ИГИЛа псто

Дата публикации: 23 Ноябрь 2015, 01:51

 

В последнее время братья наши меньшие из ИГИЛ все чаще попадают в сводки мировых новостей, но при этом информация подается в стиле «ГРОБ ГРОБ КЛАДБИЩЕ ИСЛАМИСТЫ», и каких-то нормальных сведений о том, о чем вообще эти ребята, практически нет. Между тем, с любой точки зрения, как ни посмотри, хотя бы базовые вещи о них знать стоит.

 

Далее очень много букв.

 
1. Откуда взялось название ИГИЛ (ИГИШ, ИГ?)

 

ИГИЛ — аббревиатура от «Исламское государство Ирака и Леванта» (или «…и Шама»). Левантом от древнефранцузского Soleil levant (восход солнца) исторически назывались страны восточной части Средиземного моря. По-арабски эта область называется «Шам», нам она известна по ее доисламскому названию «Великая Сирия». Надпись на флаге — Шахада, свидетельство о вере в единого бога и пророческой миссии Мухаммеда.

 

 

Если бы флаг делало какое-нибудь Исламское государство Манчестера и Бирмингема, он мог бы выглядеть так:

 

 

Правда, священным считается Коран только на арабском языке, так что английские или русские издания можно жечь с небольшой опасностью для здоровья.

 
2. В чем отличие ИГИЛ от другой лабуды вроде «Аль-Каиды» или «Джабхат ан-Нусра»?

 

В отличие от той же «Аль-Каиды в Ираке», от которой ИГИЛ в свое время откололся, «халифатовцы» реально хотят построить на захваченных землях свое государство с шариатом и гуриями. Когда орды с автоматами захватывают город, они сразу организуют на месте бородатую полицию, а деятели рангом повыше — местную администрацию и шариатские суды.

 

Открываются магазины, социальные службы и появляются прочие ништяки из нормальной жизни. Катающиеся по городу ИГИЛовцы с помощью мегафонов радостно поздравляют местных жителей с наступлением нового праведного завтра и обещают, что казнить просто так никого не будут. Еще они раздают беднякам хлеб (не забывая снимать это на камеру), а в сирийской Пальмире, например, они взорвали тюрьму, в которой при Асаде убивали и пытали заключенных. Сами они убивают и пытают заключенных в других местах, потому что почему бы и нет. Последнее достижение «Халифата»: чеканка собственной монеты. И если раньше, когда они еще были «Исламским государством Ирака», они на купюрах рисовали горящие башни WTC в Нью-Йорке и бен Ладена, то теперь не заморачиваются и фигачат сразу всю карту мира.

 


3. Как это оно всё смогло организоваться в подобие государства?

 
Это самый интересный вопрос. В основе ИГИЛ лежит жесткая организация и неусыпный контроль, который закладывался с самого начала, потому что иначе львы халифата разбегутся из вольеров и получится очередная «Аль-Каида», где хрен пойми кто кем командует и кому подчиняется. Недавно в руки немецкого «Шпигеля» из Сирии были переданы документы Самира абд Мухаммада аль-Клифави, который местной фауне был известен как Хаджи Бакр. Хаджи Бакр при Саддаме служил на базе ВВС, к которой был прикреплен в качестве сотрудника разведслужбы.

 

После того, как иракская армия приуныла и разбежалась под натиском «Абрамсов», рядовым разрешили вернуться на службу новому сияющему Ираку. Офицеров ждали фильтрационные лагеря, потому что они служили Хусейну, а он плохой (очевидно). Хаджи Бакр попал в тюрьму «Абу-Грейб» (это где охранники немношк издевались над заключенными), а потом был переведен в лагерь «Кэмп-Букка», где заключенных проверяли на наличие порочащих связей в ужасном саддамовском вчера.

 

Условия в лагере были вполне сносными, и Бакр имел возможность общаться с другими арестантами, много писать и лепить Крупскую из хлебного мякиша. В этом лагере было много других бывших разведчиков, так что лепить ему было нескучно. Там он и изложил @whoительную историю о новом государстве на территории Сирии и Ирака. За идеологическую основу взял салафизм — направление ислама, которое требует от мусульман жить в соответствии с заветами и идеалами праведных предков («ас-саляф ас-салихун»). У нас его еще называют «ваххабизм» по имени одного из видных салафитов.

