Как воспитать Турцию? Геворг Мирзаян

   Дата публикации: 24 ноября 2015, 20:27

 

4 ноября Турция сбила российский военный самолет. Москва должна ответить симметрично

 

На первый взгляд, многое зависит от того, где именно был сбит российский самолет. Если инцидент произошел в сирийском воздушном пространстве, то речь идет об агрессивных действиях Турции, на которые Москва может реагировать как на  прямое военное нападение. Однако если права Анкара и ситуация произошла на турецкой территории, то юридически турки имели полное право сбивать нарушителя, и тут, вроде бы, ответные действия Москвы окажутся нелегитимными.

 

Турцию к ответу

 

В реальности же ситуация не предполагает подобного вывода. Действия Турции вне зависимости от того, где они происходили, являются одновременно дипломатическим вызовом. Если трезво оценить провокацию, то можно увидеть, что она была слишком громкой.

 

Речь идет не просто о демонстративной ликвидации российского самолета страной-членом НАТО, речь идет о демонстративной ликвидации накануне заседания российско-турецкой группы по стратегическому диалогу, в которой должен был принять участие министр иностранных дел России Сергей Лавров. Тем самым Анкара фактически показала, что ни на какой диалог с Москвой она не рассчитывает, и фактически меняет вектор российской политики с сотрудничества на конфронтацию. А значит и Россия должна отвечать в рамках конфронтационной логики.

 

Так, наиболее очевидным и верным вариантом ответа является симметричный. Ни для кого не секрет, что турецкие самолеты залетают на территорию Сирии и бомбят позиции тех же курдов. Возможно, было бы верным ожидать падения некоторых из этих самолетов, пораженными поставленными из России средствами ПВО, или же напрямую российскими истребителями, защищающими воздушное пространство Сирии.

 

Если Москва по каким-то причинам не захочет давать прямой ответ на турецкую провокацию, то можно, например, передать современное российское вооружение сирийским курдам. Это оружие а) создаст проблемы турецким военным, хозяйничающим на сирийской территории и б) вполне может очутиться по ту сторону сирийско-турецкой границы, в руках у турецких курдов (тесно сотрудничающих с сирийскими). Есть и другие варианты ответов, в том числе и экономические. Так, турецкие отельеры и бизнесмены давно потирают руки в надежде на барыши, связанные с запертом россиян посещать египетские курорты. Не исключено, что теперь их надежды развеются как дымка от турецкого снаряда, поразившего российский борт. Да, лишать россиян поездок еще и в Турцию, на первый взгляд, негуманно, однако российские власти могут пойти на такой вариант ответа.

 

Безусловно, в Анкаре понимают все вышеозначенные риски. Более того, там отдают себе отчет в стратегических последствиях обострения отношений с Москвой. Россия на сегодняшний день — единственный сосед Турции (за исключением Азербайджана), с которым у Анкары налажены не просто дружественные, а хотя бы нормальные отношения. Плоды политики «ноль проблем с соседями» были обнулены в ходе арабской весны, и сейчас Турция находится в крайне сложной политической ситуации. Отношения с ЕС испорчены, американцы готовы поддержать сирийских курдов (вплоть до, как считают некоторые эксперты, кошмарного для Анкары сценария создания Сирийского Курдистана), сирийская карта не просто бита, но еще и испортила турецко-иранские отношения. В этой ситуации конфликт с Россией может означать реальную политическую изоляцию Турции, и даже в какой-то момент привести к серьезным внутриполитическим последствиям для самого турецкого президента (который для сохранения власти будет, скорее всего, снова пытаться стать премьером).

 

Таким образом, очевидно, что основным проигравшим в этой ситуации становится не Владимир Путин, а Реджеп Эрдоган. И поэтому нельзя исключать, что вся история с ликвидацией российского самолета прошла мимо президента.

 

Да, Эрдоган в последнее время склонен к такого рода громким шагам и действиям — после начала Арабской весны турецкая политика характеризуется чрезмерной эмоциональностью и импульсивностью. Да, у него очень высокое самомнение и его, безусловно, задевали периодические пролеты российских военных самолетов над турецкой территорией, а также в целом последние действия России в Сирии (ликвидация протурецких отрядов оппозиции, а также бомбежки грузовиков с нефтью, везущих в Турцию нефть с контролируемых ИГ месторождений). Однако Эрдоган никогда не был замечен в  попытках провести политический суицид. С другой стороны, ни для кого не секрет, что внутри правящей ПСР давно существует внутренний конфликт. Очень много уважаемых людей недовольны президентом, проводимой им политикой и авторитарным стилем управления. Не исключено, что они намеренно устроили эту провокацию для того, чтобы поставить президента в абсолютно безвыходную ситуацию, где Эрдоган вынужден занимать абсолютно проигрышную ситуацию.

 

Между тем, на сегодняшний день не так уж и важно, отдавал Эрдоган приказ о ликвидации самолета или не отдавал. Турецкий президент, безусловно, возьмет на себя ответственность и будет настаивать на том, что Турция защищала свое воздушное пространство. Москва же вынуждена будет жестко, но при этом симметрично отвечать. И не только для того, чтобы наказать Эрдогана, но и для демонстрации всем простого факта: нельзя безнаказанно сбивать российские военные самолеты нигде и ни при каких обстоятельствах.

 

Геворг Мирзаян

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1