь чрезвычайная. В определенном смысле нам поставлена вилка. Если Россия спускает инцидент на тормозах, а это будет означать публичные извинения с нашей стороны, то во всех редакциях западных СМИ уже заготовлены заголовки о том, что чрезмерно возгордившуюся своей мощью Россию быстро окоротила Турция, напомнив, кто есть кто.

 

Если Россия хочет свести этот конфликт в свою пользу, то ей придется заставить Турцию публично извиниться, для этого нужен набор эффективных санкций и угроз – от поддержки Курдистана до разрыва экономических и туристических связей, а главное – готовности к жесткому противостоянию систем ПВО на сирийской границе. Рассчитывать тогда снабжать нашу группу через Босфор – и думать нечего. В общем, перед нами еще один добавочный серьезный фронт в плюс к уже существующим.

 

Самым перспективным, на мой взгляд, было бы отношение к ситуации как к системной проблеме. То есть решать вопрос с Турцией надо все-таки не в Сирии, а на Украине и в Новороссии, поскольку Турция лишь элемент пазла в глобальном противостоянии и ее агрессия сразу потеряет смысл для Вашингтона, если мы одержим победу на ближайшем к нам фронте.

 

А без поддержки Вашингтона возможности Турции сожмутся до возможностей государства, мощь которого с российской просто несопоставима. Играть нужно не против игрока, а против игротехника.

 

Егор Холмогоров

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
Turcia_NATO


bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1