 

В этом «Кэмп-Букка» было очень много его бывших сослуживцев — Ирак был дофига каким пронизанным шпионами государством. Они привыкли быть во власти, как и все силовики авторитарных режимов. Им, конечно, было унизительно сидеть в лагере для заключенных, и они хотели вернуть себе власть. Сам Хаджи Бакр, который был реально талантливым, вдумчивым и умным человеком, очень тщательно изложил всю концепцию создания государства — там какие-то десятки исписанных листов и его соображения.

 

В лагере он встретил и будущего «халифа» Абу Бакра аль-Багдади, которого хотел поставить во главе своего государства. Иными словами, его ум талант, связи в разведке и реваншизм бывших спецслужбистов Хусейна дали «идеальный шторм».

 

Самая @whoительная подробность — когда его убили (он оказался в части города, занятой неисламистской оппозицией, и стал отстреливаться, когда его пришли арестовывать), в доме нашли компьютеры, телефоны, паспорта, а Корана не нашли ни одного. Вот такой у нас нынче ИГИЛ.

 
4. И чего там было за государство?

 
Бакр был членом саддамовской партии «Баас» — эти чуваки были не про религию, а про жесткое удержание власти. Его чудо-государство должно было опираться на идею служения богу или воплощению в жизнь великого предназначения арабской нации. Как уже стало понятно, в отсутствие смешной третьей опции был выбран первый вариант. Так как никакого другого государства он не знал, за основу взял саддамовский Ирак. То есть самые высокопоставленные чиновники должны были находиться под постоянной слежкой, потому что кругом враги и Израиль. Внутренняя бородатая полиция, которая похожа на восточногерманскую штази или всеми любимую гестапо, должна была практически дублировать властные центры. Обезьянам с автоматами готовили почву гораздо более продвинутые обезьяны с базовым пониманием логики проведения спецопераций.

 

 

Публичные казни — важная часть образа ИГИЛ

 
5. Как планировалось распространять «исламский мир»?

 
Сначала в городе открывался неприметный миссионерский центр самой мирной религии на свете, где бородачи в халатах читали лекции об исламских традициях. «Халифатом» голову пока не морочили. В пост-асадовской Сирии открывалось много всяких центров — вплоть до групп за женское равноправие — поэтому никто внимания особо не обращал. Тем временем из рядов слушателей выбирали одного или двух самых рьяных млекопитающих, которых обязывали следить за своими соседями и докладывать обо всем сотрудникам центра.

 

Знать хотели все: списки влиятельных семей города, источники их доходов, составы нелегальных групп и их политическую ориентацию. Еще искали тех, кто изменяет женам или трахается с мужиками: все в точном соответствии с канонами оперативной деятельности разведок. Как известно, радикальные бородачи не терпят других бородачей: о местном духовенстве узнавались все детали и подробности — от их предпочтений в исламе до возраста жен и детей.

 

Когда сторонников набиралось достаточное количество, улицы баррикадировались, на окнах вывешивались черные флаги, и вооруженные люди объявляли о создании нового вилаята.

 

6. Где набирали пушечное мясо?

 
Бакр прекрасно понимал, что в обществе, где каждый друг другу кум-сват-брат-вместе-молились-в-одной-мечети, трудно набрать головорезов, которые будут без колебаний убивать всяких там детей и прочих женщин. Поэтому он создавал тренировочные лагеря, куда звали исламистов всех стран соединяться. За два месяца из новобранцев получались отборные обезьяньи части, которые без лишних сомнений подчинялись любому приказу лидера.

 

 

7. Почему местное население не @whoело от такого расклада? Наркоманы штоле?

 
У муслимов Ближнего Востока есть реальная проблема. У НИХ. НЕТ. ХАЛИФАТА. То есть вот реально, если ты прям весь из себя правоверный мумин, хочешь иметь несколько жен, торговать завоеванными рабами и судиться по шариату, тобi пиZда. Тебе некуда идти. Последний халифат накрылся с развалом Османской Империи, и все государства Ближнего Востока — светские, а не исламские. Исключение — Иран, но это шииты, а для суннитов (коих в исламском мире подавляющее большинство) шииты хуже собаки. Говорят, у них даже есть поговорка «убьешь шиита — попадешь в рай».

