Россия победит ИГ без ООН. Сергей Аксенов

   Дата публикации: 19 ноября 2015, 18:04

 

Коалиция с Западом лишь помешает успешному решению сирийской проблемы

 

Создание новой международной коалиции для борьбы с ИГ с участием России, Франции и США находится под вопросом из-за разных целей ее потенциальных участников. Попытка России сделать правовым фундаментом действий коалиции решение Совбеза ООН натолкнулась на противодействие Великобритании и США. Кроме того, Барак Обама поставил условием поддержки совместных действий уход Асада. Тем временем российские самолеты успешно бомбят не только военные объекты, но и нефтепромыслы ИГ, демонстрируя решимость лишить террористов финансовой подпитки.

 

Самолеты Ту-22М3 дальней авиации ВКС России во время нанесения удара по объектам террористической группировки ИГ

 

О необходимости ведения военных действий строго в рамках международного права представители России заявляли не раз. В последнее время об этом говорил президент Путин с трибуны Генассамблеи ООН. Действия России в Сирии полностью укладываются в эту схему, так как совершаются по просьбе законного правительства Башара Асада. Чего нельзя сказать о действиях других стран, в том числе Франции, которая после парижских терактов дважды нанесла авиаудары по «столице» ИГ Эр-Ракке. Видимо, поэтому Россия внесла в Совбез ООН обновленный проект резолюции о координации усилий в борьбе с терроризмом.

 

По словам представителя России в ООН Виталия Чуркина, документ, подготовленный после консультаций с французскими дипломатами, основан на статье 51 Устава ООН о праве государства на самооборону. Проект резолюции акцентирует внимание на необходимости совместных действий против ИГ, а кроме того, на поиске и привлечении к персональной ответственности тех, кто совершает теракты. При этом в документе остался пункт о необходимости координации действий с властями стран, на территории которых проводятся военные операции.

 

Франция рассматривать наш вариант резолюции не готова и представит свой собственный проект. Похоже, после серии атак в Париже французские политики чувствуют себя вправе претендовать на лидирующую роль в будущем союзе. Франсуа Олланд уже пытался это продемонстрировать, призвав Россию и США «присоединиться» к борьбе Франции. Виталий Чуркин, в свою очередь, попросил участников процесса не устраивать соревнований резолюций.

 

Еще сложнее обстоит дело с Великобританией. Ее премьер Дэвид Кэмерон накануне заявил, что любые действия его страны в Сирии, независимо от санкции Совбеза ООН, будут законны. При этом он предположил, что в случае голосования в ООН Россия наложит вето. Этот парадоксальный вывод вызвал резкий ответ замминистра иностранных дел РФ Марии Захаровой. «Если у руководства Великобритании появилось желание начать действовать через Совбез, то рука должна тянуться не к микрофону, а к телефону, чтобы дать соответствующие указания своему постпреду при ООН начать консультации. Виталий Чуркин на месте, just in case (на всякий случай)», — написала Захарова в соцсети.

 

Ключевой игрок мировой политики США, кажется, вообще не видят для себя необходимости бороться с ИГ, что неудивительно с учетом длительной истории отношений американцев и исламских радикалов. В разгар дискуссий о будущем решении Совбеза Барак Обама заявил, что ИГ нельзя уничтожить без политического урегулирования ситуации в Сирии. Мол, решение этой проблемы невозможно, пока у власти в Сирии будет оставаться Башар Асад. «Россия должна выбрать между Асадом и легитимным сирийским правительством», — цитирует его слова AP. Таким образом, Обама подтвердил бескомпромиссную позицию США по этому вопросу.

 

Напомним, в ходе последней встречи в Вене по Сирии сторонам удалось добиться значительного прогресса. Участники встречи решили, что переговоры правительства страны и оппозиции должны пройти не позже 1 января следующего года, а затем в течение 18 месяцев в республике состоятся выборы по новой конституции. Единственным вопросом, по которому договориться не удалось, была судьба Башара Асада. Обама своим заявлением закрепил эти разногласия.

 

Сам же Башар Асад уверен, что любой политический процесс в Сирии возможен лишь после победы над терроризмом. Что касается конкретных сроков, то он готов к коренным изменениям в своей судьбе не раньше, чем через два года после разгрома ИГ. Сирийская же оппозиция ждать так долго не хочет. Так, руководитель оппозиционной организации «За плюралистическое общество» Ранда Касис сообщила, что выборы в законодательные органы власти Сирии должны пройти в феврале 2016 года. Ее заместитель Бассам Битар надеется, что руководство РФ окажет давление на официальный Дамаск по этому вопросу.

 

Между тем позицию России по Сирии твердо поддерживают столь мощные страны, как Иран и Китай. И что очень важно, это страны, практически не уязвимые для ответного террористического удара ИГ. Брутальные политические режимы этих государств и «неприхотливость» населения делает такие атаки, как недавно в Париже, невозможными по своим психологическим последствиям. Так уж сложилось, что взрывы в Тегеране не равны взрывам в Париже или Лондоне. Иран свою решимость уже доказал, послав в Сирию, как утверждается, тысячи солдат из Корпуса Стражей Исламской революции. Недаром США прикладывают все усилия, чтобы расстроить российско-иранский союз, пишет WSJ.

 

Китай в Сирии в военном отношении пока менее активен, чем Иран, однако его политическая позиция безупречна. Только что на саммите АТЭС в Маниле премьер Китая Си Цзиньпин выступил в унисон с представлявшим Россию Дмитрием Медведевым. Как отмечает «Независимая газета», позиции наших стран по международным делам полностью совпали. Премьеры подтвердили курс на стратегическое партнерство. Ранее Китай четырежды блокировал антисирийские резолюции в Совбезе ООН, а 14 ноября представители китайской дипломатии подключились к переговорам в Вене по сирийскому урегулированию. Известно и о поставках китайского оружия в Сирию через Иран. Так что союзники у России крепкие и перспективные.

 

Чувствуя такую поддержку за спиной, а также не желая терять время, Россия удвоила количество боевых вылетов в Сирии. Если раньше пораженные объекты за сутки считались десятками, то теперь их уничтожается более сотни. Особенно красноречивы цифры, представляемые нашими военными, в сравнении с результатами коалиции западных стран. Например, 17 ноября на 206 пораженных нашими летчиками объектов ИГ пришлось всего 14 у западной коалиции. И это при том, что в западной коалиции состоят 65(!) государств.

 

К тому же Россия начала наконец борьбу с финансированием ИГ. Решение, видимо, было принято после объявления о теракте на борту А321. Теперь наши летчики «открыли свободную охоту» за колоннами игиловских бензовозов, перевозящих нефть к побережью Персидского залива. Во время первой же атаки была разбомблена колонна из 500 машин. Наряду с бензовозами был уничтожен нефтеперерабатывающий завод боевиков.

 

Таким образом, видно, что Россия в международных делах успешнее всего действует, когда принимает решения самостоятельно. Попытка согласовывать позицию с кем-либо неизбежно приводит к задержке, потере времени и снижению эффективности. Кроме того, существует опасность «угона» результатов победы союзниками. Россия слишком долго находилась на периферии мировой политики, чтобы позволить кому-то вновь себя оттеснить. Действовать нужно самим.

 

Сергей Аксенов

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1