Маятник. Ирина Алкснис

   Дата публикации: 20 Ноябрь 2015, 11:10

 

Внешнеполитическую линию Россия последние два года можно одобрять, можно осуждать, но в одном ей не откажешь – в последовательности. Изначально выбранная линия по любой теме – будь то Сирия, Украине или иранская ядерная программа — гнется упорно и методично. Любые колебания в ней носят незначительный тактический и ситуативный характер, ни на йоту не отступая от выбранной стратегии.

 

Барак Обама

 

Соответственно и официальные лица России, к какому бы ведомству они не принадлежали – от МИДа до Министерства обороны – комментируют любые информационные поводы строго в рамках своей компетенции и государственной линии. Только общественные и политические деятели, не связанные официальной иерархией, позволяют себе публичные высказывания, идущие вразрез с официальной линией.

 

То есть в России имеет место классическая и традиционная схема, которая давно является общепринятой на международной арене.

 

Тем удивительнее выглядит внешнеполитическая линия США, потому что временами она пугающе напоминает шизофреническое раздвоение личности, в которой каждая из персоналий/официальных фигур имеет и транслирует собственное мнение, зачастую прямо противоречащее точкам зрения других личностей. А бывает, что одна и та же личность/институция в течение суток кардинально меняет свое мнение.

 

Комментарии официальных лиц США буквально за последние пару суток по сирийскому кризису дают тому наглядный пример.

 

Во вторник, 17 ноября, Пентагон положительно оценил недавние удары России по ИГИЛ в Сирии.

 

Хотя и подтвердил свое мнение об ошибочности российского подхода в Сирии.

 

В среду, 18 ноября, на полях саммита АТЭС в Маниле президент США заявил, что Россия «была конструктивным партнером в Вене по вопросу о политическом переходе» в Сирии.

 

Вчера же, 19 ноября, там же в Маниле на переговорах с премьер-министром Канады Обама потребовал от России сделать выбор «между Асадом и Сирией».

 

При этом в этот же день министр обороны США не исключил возможность сотрудничества с Россией в противостоянии ИГ.

 

Таким образом, если министерство обороны США в эти дни продолжало выдерживать свою привычную позицию (дистанцированную и умеренно критическую в отношении России, но в целом, конструктивную), то американского президента качнуло как маятник в обе стороны: от явно позитивного сдвига в сторону большей конструктивности обратно к жестко конфронтационной риторике. Настолько жесткой, что дало возможность ряду наблюдателей говорить об ультиматуме России.

 

Чем вызваны такая рассогласованность и метание из стороны в сторону, можно только строить догадки. Возможно, дело в давней привычке американской власти к разной риторике на внешнюю и внутреннюю аудиторию. США никак не могут адаптироваться к условиям глобального мира и молниеносному распространению информации в нем. Возможно, правы различные теории заговора, которые утверждают, что внутри американских элит имеет место жесточайшее противостояние и все наблюдаемые колебания на международной арене просто внешние проявления этой борьбы.

 

Как бы то ни было, это еще один фактор риска и угроза для американской глобальной гегемонии. Ведь за их метаниями, чем бы они ни были вызваны, наблюдает весь остальной мир, и вряд ли воспринимает их как проявление силы.

 

Ирина Алкснис

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
Obama_1294367756
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1