 

Для мусульман региона их религиозная идентичность выше идентичности национальной. Халиф Абу Бакр, формальный лидер ИГИЛ, часто пеняет на так называемое соглашение Сайкса-Пико, по которому страны Европы после Первой Мировой планировали поделить Ближний Восток на сферы влияния. И, что характерно, поделили. Многие мусульмане не без оснований считают сложившийся порядок наследием европейцев, а не их собственным изобретением. Они осуждают методы ИГИЛ, их излишнюю жестокость, но часто думают:

 

«Блин, это все-таки свои парни, тоже сунниты. Уж лучше они, чем какой-нибудь очередной султан». Плюс, говорят, там пока все-таки нету охреневшего правящего класса и люди чувствуют «социальную справедливость». Такие дела.

 

 

8. Откуда ИГИЛ берет деньги, и почему у них их больше, чем у тебя?

 

Во-первых, они назахватывали банков. В Мосуле, говорят, приняли $450 млн — хотя информация так и не подтверждена. Еще они заняли нефтеносные районы и торгуют нефтью, что твой ОПЕК. Цена колеблется от $20 до $40, продается через сеть оффшоров. Покупают в основном турки. Еще отличный источник: мусульмане всего мира. Те самые, которые думают, что ИГИЛовцы очень жесткие, но все-таки муслимы, и передают деньги через мечети. Во многих есть возможность пожертвовать братьям «на джихад».

 
Еще есть саудовские духовные фонды, которые получают значительную часть денег от нефти.

 

Саудовская Аравия как государство не поддерживает ИГИЛ, потому что бородачи в whoй не ставят королевскую семью и хотят ее свергнуть. Но частные фонды, контролируемые влиятельными кланами, вполне поддерживают. У них салафизм — официальная религия страны, и для этих ребят ислам в их понимании превыше короля. Они, кстати, отрывочно, но неплохо показаны в Homeland.

 

Но денег, конечно, не хватает, потому что огромные расходы требуются на ведение войны и амуницию. Зато у них просто невероятное количество оружия. И контрабандного, и захваченного у иракцев (читай американского). Доходит до того, что боевики подпольно продают иракским силовикам пушки (вообще за гранью, а?). И вот истощение финансовых потоков ИГИЛ — реальный метод побороть их, на самом деле.

 

 

Традиционные источники денег для государства — сигареты и алкоголь — в ИГИЛ запрещены.

 
9. Choose your destiny! Кто сражается против ИГИЛ? Как воюют сами правоверные?

 
Сейчас против исламистов сражаются курды (которые давно хотят основать свое государство, но их катают на whoях и в Ираке, и в Турции). Именно поэтому они, кстати, одни из самых боеспособных частей. При поддержке американской авиации они достаточно успешно отвоевывают земли: в частности, захватили город в 50 км от Ракки, столицы игиловцев. Его вроде отбили, но урок халифату они преподают знатный. За январской битвой за город Кобани следили, наверное, все мировые СМИ.

 

 

«Пешмерга» — это не острый сметанный соус, а курдские вооруженные силы.

 

Вторая сила — иракская армия. Хотя «силой» их можно назвать только условно. Помните, рядовым саддамовской армии было разрешено присоединиться к новым войскам? В общем, как они у@бывали от американцев, так же они у@бывают и от ИГИЛ. Только при этом на американских же «Хамви», оставив половину машин наступающим муджахидам.

 

Львы халифата уже просекли фишку, и в бой обычно идут так: гаргантюанских размеров бронированный экскаватор едет впереди отряда, пробивая ограждения и укрепления. Следом за ними на вражескую базу на большой скорости влетает несколько «Хамви», начиненных взрывчаткой, и смертники прям оттуда отправляются к гуриям в райские сады (импровизированная артподготовка — юным империалистам на заметку!). После этого в бой вступают наши старые знакомые в черных тряпках.

 

Причем характерна невероятная мотивация ИГИЛовцев: если в Ираке местные парни платят взятки, чтобы их не призвали в армию, то в самом «Халифате» приезжие герои по блату стремятся попасть в ряды водителей заминированных «Хамви», чтобы скорее отправиться в Фирдаус. Такая тема.

 

 

Так иракский спецназ выглядит до встречи с ИГИЛ

 

А вот так — после

 

 

Именно поэтому зачастую вместо силовиков в Ираке воюет еще одна чудесная сторона конфликта — шиитские ополченцы! Население Ирака в основном состоит из шиитов, и потому ополчение из этих ребят с радостью готово дать отпор проклятым суннитам. Одна незадача — провинции, которые от ИГИЛ нужно освобождать — суннитские. И местные «освобожденные» жители часто вообще не понимают, зачем им одно говно (ИГИЛ) заменили другим (шиитами). К тому же поговорка про собаку верна и в другую сторону, поэтому шиитские братья часто устраивают небольшие религиозные чистки. С кем не бывает, впрочем.

 
Так как ополченцы шиитские, их поддерживает… верно, Иран! Иран спокойно себе делает атомную бомбу, гнется, но не ломается под западными санкциями, и вообще представляет из себя довольно грозную силу. Например, их Корпус стражей исламской революции (КСИР) содержит в своем составе печально известную элитную спецгруппу «Кодс», которая занимается подрывной работой в других странах, поддержкой всяких террористов шиитского толка (та же «Хезболла», например).

 

Суннитский джихад им, понятно дело, нужен меньше всего, но открыто накатиться на ИГИЛ своей армией они не могут, только бомбят их с самолетов. Потому что в действие вступит логический конструкт, который я бы назвал «парадокс говна». Потому что кто бы ни воевал с ИГИЛ, получается говно. Если Иран начнет наступление на территорию муджахидов, то эти самые муджахиды заорут, что это все нападение шиитских мунафиков и мушриков на единственное в мире суннитское государство. Тут-то сунниты всего мира приwhoеют и поедут воевать против иранских свиней. Парадокс говна.

 

 

КСИР на параде. Жизнь в кругу недружественных суннитов научила их воевать.

 

Израиль. У Израиля все в порядке. У него есть свои терки с «Хамасом», который сам страдает от исламистов внутри своих рядов (которые приуныли от того, что «Хамас» заключил перемирие с Израилем и вообще от недостаточной набожности организации), но борьба с ИГ воспринимается ими как нечто отдаленное и глобальное. Тот же потенциально ядерный Иран и «Хамас» беспокоят Израиль гораздо больше. Тем более, в их случае парадокс говна сработает блестяще — атака мирового сионизма на страну самой мирной религии будет отлично смотреться in a muslim country of your choice.

 

 

Танкистки ЦАХАЛ (да, справа мужик, я знаю). Вообще, быть убитым женщиной исламисту, наверное, обидно. У курдов, кстати, тоже есть женские боевые отряды.

 
P.S. Женщина во время менструации считается «нечистой». Поэтому даже если на мусульманине есть пятно менструальной крови, то Аллах не услышит его молитву, и в Джаннат он вряд ли попадет. Я не знаю, как можно использовать эту информацию.

 

Египет. После свержения президента из рядов «братьев-мусульман», во главе страны встала каирская хунта во главе с генералом ас-Сиси. Генерал железной рукой выкорчевывает радикальных муслимов с территории своей страны, объявив «братьев» вне закона и обязывая суды выносить им максимально жестокие приговоры. После того как мирные исламисты взорвали генпрокурора страны, он даже предложил упрощенный порядок вынесения смертных приговоров. Исламисты, принесшие присягу халифу аль-Багдади, давно хотят сделать на Синайском полуострове свой вилаят, а египетская армия этому с переменным успехом противодействует. Недавно они провели одну из самых смертоносных атак: муджахиды одновременно напали на пять армейских блокпостов и полицейскую базу. Короче, египетская армия — одна из самых сильных в регионе, она умеет воевать но у страны свои проблемы. Парадокс говна сработает тоже отлично: бессердечные вояки во главе Египта вероломно громят мирных бородачей. Абу Бакр, введи войска.

 

 

Ас-Сиси (в центре) — неплохой вояка, а армия его страны считается одной из самых сильных на Ближнем Востоке.

 

Турция совсем @банулась.

 

На границе с Турцией есть часть Сирии, которая захвачена ИГИЛом. Через нее идет трафик оружия и нелегалов. Турки не спешат обеспечивать нерушимость этой границы, потому что иначе ИГИЛ обидится и будет шатать османов. Это раз.

 

Турки больше чем бородачей боятся независимости курдов и создания ими курдского государства, о чем говорил их премьер Реджеп Тайип Эрдоган. Это два.

 

Сам Эрдоган тоже, видимо, въ@бал хмурого: сначала он был премьером, рассказывал всем про турецкий мир, воевавших дедов, османское величие, и под этим соусом правил два срока. Медведева у него не нашлось, и после премьерства он залез в президентское кресло.

 

В Турции у президента мало власти, и он решил изменить конституцию, для чего его партии нужно было значительное большинство мест в парламенте. Туркам мура про турецкий мир надоела, и его партию на недавних выборах прокатили, и потому Эрдоган сейчас приуныл: ему вообще не до этого. И это плохо, потому что парадокс говна тут сработал бы в меньшей степени. Слава богу, пару дней назад пришло сообщение, что они там обсуждают какие-то военные планы.

 

Беженцы хотят перейти через границу, ИГИЛ им мешает, турки не открывают огонь, так как официально боятся за жизнь этих самых беженцев. Отака whoйня, малята.

 
Вот эти страны, перечисленные выше, могли бы раскатать ИГИЛ в блин единолично. Но, как видим, пока не судьба. Есть еще и другие игроки, о них далее.

 
10. Кому ИГИЛ еще мешает жить и кто может ему противостоять?

 
Саудовская Аравия. Саудовцы не то что очень крутые вояки, но техническое превосходство благодаря закупкам американского оружия имеют. Они сейчас ввязались в заварушку в Йемене (об этом, блин, в пору писать отдельный пост), в которой им за кулисами противостоит Иран. Сами они не готовы победить ИГИЛ, к тому же они боятся утратить влияние перед лицом иранской угрозы.

 

США. Эти чуваки полируют ИГИЛ сверху масштабными бомбардировками — нанесено 5 тыс. бомбовых ударов, убиты тысячи джихадистов — в результате чего картинки колонн под черными флагами уже давно потеряли актуальность. Львы халифата крадутся ночами и небольшими группами. Именно при поддержке американцев курды успешно захватывают все новые земли у ИГИЛ, а шиитские ополченцы кусочками отвоевывают Ирак.

 

Спецоперации иногда проводятся, но требуемое планирование обеспечивает малое их количество: в частности, в мае отрядом «Дельта» был убит «министр нефти и газа» Абу Сайяф, а в его доме были найдены и переправлены в США важные документы о деятельности ИГИЛ.

 

Еще они тренируют умеренную сирийскую оппозицию, но с этим пока не клеится. Центры подготовки могут одновременно обучать 5.4 тыс. бойцов, но пока их там всего лишь около сотни. Основная проблема — убедиться, что готовый солдат будет воевать не против ИГИЛ, а против Асада. Сирийцы воевать готовы, но только за свой дом и за свою деревню, утихомиривать бурю мирового исламизма им зачастую не хочется. Обама выступал в Пентагоне и обещал над этим поработать: лучше тренировать и больше бомбить. Республиканцы — и наш любимый Джон Маккейн, который вообще-то вполне себе ничего дядька — как обычно потребовали бомбить ЕЩЕ БОЛЬШЕ и вообще снести там все к чертовой матери.

 

Я поместил США во вторую группу стран, потому что при всей сокрушительной силе американцев у всей ситуации есть два огромных но.

 
Первое: мощи у американской авиации столько, что она может сжечь напалмом всю Ракку, Сирию и Ирак вместе с ними. Но потом эти черти полезут с фотографиями «невинно убиенных» женщин и детей, и наберут себе еще больше дебилов по всем странам/регионам. Поэтому на счет атак были введены жесткие правила, по статистике лишь каждый четвертый вылет заканчивается пуском хотя бы одной ракеты. Такие дела.

 
Второе: бомбить может каждый, но победа одерживается только при введении военного контингента. Убедить американских избирателей, что их дети снова должны умирать на Ближнем Востоке — задача не из простых. По крайней мере, при президенте-демократе. Но и это еще не все. Представьте себе введение американских войск на территорию ИГИЛ. Это же идеальный парадокс говна: христиане очередным крестовым походом пытаются поработить мусульман. В общем, астрологи объявят неделю исламистских новобранцев, а что будет потом, вы знаете.

 

 

Штурмовики А-10. Их мы помним по Generals и прочим культовым играм и фильмам. Вот такие самолеты трусливо наносят удары по бесстрашным львам халифата и пачками отправляют их в объятия райских гурий.

 

Ливия. У Ливии проблемы. После свержения Каддафи, который вопреки рассказам нашей пропаганды не был воплощением добра и справедливости, страна погрузилась в хаос. Сейчас в ней два конкурирующих правительства — избранное на выборах и международно признанное в Тобруке, и противостоящее им исламистское в Триполи.

 

Последних подозревают в пособничестве местным исламистам вроде «Ансар аль-Шариа». Они ведут друг против друга вялотекущую войну, которой, конечно же, пользуется ИГИЛ. Причем ИГИЛ не сирийский а не иракский, а местные симпатизанты, эдакое независимое крыло.

 

Стратегическое положение Ливии максимально удачное: у страны большие запасы нефти, и она географически ближе всего расположена к Европе.

 

Из страны в сторону итальянской Сицилии плывут десятки лодок, доверху набитые мигрантами, которых сердобольная Европа вынуждена принимать. ИГИЛ, который контролирует часть прибрежной территории и портовый город Сирт, использует этот факт на полную катушку: они облагают контрабандистов налогами и засылают вместе с беженцами своих агентов. Попутно еще стремятся захватить нефтеносные регионы. В общем десятки тысяч мигрантов уже наводняют Европу, среди которых внедренные агенты ИГИЛ, а сами джихадисты еще кормятся с этого. Что может быть лучше?

 

Министр обороны Италии уже предлагала ввести в Ливию около 5 тысяч солдат, но их премьер Ренци начал жаться в стиле: не знаем, нужна мудрость, осмотрительность, все дела. Поэтому пока все идет как идет. Более того, эмбарго на поставку в страну оружия, введенное еще при Каддафи, так и не отменили. Поэтому местным силам противостоять ИГИЛовцам приходится с тем, что Аллах послал.

 

 

Это уже местные ливийские ребята. Разницу видите?

 

Афганистан. Афганистан примечателен тем, что в нем есть две противоборствующие группы — власть в Кабуле и «Талибан». «Талибан» причем регулярно взрывает, убивает и уничтожает, но при этом считается эдакой цивилизованной политической группой. Конфликт центральной власти и талибов длится уже 13 лет и остается вялотекущим. Хотя в последнее время они нарастили свои силы и становится очевидно, что слабая власть нынешнего президента Гани не может справиться с ними даже с американской поддержкой: очевидно, две стороны будут договариваться.

 

Масла в огонь подливают наши старые друзья из ИГИЛ, которые тоже не сидят сложа руки: уже набегают на «Талибан»: даже умудрились отжать у них район одной из провинций. Многим боевикам среднего и мелкого звена не нравятся переговоры лидеров с Кабулом, да и вообще медлительность: лидера «Талибана» муллу Омара не видели со времен свержения талибов в 2001 году, и вообще неясно, жив ли он, поэтому они перебегают в ИГИЛ. С муллой неясно, зато с ИГИЛ все ясно ведь. Масштабной угрозы талибам они пока не несут, но силы накапливают.

 

Йемен. Самая запутанная история. Приготовьтесь. После сделки по переходу власти от диктатора Али Салеха избранному президенту Абд Раббо Мансуру Хади, Йемен приводили в пример как уникальный случай, когда демократия сложилась. Не тут-то было. Большинство йеменского населения — сунниты, а на севере страны жили шииты-зейдиты (у шиитов вообще дохрена сект), которые были объединены в группировку «Ансар Аллах». Еще их называют «хоуситами». Салех, когда был у власти, воевал с ними 7 раз. Так вот, они увидели, что центральная власть под руководством Хади достаточно слаба, и восстали. Восстали так, что захватили столицу, вынудили Хади свалить в Эр-Рияд и установили контроль над большой частью страны. Это преамбула. Если уже прочли, дальше будет понятней.

 

Фабула: шиитов-зейдитов поддержали шииты в Иране, поставляя им оружие и деньги. С этого прифигела Саудовская Аравия, которой еще одна шиитская страна нафиг не нужна. Они дали убежище сбежавшему йеменскому Януковичу, а самих хоуситов стали бомбить. Логистическую поддержку им оказывают американцы, помогая с целеполаганием, дозаправкой в воздухе и т.п. Получилось хреново — опять же, с воздуха ничего не решить. В итоге: бомбардировки, кровь, смерть, кладбище, пидор. Беспорядок, в общем.

 
И тут на сцену выходят наши красавцы в черном, которые шиитов тоже не любят, их мечети взрывают, и рады бы убить всех хоуситов и забрать Йемен себе. И тут складывается парадоксальная ситуация. В Йемене есть одна шиитская сила — хоуситы, и три суннитские — Саудовская Аравия, ИГИЛ и Аль-Каида на Аравийском полуострове (АКАП). АКАП позиционирует себя как террористы со стратегией — резанье голов осуждают, по крайней мере, с ИГИЛ соперничают, но цели джихада разделяют.

 
Получается вот как — ни одна суннитская сила не дает другой победить, чтобы ей не достался Йемен. И в итоге там получается цугцванг — только одна сторона начинает брать верх, ей в спину наносит удар ее идеологический союзник.

 
Фух. Спасибо, что были с нами в рассказе о Йемене.

 

Но вообще очень многие военные конфликты региона выигрываются одним гениальным техническим изобретением, которое в английском называется technical, а по сути представляет собой машину с установленным на ней крупнокалиберным пулеметом. Дешевое, быстрое, эффективное боевое средство, которое позволяет превратить всего лишь двух человек в грозную боевую единицу.

 

 

Вот оно, истинное оружие XXI века.

 
11. Почему ИГИЛ такие упоротые? Они не могут послушать российских муфтиев или вообще каких-нибудь нормальных мусульман?

 
Ислам — это децентрализованная религия. Иными словами, это учение с тысячей вопросов и десятью тысячами ответов. У них есть свои улемы (знатоки ислама), которые очень грамотно все объясняют в правильном русле. Известный — Абу Мохаммад аль-Аднани, например, который подрабатывает пресс-секретарем движения. Есть интересный лингвистический парадокс — как мы уже знаем, «шахада» — это свидетельство. Свидетельство о вере в единого бога и его пророка. От него образовано однокоренное слово «шахид» — «мученик за веру». Так вот, некоторые особо одаренные улемы говорят, что чтобы на самом деле засвидетельствовать шахаду, надо стать шахидом. Иначе никак.

 

Приведу пример гибкости системы исламского права на примере Ирана — которые хоть и шииты, но все же мусульмане. Однажды аятолла Хомейни издал фетву, согласно которой добыча, покупка, хранение и употребление черной каспийской икры — небогоугодное дело для всех мусульман. Этот запрет в стране стал неукоснительно соблюдаться. Потом бизнес по добыче икры попал в руки иранского духовенства, и тот же аятолла Хомейни радостно издал другую фетву, в которой назвал это все богоугодным делом. Официально это все обосновывается тем, что духовное лицо, издавая фетву, учитывает «шуруты» — внешние факторы, и действует сообразно им. Но де-факто получается какая-то полная хренота.

 
12. Как соотносится ислам и другие авраамические религии? Почему ИГИЛ разбивает древние статуи?

 
Это коммент имеет опосредованное отношение к ИГИЛ, но подумалось, быть может, кто-то не успел об этом прочитать.

 

Бог захотел явить людям откровение, и на горе Синай явил откровение пророку Мусе, но Муса был смертным, и поэтому, когда спустился и рассказал людям об учении бога, передал его неверно. Так появились иудеи. Потом он отправил на землю своего пророка самостоятельно, пророка звали Иса, и он появился в результате непорочного зачатия у Марьям. Учение Исы записали его ученики, и тоже поняли его неверно: появились христиане.

 

Наконец, отчаявшись, Бог послал ангела Джабраила, который вселился в Мухаммеда и позволил ему написать Коран: сам Мухаммед был неграмотным. То есть рукой Мухаммеда управлял Джабраил, который был посредником между богом и пророком, и наконец Бог донес свою мысль истинно, без искажений. Именно поэтому мусульмане считают, что ислам отменил все устаревшие положения Ветхого и Нового заветов, и он представляет собой единую божью истину.

 

«У Аллаха нет сына», — гласят исламские тексты. Что интересно, сына не было и у пророка Мухаммеда. Поэтому тот, кто признает существование у бога сыновей или соратников, практикует «ширк», то есть многобожие, поклонение кому-то, кроме Аллаха, приравнивание к его фигуре кого-то еще. А с точки зрения ислама, поклоняться можно только Богу.

 

ИГИЛ доводит эту мысль до безумия: у них «ширком» считается все, с чем они несогласны. Ислам осуждает поклонения идолам, и потому все религиозные статуи беспощадно сносятся, невзирая на их древность. Достается и суннитским святыням: если мечеть содержит могилу какого-нибудь знатного духовного лица с погребальным камнем, она идет под снос — могила мусульманина не должна подниматься выше уровня земли, и любые структуры над ней должны быть уничтожены, можно только оставить помету, знак, о том, кто похоронен здесь.

 

Исходя из логики «ширка» были разбиты статуи древних царей в иракских музеях — поклонения заслуживает только Аллах, а не какие-то там смертные цари.

 

P.S. Само слово «Аллах» означает бога. Если вы услышите, как молятся арабы-христиане на родном языке, молиться они тоже будут Аллаху.

 
13. Как вся эта история повлияет на Россию и СНГ?

 
Повлияет плохо. По данным спецов, в ИГИЛ воюет до 2 тысяч российских мусульман, которые рано или поздно вернутся домой. На территории российского Кавказа очень много суфиев, а с суфиями салафиты ИГИЛ беспощадно воюют: уничтожают их храмы, сносят мазары (мавзолеи), сравнивают с землей мусульманские кладбища. Не исключено, что рано или поздно вернувшиеся деятели захотят проявить себя или на территори России, или на территории СНГ. Плюс им не всегда нужно возвращаться — каких-нибудь местных верзил вроде «Исламского движения Узбекистана» можно просто вынудить себе присягнуть — узбеки уже присягнули.

 
Мобилизация в рамках ШОС и ОДКБ проводится, но будет ли она действенной — хз. Учитывая типичное раздолбайство и наплевательство, сомневаюсь.

 

Плюс идет активная пропагандистская кампания в Интернете: людей накачивают идеей, что злой Израиль и кровожадные США гнут мир, всем навязывают свою волю и угрожают илсаму по всему миру. А евреи еще и Палестину с Иерусалимом отобрали. Короче, они формируют у российских мусульман именно исламскую идентичность, и они в первую очередь осознают себя мусульманами, а не россиянами (несмотря на неустанную заботу демократически избранного благосклонного российского правительства).

 

Таким образом, внутри России может быть создано такое подполье, которое будет положительно относиться к ИГИЛ, противопоставлять себя христианам, славянам. В случае обострения кризиса хрен знает, как это все повернется. Автократизм российской власти и ее нерепрезентативность хорошему исходу не способствуют.

 

14. Правда ли, что радикальный исламизм — это чуждое исламу явление, и сама мусульманская религия исключительно про мир, добро и котиков?

 
Неправда. Если бы вся вот эта обезьянья тусовка была бы чуждой исламу, она никогда бы не превратилась в ИГИЛ и сошла бы на нет. В этом кроется большая проблема — официальное мусульманское духовенство (в том числе российское) вообще не готово обсуждать эту тему. Они с гораздо большим упоением будут рассуждать, можно ли молиться, если тебя лизнула собака, и можно ли на необитаемом острове пить вино, если больше ничего нет и ты умираешь от жажды. Обсуждать, почему долбо@бы умирают с именно с криками «Аллаху акбар», а не «Аве Мария!» и «Деус вульт!», они не хотят. Потому что это не ислам, дескать. Последняя из их оwhoительных идей — переименовать «ИГИЛ» в «Иблисское государство». Иблис — это, выражаясь проще, дьявол. То есть как бы переименовали «Исламское государство» в «Иблисское государство» и все, за@бись, problem solved! Даже аббревиатуру сохранили.

 

Но при этом нельзя говорить, что братья наши меньшие и их восхитительные взгляды и есть весь ислам. Причем на самом Ближнем Востоке это прекрасно осознают, всех мусульман называют «муслимун» (отсюда, кстати, именно этот вариант слова в криках аш-Шишани вроде МУСЛИМАНЕ БУДУТ ОСВОБОДИТЬ!), а исламистов — тех, кто считает что ислам это не религия в привычном нам смысле слова, а вполне себе состоятельное общественно-политическое течение. Даже среди исламистов есть нормальные люди, умеренные исламисты, которые хотят подчинить свою повседневную жизнь религиозным заветам, только и всего. То есть среди сотен миллионов нормальных людей есть тысячи обезьян, которые и генерируют весь этот ад.

 

Джихад считается религиозным долгом каждого мусульманина, и делится на два вида: большой и малый. Большой джихад — борьба с демонами в себе, со своими страстями и пороками, а малый — вооруженная борьба за ислам. Бороться со своими пороками обычно мало кому хочется, а воровать, убивать и @бать гусей — самое то. Тем более если это еще активно пропагандируется и приправляется сочными фразами из Корана: «…и сражайтесь на пути Аллаха с теми, кто сражается с вами… убивайте их везде, где встретите, и изгоняйте их оттуда, откуда они изгнали вас».

 

Вот такая хурма.

 

Источник

 

 

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
image


bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1